По­ка ма­мы нет до­ма

Zhenskiye Istorii - - Размышления о счастье - Игорь, 29 лет

Ве­ри­те, ни­ко­гда не ду­мал, что ста­ну та­ким же, как мно­гие му­жи­ки. В смыс­ле бу­ду из­бе­гать се­мей­ных обя­зан­но­стей в плане об­ще­ния. Нет, как гла­ва ячейки об­ще­ства я свои функ­ции вы­пол­няю. При­не­сти до­бы­чу в зу­бах, обес­пе­чить кры­шу над го­ло­вой, опла­тить до­суг и ми­лые при­хо­ти же­ны и доч­ки — да по­жа­луй­ста! Са­ло­ны красоты, кос­ме­то­лог еже­ме­сяч­но и раз­ные там еще бу­ти­киш­му­ти­ки — без огра­ни­че­ния средств. Квар­тир­ка не ма­лень­кая, ре­монт и об­ста­нов­ка — ди­зай­нер по­ста­рал­ся, не зря та­кие день­жи­щи на него по­тра­тил. Так что про­грам­му свою я вы­пол­нил, но же­на все рав­но недо­воль­на: — Од­на­жды ты слу­чай­но уви­дишь свою дочь на ули­це и прой­дешь ми­мо, по­то­му что не узна­ешь ее! — Я узнаю вас из ты­ся­чи лиц! — по­пы­тал­ся раз­ве­ять на­зре­ва­ю­щий скан­дал. — Та­ких, как вы, боль­ше нет! — Хва­тит ва­лять ду­ра­ка! — не уни­ма­лась она. — Я го­во­рю о том, что

Да, я пло­хой отец, по­то­му что очень ма­ло вре­ме­ни уде­лял се­мье. Все по­ни­мал, но ни­че­го из­ме­нить не мог. А мо­жет, не хо­тел?..

ты нас иг­но­ри­ру­ешь. Те­бя ни­ко­гда нет до­ма. Я бы на­ча­ла рев­но­вать, ес­ли б не зна­ла те­бя до моз­га ко­стей и не бы­ла уве­ре­на, что ты дей­стви­тель­но ра­бо­та­ешь. Но так нель­зя! Ты столь­ко все­го про­пу­стил из-за же­ла­ния быть пер­вым, что-то ко­му-то до­ка­зать. Све­та сде­ла­ла пер­вый шаг — ты был в ко­ман­ди­ров­ке. Ска­за­ла пер­вое сло­во — в ре­сто­ране с по­став­щи­ка­ми. Да­же во вре­мя ро­дов ты ла­зил по строй­ке и по­ка­зы­вал ра­бо­чим, как на­до пра­виль­но укла­ды­вать кир­пи­чи! — Сол­ныш­ко, ну что по­де­ла­ешь... — на­чал бы­ло оправ­ды­вать­ся я. А что еще го­во­рить? Имен­но так и про­ис­хо­ди­ло все, как она опи­са­ла. Но толь­ко я хит­рил. Не все­гда мной ру­ко­во­дил тру­до­го­лизм. Про­сто от­че­го­то скуч­но бы­ло до­ма. Стыд­но при­знать­ся... И же­ну люб­лю, че­ло­ве­чек она у ме­ня ин­те­рес­ный, смеш­ли­вый и за­вод­ной. Доч­ка — пре­лесть, точ­ная ее ко­пия. А вот не знаю я, что с ни­ми де­лать на­едине, и все! Мо­жет, сам бо­юсь по­ка­зать­ся скуч­ным? Страш­но, что разо­ча­ру­ют­ся во мне? Не знаю... — А я знаю, что де­лать, — ре­ши­тель­но за­яви­ла Ве­ра. — Зав­тра ухо­жу на це­лый день, а ты — до­ма со Све­ти­ком. — Как это?! Я про­тив! — До­ро­гой, — же­на чмок­ну­ла ме­ня в ще­ку, — те­бя ни­кто не спра­ши­ва­ет, — и так ехид­нень­ко улыб­ну­лась. Хо­тел бы­ло воз­ра­зить, по­том ре­шил вклю­чить гла­ву се­мьи и на­пом­нить о ме­сте каж­до­го в до­ме, но уви­дев бе­си­ков в гла­зах Ве­ры и го­тов­ность к от­по­ру, сдал­ся и со­гла­сил­ся. — Рас­по­ря­док дня я те­бе на­пи­са­ла. В хо­ло­диль­ни­ке ка­стрюль­ки и су­доч- ки с за­пис­ка­ми, ко­гда и что да­вать. И я все­гда на свя­зи, ес­ли что — зво­ни. — Ве­рун­чик, а ты ко­гда бу­дешь? — за­ис­ки­ва­ю­щим то­ном спро­сил я. — Не пе­ре­жи­вай, ты узна­ешь об этом пер­вым, — от­ве­ти­ла она. — А о чем с на­шей де­воч­кой го­во­рить, во что иг­рать? Ты это­го не на­пи­са­ла! — ме­ня охва­ти­ла па­ни­ка. — А тут уж как-ни­будь сам. Спра­вишь­ся с доч­кой без мо­их под­ска­зок. И она убе­жа­ла, раз­дав нам на ле­ту воз­душ­ные по­це­луи. Мы оста­лись од­ни. Я огля­нул­ся — ма­лень­кая доч­ка смот­ре­ла на ме­ня, лу­че­зар­но улы­ба­ясь. Я по­че­сал за­ты­лок.

Я из­бе­гал об­ще­ния с се­мьей, бо­ясь по­ка­зать­ся им скуч­ным. Же­на ре­ши­ла по­кон­чить с этой про­бле­мой. И на­шла спо­соб

— Ну что, Све­тик-се­ми­цве­тик, ка­кие пла­ны на се­го­дня? — А это как, пап? — уточ­ни­ло че­ты­рех­лет­нее чу­до. — Иг­ла та­кая? — Нет, это еще не иг­ра. Ты есть хо­чешь? Ма­ма там на­го­то­ви­ла... — по­ка го­во­рил, за­гля­нул в спи­сок же­ны, что­бы про­честь на­зва­ние блю­да на зав­трак, но уви­дел огром­ную над­пись пе­чат­ны­ми бук­ва­ми «О ЕДЕ ЗА­РА­НЕЕ НЕ ГО­ВО­РИТЬ! ПРО­ЯВ­ЛЯТЬ ЧУ­ДЕ­СА СМЕКАЛКИ!» Что это зна­чи­ло, я узнал сра­зу же. Услы­шав о еде, Свет­лан­ка за­кры­ла гла­за, от­кры­ла рот и на од­ной вы­со­кой но­те про­кри­ча­ла: — Не хо­чу ку­ша-а-а-ать!!! У ме­ня воз­ник­ло нестер­пи­мое же­ла­ние по­зво­нить Ве­ре, по­обе­щать но­вую шу­бу и ма­ши­ну, толь­ко бы она вер­ну- лась. Но са­мо­лю­бие взя­ло верх. Сдать­ся? Вот еще! Од­на­ко нуж­но бы­ло сроч­но что-то при­ду­мы­вать. И я быст­ро пред­ло­жил: — А да­вай Ка­тю­шу по­зо­вем в го­сти! Доч­ка ра­дост­но за­ки­ва­ла, и я по­зво­нил со­сед­ке с прось­бой при­ве­сти ее ди­тят­ко на вре­мя. Дев­чуш­ки так об­ра­до­ва­лись встре­че! Да­же по­ели вме­сте. Я ра­дост­но вздох­нул и оста­вил их од­них. А зря... Ко­гда вер­нул­ся с со­ком че­рез пол­ча­са, то уви­дел по­след­ствия игр. Ди­ван был об­лит крас­кой, обои — в ка­ля­ках-ма­ля­ках, дев­чон­ки — в би­гу­ди и с ма­ки­я­жем из раз­но­цвет­ной гу­а­ши. Я чуть не взвыл! Но по­том взял се­бя в ру­ки, а двух мон­стри­ков — под мыш­ки, и по­та­щил их в ван­ную. Спу­стя пол­ча­са дев­чон­ки ста­ли похожи на се­бя. То­гда я со спо­кой­ной со­ве­стью от­вел Ка­тю­шу до­мой. Све­точ­ка на­ча­ла зе­вать, и я ре­шил уло­жить ее спать. Да и сам бы не от­ка­зал­ся при­лечь на па­ру ми­нут. За­го­ня­ла ме­ня до­чень­ка, по­ка убрал за ней. Лег­че ре­монт сде­лать! Во сне я ви­дел чу­до­ви­ще, ко­то­рое на­па­ло на ме­ня и ду­ши­ло, а по­том схва­ти­ло креп­ко за но­гу и ста­ло ще­ко­тать. Я пы­тал­ся вы­рвать­ся, но оно го­во­ри­ло: — Не дел­гай­ся! Еще чуть-чуть, — и по­че­му-то кар­та­ви­ло, как доч­ка. В ито­ге я не вы­дер­жал и силь­но дер­нул но­гой, от­че­го проснул­ся. — Ну вот, та­кой кла­си­вый ма­ни­кюл ис­пол­тил, — рас­стро­и­лась Свет­лан­ка. О бо­ги! Мои ног­ти на но­гах бле­сте­ли и пе­ре­ли­ва­лись — и крас­ным, и си­ним, и жел­тым ла­ком. Но это все ме­ло­чи! Ведь бы­ло ве­се­ло и мне, и доч­ке. Я так жене и ска­зал, ко­гда она вер­ну­лась.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.