Ис­по­ведь чер­ной вдо­вы

Ли­стаю стра­ни­цы па­мя­ти, слов­но стра­ни­цы днев­ни­ка. Сколь­ко же уда­ров об­ру­ши­ла на ме­ня судь­ба...

Zhenskiye Istorii - - Дела Житейские - Вик­то­рия, 38 лет

АП­РЕЛЬ, 2000 ГОД.

Груп­па у нас друж­ная, по­это­му по­сле за­ня­тий идем до оста­нов­ки все вме­сте — боль­шой ком­па­ни­ей. Там раз­де­ля­ем­ся: мно­гие са­дят­ся в ав­то­бус и едут в об­ща­гу, несколь­ко че­ло­век сво­ра­чи­ва­ют на­ле­во к мет­ро, а мы с Ир­кой по­во­ра­чи­ва­ем на­пра­во. До до­ма, где сни­ма­ем на дво­их кро­шеч­ную квар­тир­ку, нуж­но прой­ти все­го два квар­та­ла. Идем не спе­ша. А ку­да то­ро­пить­ся? Вес­на, по­го­да от­лич­ная, зав­тра суб­бо­та… — Ви­ка, у нас по­чет­ный эс­корт, — толк­нув ме­ня в бок, шеп­чет Ир­ка. — Опять Со­ко­лов сза­ди пле­тет­ся? — От­ку­да ты зна­ешь? — удив­ля­ет­ся она. — Ты же ни ра­зу не обер­ну­лась! В от­вет лишь сме­юсь. — Не по­ни­маю я те­бя, Ви­ку­ся! Ведь Пав­лик в на­шей груп­пе са­мый кра­си­вый, са­мый ум­ный... Ска­жи, неуже­ли он те­бе со­всем не нра­вит­ся? — Нра­вит­ся, — призна­юсь я. — За­чем же ты его му­ча­ешь? — Пуш­ки­на пом­нишь? Чем мень­ше жен­щи­ну мы лю­бим, и так да­лее… Это вер­но и в от­но­ше­нии пар­ней. — А ес­ли нет? — Да ни­ку­да он от ме­ня не де­нет­ся! — Не ска­жи. В де­ся­том клас­се в мою од­но­класс­ни­цу был влюб­лен маль­чик из па­рал­лель­но­го клас­са. Она то­же разыг­ры­ва­ла пе­ред ним Снеж­ную ко­ро­ле­ву, говорила, что Стас ни­ку­да от нее не де­нет­ся. А он взял и по­ве­сил­ся. — Сла­ба­ком был этот ваш Стас, — кон­ста­ти­рую я. — А Со­ко­лов — силь­ный. — Ой, Ви­ку­ся, — уко­риз­нен­но ка­ча­ет го­ло­вой Ир­ка. — Сколь­ко му­жи­ков ты сво­им ду­рац­ким ха­рак­те­ром сгу­бишь! Ир­ки­ны сло­ва цеп­ля­ют ме­ня. Не по­то­му что ис­пу­га­лась, что Па­ша мо­жет на­де­лать глу­по­стей, — про­сто он дей­стви­тель­но луч­ший па­рень на на­шем по­то­ке. И ис­пы­та­ние вре­ме­нем и вер­но­стью вы­дер­жал, так что, по­жа­луй, по­ра от­ве­тить ему вза­им­но­стью.

АВ­ГУСТ, 2000 ГОД.

Ка­кая же я бы­ла ду­ра, что так дол­го му­ры­жи­ла Пав­ли­ка! Луч­ше мо­е­го лю­би­мо­го нет во всем ми­ре. Мы ре­ши­ли по­же­нить­ся. Его ро­ди­те­ли и моя ма­ма на­вер­ня­ка ска­жут, что нам ра­но еще со­зда­вать се­мью. По­это­му рас­пи­шем­ся тай­ком, а род­ствен­ни­кам со­об­щим

по­том, так ска­зать, пост­фак­тум. В по­не­дель­ник пой­дем по­да­вать за­яв­ле­ние, а вы­ход­ные про­ве­дем вдво­ем на природе. Как там у Вы­соц­ко­го? «Я по­ля влюб­лен­ным по­сте­лю…» Пав­лик при­вез ме­ня не в по­ля, а на жи­во­пис­ный бе­рег Дне­пра. По­ста­вил па­лат­ку, раз­ло­жил ко­стер, на­ло­вил ры­бы, сва­рил уху — мой лю­би­мый уме­ет все! По­сле еды по­зва­ла его ку­пать­ся. — Спус­кай­ся на пляж, — ска­зал мне Па­ша, а сам с раз­бе­га прыг­нул с об­ры­ва в ре­ку. Прыг­нул кра­си­во и пра­виль­но, во­шел в во­ду по­чти без всплес­ка. Од­но­го не мог знать — что как раз в этом ме­сте на дне ле­жит боль­шой ва­лун...

ДЕКАБРЬ, 2005 ГОД.

Я очень лю­би­ла Па­шу, но вре­мя ле­чит, и жизнь про­дол­жа­ет­ся... Че­ты­ре ме­ся­ца на­зад я на­ча­ла встре­чать­ся с Юрой — мо­ло­дым та­лант­ли­вым хи­рур­гом. Вче­ра он сде­лал мне пред­ло­же­ние, и я от­ве­ти­ла со­гла­си­ем. Скрывать на­ши пла­ны нет смыс­ла, тем бо­лее что моя ма­ма уже несколь­ко раз как бы невзна­чай говорила о том, что не воз­ра­жа­ла бы иметь та­ко­го хо­ро­ше­го зя­тя. А вот я бу­ду­щей све­кро­ви не нрав­люсь. То есть при зна­ком­стве она ми­ло мне улы­ба­лась, де­ла­ла ком­пли­мен­ты… По­том я нена­дол­го от­лу­чи­лась в туа­лет, а воз­вра­ща­ясь в ком­на­ту, слу­чай­но под­слу­ша­ла раз­го­вор… — У тво­ей Ви­ки глаз чер­ный, — ска­за­ла сы­ну Ан­то­ни­на Ми­хай­лов­на. — Из­ве­дет она те­бя, сы­ноч­ка! — Ты со­вре­мен­ная об­ра­зо­ван­ная жен­щи­на, а ве­дешь се­бя как сред­не­ве­ко­вая кли­ку­ша, — оса­дил ее Юра. — Я люб­лю Ви­ку, и это не об­суж­да­ет­ся. Мы по­же­ни­лись, а спу­стя пол­го­да по­сле сва­дьбы Юра раз­бил­ся на ма­шине.

СЕН­ТЯБРЬ, 2014 ГОД.

Слез не бы­ло. За­то бы­ло стран­ное ощу­ще­ние, что я пре­бы­ваю в некой сюр­ре­а­ли­сти­че­ской ре­аль­но­сти, где по­вто­ря­ет­ся од­но и то же: скорб­ная тол­па у раз­ры­той клад­би­щен­ской ямы, ко­мья зем­ли, глу­хо ба­ра­ба­ня­щие по крыш­ке гро­ба, тра­ур­ные лен­ты вен­ков… — Ти­пич­ная чер­ная вдо­ва, — слы­шу за спи­ной чей-то ше­пот. — Ин­те­рес­но, риск­нет еще кто-то на ней же­нить­ся? Это про ме­ня. Мне все­го трид­цать че- ты­ре го­да, а уже успе­ла по­хо­ро­нить трех му­жей и од­но­го же­ни­ха. Я лю­би­ла их всех и с каж­дым на­де­я­лась про­жить дол­гую счаст­ли­вую жизнь. Но ме­ся­цы счастья мож­но пе­ре­счи­тать по паль­цам. За ка­кие гре­хи судь­ба на­ка­зы­ва­ет ме­ня, от­би­рая лю­би­мых муж­чин? Да­же ре­бен­ка не успе­ла еще ро­дить…

ИЮНЬ, 2017 ГОД. Уже год, как я пе­ре­еха­ла в Ки­ев. Не по­то­му, что на­де­я­лась сде­лать в сто­ли­це ка­рье­ру. На­обо­рот, ка­че­ство мо­ей жиз­ни ухуд­ши­лось: жи­лье при­хо­дит­ся сни­мать, долж­ность ни­же и зар­пла­та мень­ше, чем бы­ли в род­ном го­ро­де. За­то здесь ме­ня ни­кто не зна­ет. На­учен­ная горь­ким опы­том, муж­чин из­бе­гаю, пре­се­каю уха­жи­ва­ния на кор­ню. Боль­шин­ство уха­же­ров оби­жа­ют­ся и остав­ля­ют ме­ня в по­кое. Вот толь­ко с зам­ди­рек­то­ра на­шей фир­мы Ли­си­цы­ным все слож­нее. Ан­дрей не про­сто под­би­ва­ет ко мне кли­нья, а лю­бит — я это на кле­точ­ном уровне чув­ствую. И что го­раз­до ху­же — мне он то­же нра­вит­ся. Так силь­но, что од­на­ж­ды по­сле кор­по­ра­ти­ва (три ме­ся­ца на­зад) я не усто­я­ла и… те­перь жду ре­бен­ка. Ко­гда по­ня­ла, что бе­ре­мен­на, пер­вое по­буж­де­ние — уво­лить­ся и бе­жать ту­да, где Ан­дрей ме­ня не най­дет. Но сна­ча­ла нуж­но най­ти дру­гую ра­бо­ту — ведь за съем­ное жи­лье пла­тить на­до. А Ан­дрей слов­но что-то по­чув­ство­вал: неде­лю на­зад сде­лал мне пред­ло­же­ние. — Не спе­ши с от­ве­том, — ска­зал он до то­го, как я успе­ла про­из­не­сти «нет». — По­ду­май хо­ро­шень­ко. Я люб­лю те­бя... Вер­нув­шись до­мой, па­ру ча­сов про­пла­ка­ла, а по­том, что­бы как-то от­влечь­ся, вклю­чи­ла те­ле­ви­зор. Пе­ре­да­ва­ли «След­ствие ве­дут экс­тра­сен­сы». Ни­ко­гда рань­ше не смот­ре­ла по­доб­ных пе­ре­дач, но в этот раз по­че­му-то не ста­ла пе­ре­клю­чать ка­нал, и уже ми­нут че­рез де­сять мельк­ну­ла мысль: «А что ес­ли че­ре­да смер­тей мо­их лю­би­мых — не про­сто фа­таль­ное сов­па­де­ние?» Потом­ствен­ная яс­но­ви­дя­щая, к ко­то­рой я спу­стя неде­лю об­ра­ти­лась за по­мо­щью, не за­дав мне не еди­но­го во­про­са, ска­за­ла: — Вам ча­сто снит­ся один и тот же сон: по до­ро­ге идет муж­чи­на. Вы умо­ля­е­те его вер­нуть­ся, но он ухо­дит все даль­ше и даль­ше. Муж­чи­на все­гда мо­ло­дой и кра­си­вый, но не один и тот же — вы окли­ка­е­те его раз­ны­ми име­на­ми. Я до­ста­ла из су­моч­ки че­ты­ре фо­то­гра­фии, раз­ло­жи­ла на сто­ле, вздох­ну­ла: — Мне снят­ся они. Па­вел, Юра, Де­нис, Са­ша. Па­ша был мо­им же­ни­хом, осталь­ные — му­жья­ми. Яс­но­ви­дя­щая по оче­ре­ди по­дер­жа­ла рас­кры­тую ла­донь над каж­дым сним­ком: «Ни­ко­го из них уже нет в ми­ре жи­вых... — ска­за­ла ти­хо. — Этот по­гиб в ре­зуль­та­те несчаст­но­го слу­чая, этот — в ав­то­мо­биль­ной ава­рии, этот — умер от сер­деч­но­го при­сту­па, а по­след­не­го уби­ло раз­ря­дом элек­три­че­ско­го то­ка». — В Са­шу уда­ри­ла мол­ния, — по­пра­ви­ла я и до­ба­ви­ла: — Ме­ня за гла­за на­зы­ва­ют чер­ной вдо­вой. На­хму­рив­шись, жен­щи­на вы­та­щи­ла из ко­ло­ды несколь­ко карт со стран­ны­ми кар­тин­ка­ми, за­тем взя­ла ме­ня за за­пястье, слов­но со­би­ра­лась по­слу­шать пульс, и, не от­пус­кая мо­ей ру­ки, дол­го си­де­ла с при­кры­ты­ми глазами. — Вы жде­те ре­бен­ка, — ска­за­ла она на­ко­нец. — Но бо­и­тесь, что его от­ца по­стиг­нет участь всех этих лю­дей. — Да. И ре­бен­ка ро­жать бо­юсь, хо­тя и очень хо­чу. А вдруг... — по мо­им ще­кам по­полз­ли сле­зы. — Вы но­си­те де­воч­ку, и с ней ни­че­го пло­хо­го не долж­но слу­чить­ся. А в смер­ти ва­ших лю­би­мых муж­чин ви­но­ва­то ро­до­вой про­кля­тье. Ведь и ваш отец, и дед по ма­те­рин­ской ли­нии умер­ли мо­ло­ды­ми? — Да, — от­ве­ти­ла я. — Ни ма­ма, ни ба­буш­ка боль­ше не вы­хо­ди­ли за­муж… — Вот имен­но! А ес­ли бы вы­шли, то­же ста­ли бы чер­ны­ми вдо­ва­ми. — Зна­чит, мою доч­ку ждет та­кая же страш­ная судь­ба?! — Нет, ес­ли удаст­ся снять про­кля­тье...

ЯН­ВАРЬ, 2018 ГОД.

Вче­ра на­шей доч­ке По­лин­ке ис­пол­нил­ся ме­сяц. Ан­дрей — за­ме­ча­тель­ный отец, очень неж­ный и за­бот­ли­вый муж. Прав­да, мое счастье все еще омра­ча­ет страх, но все-та­ки ве­рю, что ри­ту­ал яс­но­ви­дя­щей по­дей­ство­вал: ведь Пав­лу­ша, Юра, Де­нис и Са­ша боль­ше не при­хо­дят ко мне во снах. Про­сти­те ме­ня за все, мои лю­би­мые, и по­кой­тесь с ми­ром…

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.