Любовь в ритме саль­сы

Ду­маю, любовь мож­но срав­нить с хо­рео­гра­фи­ей. И не так важ­но, на­сколь­ко хо­ро­шо уме­ют дви­гать­ся парт­не­ры. Глав­ное – ка­кие чув­ства они вкла­ды­ва­ют в та­нец...

Zhenskiye Istorii - - Содержание - Ка­те­ри­на, 27 лет

Мно­гие счи­та­ют, что учи­тель — это непер­спек­тив­ная про­фес­сия, но я при­дер­жи­ва­юсь дру­го­го мне­ния. Два го­да на­зад ме­ня при­гла­си­ли ра­бо­тать в од­ну из школ Ман­че­сте­ра. Там я и по­зна­ко­ми­лась с ан­гли­ча­ни­ном ку­бин­ско­го про­ис­хож­де­ния, пре­по­да­ва­те­лем тан­цев Джейм­сом. Од­на­ж­ды он по­до­шел ко мне в школь­ном дво­ре и при­гла­сил на ин­ди­ви­ду­аль­ный урок саль­сы. Уже че­рез час мож­но бы­ло утвер­ждать, что мне по­нра­вил­ся не толь­ко страст­ный та­нец, но и учи­тель. Мне льсти­ло, что Джеймс го­во­рил, буд­то я луч­шая из его уче­ниц. Вре­мя мо­е­го кон­трак­та под­хо­ди­ло к фи­на­лу, лю­би­мый знал об этом, но не то­ро­пил­ся с пред­ло­же­ни­ем ру­ки и серд­ца. А мне так хо­те­лось по­лу­чить за­вет­ное коль­цо! Но од­на­ж­ды в учи­тель­ской ком­на­те услы­ша­ла, как но­вень­кая пре­по­да­ва­тель­ни­ца му­зы­ки рас­ска­зы­ва­ет: «Джеймс ска­зал, что, тан­цуя со мной, он чув­ству­ет се­бя Пиг­ма­ли­о­ном, ко­то­рый со­здал

пре­крас­ное тво­ре­ние и по­том влю­бил­ся в него…» В тот мо­мент мои ро­зо­вые оч­ки трес­ну­ли. Встре­тив­шись с Джейм­сом, я по­ве­да­ла о раз­го­во­ре, ко­то­рый слу­чай­но под­слу­ша­ла. Он не оправ­ды­вал­ся, лишь ска­зал, что во всем ви­но­ва­та за­жи­га­тель­ная саль­са. Воз­вра­ща­ясь до­мой, я безум­но жа­ле­ла се­бя. А еще по­обе­ща­ла се­бе боль­ше ни­ко­гда не тан­це­вать жгу­чий та­нец, пол­ный фаль­ши­вых стра­стей. Но у жиз­ни свое­об­раз­ное чув­ство юмо­ра. И саль­са по­мог­ла мне не толь­ко рас­стать­ся с тем че­ло­ве­ком, ко­то­рый ме­ня не лю­бил, но и по­ко­рить свою вто­рую по­ло­вин­ку. ...Про­шел год. Ра­на в серд­це за­тя­ну­лась. Моя по­дру­га Ма­ри­на по­мог­ла устро­ить­ся в сто­лич­ную шко­лу, где ра­бо­та­ла за­ву­чем. Од­на­ж­ды в ап­рель­ские вы­ход­ные мы со­би­ра­лись с уче­ни­ка­ми на экс­кур­сию в Чер­ни­гов. Два­дцать пять де­тей из раз­ных клас­сов за­ня­ли ме­ста в ав­то­бу­се, и мы от­пра­ви­лись. Вы­еха­ли на рас­све­те, что­бы при­быть на ме­сто ра­но утром, по­гу­лять и по­сле обе­да пу­стить­ся в об­рат­ный путь. Ко­гда при­бы­ли в пункт на­зна­че­ния, неожи­дан­но на­чал ва­лить снег. Во­ди­тель Ти­мо­фей Алек­сан­дро­вич ото­звал ме­ня и Ма­ри­ну и спро­сил: — Смо­жем вы­ехать на­зад на па­ру ча­сов рань­ше? А то очень не нра­вит­ся мне по­го­да, луч­ше пе­ре­стра­хо­вать­ся. Снег уси­ли­вал­ся с каж­дой ми­ну­той. Де­ти ве­се­ли­лись, им нра­ви­лась бе­лая сти­хия, во­ди­тель хо­дил мрач­нее ту­чи,

По­ни­мая, что нам от­сю­да по­ка что не вы­брать­ся, я ре­ши­ла по­зво­нить на­шей ди­рек­три­се Анне Пав­ловне

а мы с Ма­ри­ной пы­та­лись со­хра­нять спо­кой­ствие. Бли­же к обе­ду до­бра­лись до трас­сы. Стек­ло­очи­сти­те­ли не справ­ля­лись с ра­бо­той, мок­рые сне­жин­ки при­ли­па­ли к ло­бо­во­му стек­лу, Ти­мо­фей Алек­сан­дро­вич ти­хо бур­чал се­бе что-то в усы. Это был тот са­мый ап­рель­ский сне­го­пад, ко­гда сти­хия бу­ше­ва­ла несколь­ко су­ток, а су­гро­бы до­сти­га­ли ве­ли­чи­ны че­ло­ве­че­ско­го ро­ста. Отъ­е­хав несколь­ко ки­ло­мет­ров от го­ро­да, наш транс­порт сел «на пу­зо». Я по­зво­ни­ла ди­рек­то­ру шко­лы Анне Пав­ловне, что­бы со­об­щитьо про­бле­ме. Она ска­за­ла, что в сто­ли­це на до­ро­гах про­сто ав­то­мо­биль­ный кол­лапс, но по­обе­ща­ла немед­лен­но вы­слать за на­ми ма­ши­ны. — Вот толь­ко сколь­ко вре­ме­ни по­на­до­бит­ся, что­бы до­брать­ся до вас, — од­но­му Бо­гу из­вест­но, — до­ба­ви­ла ди­рек­три­са со вздо­хом. — Так что дер­жи­тесь… Я по­смот­ре­ла на де­тей. Они уже бы­ли со­всем не та­ки­ми ве­се­лы­ми, как еще час на­зад. И тут Ма­ри­на ска­за­ла: — Слу­шай, у ме­ня же в Чер­ни­го­ве жи­вет друг. Сей­час по­зво­ню ему, мо­жет, как-то су­ме­ет по­мочь... — и, до­став мо­биль­ник, она на­бра­ла но­мер сво­е­го при­я­те­ля. Уже че­рез два ча­са на­ша груп­па раз­ме­си­лась в спорт­за­ле шко­лы на вы­ез­де из Чер­ни­го­ва. Мак­сим, ко­то­ро­му по­зво­ни­ла по­дру­га, ока­зал­ся сим­па­тич­ным брю­не­том. Он при­е­хал в со­про­вож­де­нии дру­зей. Спер­ва они пы­та­лись при­ду­мать, как вы­та­щить ав­то­бус, но по­том от­ка­за­лись от этой за­теи, по­то­му что все до­ро­ги уже все рав­но бы­ли за­бло­ки­ро­ва­ны бук­су­ю­щи­ми ав­то. В пя­ти­стах мет­рах от трас­сы на­хо­ди­лась шко­ла. Я со­зво­ни­лась с Ан­ной Пав­лов­ной, и уже че­рез чет­верть ча­са в на­ше рас­по­ря­же­ние предо­ста­ви­ли спорт­зал. Мак­сим и еще трое его дру­зей на вне­до­рож­ни­ках уса­жи­ва­ли уче­ни­ков по 6–7 че­ло­век в ма­ши­ны и от­во­зи­ли в теп­лое по­ме­ще­ние. Во вре­мя по­след­ней ход­ки они ку­пи­ли про­дук­ты, чай­ник и ка­ни­стры с во­дой. Стем­не­ло. Я по­ни­ма­ла, что нам пред­сто­ит но­че­вать в спорт­за­ле, так как сти­хия на ули­це не сда­ва­лась. Мак­сим остал­ся с на­ми, его дру­зья разъ­е­ха­лись, во­ди­тель Ти­мо­фей Алек­сан­дро­вич еще во­зил­ся воз­ле ав­то­бу­са. Ма­рин­ка ко­ман­до­ва­ла на кухне: гре­ла во­ду, за­ва­ри­ва­ла чай и кон­стру­и­ро­ва­ла бу­тер­бро­ды. Ко­гда, ка­за­лось бы, са­мое страш­ное ми­но­ва­ло, вы­яс­ни­лось, что де­ти так на­му­чи­лись и уста­ли, что толь­ко и мог­ли что пла­кать и го­во­рить о том, как со­ску­чи­лись по сво­им ма­мам. Их ро­ди­те­ли то и де­ло зво­ни­ли на мо­биль­ные те­ле­фо­ны то уче­ни­кам, то мне, то Ма­рине. — Да­вай­те их чем-ни­будь зай­мем, — пред­ло­жил Мак­сим, — ина­че со­всем рас­кис­нут. — Есть ка­кие-то ва­ри­ан­ты? — сер­ди­то по­смот­ре­ла на него я. — Са­мо­му

При­я­тель Ма­ри­ны ока­зал­ся сим­па­тич­ным брю­не­том. И весь­ма на­ход­чи­вым пар­нем. Он здо­ро­во нас вы­ру­чил...

млад­ше­му — 7 лет, стар­ше­му — 14. Чем их мож­но оди­на­ко­во увлечь? — Не знаю, — он улыб­нул­ся. — А что вы уме­е­те де­лать? — Ре­шать при­ме­ры и тан­це­вать саль­су, — от­ве­ти­ла с сар­каз­мом. — Так да­вай­те устро­им урок тан­цев, — вос­клик­нул па­рень. — Смо­же­те? Во­об­ще-то я по­обе­ща­ла се­бе боль­ше ни­ко­гда не тан­це­вать, но все же со­гла­си­лась. От­ча­ян­ные си­ту­а­ции тре­бу­ют от­ча­ян­ных дей­ствий. Я до­ста­ла но­ут­бук, за­пу­сти­ла плей-лист с за­жи­га­тель­ной му­зы­кой. Дет­ки за­мет­но ожи­ви­лись, Мак­сим рас­ста­вил их по ро­сту, сам стал в по­след­нюю ли­не­еч­ку, и мы на­ча­ли осва­и­вать пер­вые ша­ги. Ду­ма­ла, что это бу­дет са­мая страш­ная ночь в жиз­ни, а она ока­за­лась ин­те­рес­ной и ве­се­лой. Не­смот­ря на снеж­ную бу­рю за ок­ном, мы устро­и­ли на­сто­я­щий тан­це­валь­ный ма­ра­фон. Ко­гда дру­зья Мак­си­ма при­вез­ли спаль­ные меш­ки и оде­я­ла, устав­шие от впе­чат­ле­ний уче­ни­ки за­сну­ли бук­валь­но за несколь­ко се­кунд. — Как ду­ма­е­те, у та­ко­го мед­ве­дя, как я, по­лу­чит­ся на­учить­ся тан­це­вать? — спро­сил ме­ня наш спа­са­тель. — Ко­неч­но, — ве­се­ло от­ве­ти­ла я. — У ме­ня есть прин­цип: без­на­деж­ных уче­ни­ков не бы­ва­ет! — От­лич­но, — об­ра­до­вал­ся он. — То­гда мож­но я при­гла­шу вас? — На та­нец? — за­сме­я­лась, пред­став­ляя, как мы в тем­ном спорт­за­ле бу­дем пля­сать в спаль­ных меш­ках. — Сна­ча­ла на та­нец, а зав­тра на ко­фе или чай… Мож­но? — Мож­но, — я по­да­ла ему ру­ку, — толь­ко да­вай­те в дру­гой по­сле­до­ва­тель­но­сти. А то де­ток раз­бу­дим, и при­дет­ся еще один ма­стер-класс устра­и­вать… С тех пор саль­са — наш с Мак­сом се­мей­ный та­нец, на­пол­нен­ный са­мы­ми на­сто­я­щи­ми стра­стя­ми и эмо­ци­я­ми.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.