Са­мый КРА­СИ­ВЫЙ, са­мая ЖЕ­ЛАН­НАЯ

Zhenskiye Istorii - - Шаги К Счастью - Кри­сти­на, 25 лет

Яса­мая счаст­ли­вая де­вуш­ка на све­те! Про­сы­па­ясь по утрам, ви­жу луч солн­ца, про­ни­ка­ю­щий сквозь неплот­ные што­ры, ду­маю о пред­сто­я­щем дне, в ко­то­ром есть ты, и по­ни­маю, что счаст­ли­ва аб­со­лют­но! Воз­мож­но, жно, уви­дев ме­ня, мно­гие не по­ве­рят в это, но я-то на­вер­ня­ка знаю: вся моя жизнь — это до­ро­га к мо­е­му един­ствен­но­му ин­ствен­но­му и са­мо­му лю­би­мо­му муж­чине. уж­чине. Но что­бы путь этот стал ко­ро­че, оче, судь­ба по­сла­ла мне ис­пы­та­ние. Я всегда ве­ри­ла, что у ме­ня есть ан­гел-хра­ни­тель. Да­же ко­гда, спе­ле­на­тая бин­та­ми, и, оч­ну­лась после недель­ной ко­мы омы в ре­ани­ма­ци­он­ной па­ла­те ате ожо­го­во­го цен­тра, вс­пом­ни­ла мни­ла о нем с бла­го­дар­но­стью: стью: «Зна­чит, жи­ва!» Газо­азо­вый бал­лон взо­рвал­ся лся в по­лу­мет­ре от ме­ня ня — взрыв­ной вол­ной й ме­ня вы­бро­си­ло о из ок­на дач­но­го

до­ми­ка. Это бы­ло ве­зе­ние! Сам до­мик, ста­рень­кий, по­лу­фа­нер­ный, до­став­ший­ся мне от ба­буш­ки, вы­го­рел прак­ти­че­ски до­тла. Ме­ня, без со­зна­ния и с ожо­га­ми тре­тьей сте­пе­ни, на­шли в тра­ве за ста­рой чу­гун­ной ван­ной со­се­ди — они и вы­зва­ли «ско­рую». Я ду-

ма­ла о сво­ем ан­ге­ле с бла­го­дар­но­стью и то­гда, ко­гда, те­ряя со­зна­ние, тер­пе­ла боль во вре­мя еже­днев­ных пе­ре­вя­зок, и во вре­мя мно­го­чис­лен­ных опе­ра­ций (шесть? семь? — са­ма за­пу­та­лась). И толь­ко раз — все­го один раз! — усо­мни­лась в нем и про­кля­ла тот день, ко­гда ро­ди­лась. Это слу­чи­лось в тот день, ко­гда сня­ли по­вяз­ку с мо­е­го ли­ца и да­ли в ру­ки зер­ка­ло… Те­перь да­же страш­но по­ду­мать, что в тот миг я меч­та­ла о смер­ти и чуть бы­ло не на­ло­жи­ла на се­бя ру­ки. Но

Мы ни­ко­гда не зна­ем, что уго­то­ви­ла нам судь­ба, но да­же в са­мые дра­ма­ти­че­ские мо­мен­ты жиз­ни не те­ряй­те ве­ру и на­деж­ду...

ма­ма сут­ка­ми не от­хо­ди­ла от мо­ей по­сте­ли, умо­ля­ла по­жа­леть ее — и я не ре­ши­лась… С тех пор про­шло по­чти пять лет. Пять дол­гих лет, за ко­то­рые я мно­гое по­ня­ла в жиз­ни. Кро­ме фи­зи­че­ской бо­ли, ис­пы­та­ла боль от пре­да­тель­ства

Я спо­хва­ти­лась, по­ни­мая, что при­чи­няю пар­ню боль. Ведь мы с ним оба оби­же­ны судь­бой – каж­дый по-сво­е­му

— Валь­ка, услы­шав, что я оста­нусь ка­ле­кой, ни ра­зу да­же в боль­ни­цу не при­шел на­ве­стить мен ме­ня, а ведь клял­ся в веч­ной люб­ви! У Узна­ла бес­цен­ность друж­бы — ес­ли бы не Ле­ноч­ка с Иго­рем, я бы вряд ли сей­час хо­ди­ла: они за­ста­ви­ли ме­ня п под­нять­ся, став мо­и­ми ру­ка­ми-но­га ру­ка­ми-но­га­ми, хреб­том, го­ло­вой и са­мой мо­ей ду­шой, и бес­ко­неч­ную бес­ко­неч­ную, все пре­одо­ле­ва­ю­щую, непо­бе­ди­мую си­лу мам ма­ми­ной люб­ви. Мне удал уда­лось окон­чить ин­сти­ту ин­сти­тут — за­оч­но, и най­ти ра­бо­ту — ди­стан­ци тан­ци­он­ную. В це­лом я бы­ла вполне дов до­воль­на сво­ей жи жиз­нью: при ныне неш­нем уровне ком­пью­те­рик за­ции з че­ло­век мо­жет м жить и об­щать­ся о со всем в ми­ром, не н по­ки­дая пре­де­лов п сво­ей ко ком­на­ты. Так сл слу­чи­лось и со мн мной: убра­ла из дом до­му все зер­ка­ла, все с стек­ла с книж­ных по­лок вы­бро­си­ла н на по­мой­ку — и ста­ла чу чув­ство­вать се­бя вполне ко комфортно. Так и не су су­мев объ­яс­нить се­бе при­чин при­чи­ну пре­да­тель­ства мо­е­го ан­ге ан­ге­ла-хра­ни­те­ля, я про­сто пе­ре­ста­ла ду­мать о нем. А меж­ду тем он го­тов го­то­вил про­дол­же­ние сю­же­та… В ян­ва­ре в до­ме про­рва про­рва­ло тру­бы, и на це­лую неде­лю от­клю­чи от­клю­чи­ли отоп­ле­ние

и го­ря­чую во­ду. Мы гре­лись у ду­хов­ки, но я все рав­но слег­ла с же­сто­чай­шим брон­хи­том. Ан­ти­био­ти­ки сня­ли острое вос­па­ле­ние, од­на­ко ка­шель про­дол­жал му­чить ме­ня. — Нуж­ны фи­зи­о­про­це­ду­ры, — кон­ста­ти­ро­вал врач. — Нет, в по­ли­кли­ни­ку не пой­ду, — на­от­рез от­ка­за­лась я. — Мож­но вы­звать мас­са­жи­ста на дом, — по­со­ве­то­вал он. — Ба­ноч­ный мас­саж, дре­наж­ный, за­тем об­ще­укреп­ля­ю­щий — долж­но по­мочь. Те­ле­фон­чик дать? — Не на­до, — от­ве­ти­ла хму­ро. — Я чу­жих в дом не пус­каю. — Он — не чу­жой, он — ме­дик, к то­му же сле­пой, так что ва­ших… э-э-э… — участ­ко­вый за­пнул­ся, — тайн все рав­но не уви­дит. А ру­ки у пар­ня — вол­шеб­ные, точ­но вам го­во­рю. В об­щем, док­тор ме­ня уго­во­рил. …Ко­гда Влад по­ло­жил мне на спи­ну свои теплые ла­до­ни, ме­ня буд­то то­ком уда­ри­ло: я аж под­прыг­ну­ла — он от­дер­нул ру­ки. Вы­ждав не­сколь­ко се­кунд, улыб­нул­ся, сно­ва по­ло­жил их на мои ло­пат­ки, осто­рож­но и вни­ма­тель­но, буд­то кни­гу, стал «чи­тать» паль­ца­ми мое те­ло. Его ру­ки, слов­но пти­цы, опус­ка­лись на мою спи­ну, тре­пе­та­ли кры­лья­ми, впи­ва­лись цеп­ки­ми ко­гот­ка­ми, взле­та­ли, вол­нуя воз­дух, и сно­ва са­ди­лись, лас­ка­ли и уба­ю­ки­ва­ли… За­та­ив ды­ха­ние и ско­сив гла­за, я с ин­те­ре­сом рас­смат­ри­ва­ла его: вы­со­кий, креп­кий, спор­тив­ный, слег­ка вью­щи­е­ся во­ло­сы (вот бы запустить в них паль­цы!), детская ямоч­ка на ще­ке, ко­гда улы­ба­ет­ся… — Ну и как вы ме­ня на­хо­ди­те? — ве­се­ло по­ин­те­ре­со­вал­ся вдруг па­рень, не пре­кра­щая мас­са­жа. — В ка­ком смыс­ле? — я по­чув­ство­ва­ла, что крас­нею. — Ка­ким вы ви­ди­те ме­ня? Бру­таль­ным? Кра­си­вым? — Ну-у-у... Сим­па­тич­ным. А что? Он сно­ва улыб­нул­ся. — Ни­че­го. А вот вы кра­си­вая! «Кра­си­вая». Это сло­во ты­ся­ча­ми ост­рых игл впи­лось в мой мозг, в мое ис­тер­зан­ное серд­це. — За­чем вы вре­те?! — вы­рва­лось у ме­ня. — Вы не зна­е­те, не мо­же­те это­го знать. Вы же… — я осек­лась.

— Что же вы за­мол­ча­ли? — усмех­нул­ся он. — Хо­те­ли ска­зать, что я сле­пой и по­то­му не мо­гу го­во­рить о кра­со­те? Я не от­ве­ти­ла — бы­ло стыд­но: бу­дучи са­ма по­лу­ка­ле­кой, по­ни­ма­ла, ка­кую боль сей­час при­чи­няю ему… — Не пе­ре­жи­вай­те — вы не оби­де­ли ме­ня, — Влад слов­но чи­тал мои мыс­ли. — Я ведь сле­пой с дет­ства. И ни­че­го не те­рял, ибо нель­зя по­те­рять то, че­го у те­бя ни­ко­гда не бы­ло. Не знаю, что ви­дят лю­ди гла­за­ми, но я ви­жу мир не ху­же, чем вы, и чув­ствую его гар­мо­нию. На­при­мер, сей­час «ви­жу» ваш страх… — Оставь­те ме­ня, — я сжа­лась еще плот­нее, — вы де­ла­е­те мне боль­но! — Это не я, эта боль внут­ри вас... Я чув­ствую ее им­пуль­сы, она спря­та­на очень глу­бо­ко — на­столь­ко, что по­ка мне до нее не до­брать­ся… Влад при­хо­дил че­рез день, и я уже не мог­ла жить без его все­зна­ю­щих рук, спо­кой­но­го го­ло­са, без его сме­ха и вос­тор­га от жиз­ни, ко­то­рым он за­ря­жал ме­ня. Мы мно­го го­во­ри­ли, и я чув­ство­ва­ла, что по­гру­жа­юсь в него, увя­заю и что, воз­мож­но, кра­ду его у дру­гой — здо­ро­вой и кра­си­вой… И од­на­ж­ды при­зна­лась ему в том, как ужас­но вы­гля­жу. Ска­за­ла, что у ме­ня силь­но обо­жже­на по­ло­ви­на ли­ца.

Влад при­хо­дил че­рез день, и я уже не мог­ла жить без его все­зна­ю­щих рук, спо­кой­но­го го­ло­са, без его сме­ха...

— Я не знаю, что зна­чит «вы­гля­деть», но, по­верь, знаю, что та­кое кра­со­та, — по­мол­чав, ска­зал Влад. — Это му­зы­ка Ви­валь­ди и при­кос­но­ве­ние гу­стой тра­вы к бо­сым сто­пам, это за­пах мо­ря и… тво­их ду­хов, Кри­сти­на. Это твои пуг­ли­вые ру­ки, твой го­лос и хруп­кая жил­ка у тво­ей клю­чи­цы, ко­то­рая бьет­ся, слов­но за­гнан­ный зве­рек, под мо­и­ми паль­ца­ми. И еще я знаю, что счаст­лив, ко­гда слу­шаю те­бя и чув­ствую теп­ло тво­е­го те­ла. И хо­чу, что­бы ты ста­ла мо­ей же­ной, ес­ли те­бя не сму­ща­ет, ко­неч­но, что я незря­чий… Так ан­гел-хра­ни­тель вер­нул­ся в мою жизнь, сде­лав ме­ня са­мой счаст­ли­вой и са­мой же­лан­ной жен­щи­ной на све­те. А еще — са­мой кра­си­вой…

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.