Все бы­ва­ет В ПО­СЛЕД­НИЙ РАЗ

Мы встре­ча­лись уже три го­да, и я бы­ла уве­ре­на во вза­им­но­сти сво­ей люб­ви. Счи­та­ла, что Олег бу­дет иде­аль­ным му­жем и от­лич­ным от­цом...

Zhenskiye Istorii - - Откровенное Признание - Ве­ра, 23 го­да

По­это­му, ко­гда он на­ко­нец-то пред­ло­жил мне ру­ку и серд­це, с ра­до­стью ска­за­ла «да». Бо­же, как я то­гда бы­ла счаст­ли­ва! Но по­том... ...Пер­вый раз су­пруг уда­рил ме­ня че­рез два ме­ся­ца после сва­дьбы.

— Да­же суп сва­рить не уме­ешь! — раз­дра­жен­но бро­сил он, от­став­ляя та­рел­ку, и, вско­чив, от­ве­сил мне по­ще­чи­ну. Я опе­ши­ла. По­том с тру­дом вы­да­ви­ла: «За что?» и рас­пла­ка­лась. Не от­ве­тив, Олег вы­шел из кух­ни. Вско­ре

гром­ко хлоп­ну­ла вход­ная дверь... Муж вер­нул­ся че­рез па­ру ча­сов — с ви­но­ва­тым ви­дом и кра­си­вым бу­ке­том цветов. — Про­сти ме­ня, лю­би­мая! Я не знаю, что на ме­ня на­шло! Ты же зна­ешь, как я те­бя люб­лю! Ты для

ме­ня — все. Обе­щаю: боль­ше та­кое не по­вто­рит­ся. Я по­ве­ри­ла. И про­сти­ла. Хо­тя оби­да в ду­ше оста­лась... Сле­ду­ю­щий ме­сяц про­шел от­но­си­тель­но спо­кой­но. Мы меч­та­ли о ре­бен­ке и де­ла­ли все, что­бы я ско­рее за­бе­ре­ме­не­ла, но без­ре­зуль­тат­но. Оле­га это бе­си­ло, он счи­тал ме­ня ви­но­ва­той. Од­на­ж­ды муж вер­нул­ся с ра­бо­ты в ужас­ном на­стро­е­нии. Я по­ня­ла, что луч­ше его сей­час не тро­гать, ни о чем не рас­спра­ши­вать и во­об­ще не по­па­дать­ся на гла­за. Но скан­дал все рав­но раз­ра­зил­ся. — Ты хоть по­ни­ма­ешь, что та­кое по­ря­док?! — за­орал бла­го­вер­ный, спо­ткнув­шись в ко­ри­до­ре о мои туфли. Я про­мол­ча­ла, чув­ствуя, что лю­бое сло­во лишь по­до­льет мас­ла в огонь. Но мол­ча­ние еще боль­ше разъ­яри­ло его. Ри­нул­ся на ме­ня с ку­ла­ка­ми и из­бил по­чти до по­те­ри со­зна­ния. С кро­во­те­че­ни­ем я по­па­ла в боль­ни­цу. Об­сле­до­ва­ние по­ка­за­ло, что бы­ла бе­ре­мен­на уже че­ты­ре неде­ли. У ме­ня слу­чил­ся вы­ки­дыш. Вер­нув­шись из боль­ни­цы, со­бра­ла ве­щи и уеха­ла к ро­ди­те­лям. В тот же ве­чер Олег объ­явил­ся с охап­кой бе­лых роз, в его гла­зах сто­я­ли сле­зы. — Лю­би­мая! Про­сти ме­ня! Я так те­бя люб­лю! — ска­зал, опус­ка­ясь пе­ре­до мной на ко­ле­ни. — Вер­нись до­мой! — Мне на­до по­ду­мать, — от­ве­ти­ла, сглот­нув сле­зы. Но моя ма­ма вы­ста­ви­ла зя­тя за дверь и бу­кет вслед ему вы­бро­си­ла. А я весь ве­чер про­пла­ка­ла. Ду­ма­ла о сво­ей жиз­ни, о бу­ду­щем. По­ни­ма­ла, что все еще люб­лю му­жа, но с дру­гой сто­ро­ны — не­на­ви­жу, ведь он убил на­ше­го та­ко­го же­лан­но­го ре­бен­ка.

В гла­зах му­жа сто­я­ли сле­зы, и я по­ду­ма­ла, что он в са­мом де­ле рас­ка­и­ва­ет­ся. Мо­жет, вправ­ду все бу­дет хо­ро­шо...

— Ве­роч­ка, не воз­вра­щай­ся к нему! — умо­ля­ла ма­ма. — Ес­ли один раз под­нял на те­бя ру­ку, под­ни­мет и еще. Я же то­же че­рез это про­шла. — Но это мой муж! Он лю­бит ме­ня, — ры­да­ла я. — Те­бя ведь то­же па­па бил всю жизнь. И ты тер­пе­ла, не ухо­ди­ла. — Неку­да бы­ло, — вздох­ну­ла ма­ма. —

А ты... Ко­ро­че, хо­ро­шень­ко по­ду­май. Я по­ду­ма­ла и уже че­рез день вер­ну­лась к лю­би­мо­му. Олег вся­че­ски де­мон­стри­ро­вал, что рас­ка­ял­ся и из­ме­нил­ся. Был па­инь­кой, да­рил цве­ты и по­дар­ки, уго­ждал мне во всем. Я бы­ла на седь­мом небе от сча­стья. И толь­ко ма­ма про­дол­жа­ла вор­чать: — При­ки­ды­ва­ет­ся он. Гор­ба­то­го мо­ги­ла ис­пра­вит. Не хо­ди по лез­вию но­жа. Бро­сай его, по­ка не позд­но. Од­на­ж­ды так до­ста­ла ме­ня сво­и­ми уве­ще­ва­ни­я­ми, что я взо­рва­лась: — Хва­тит! Не вме­ши­вай­ся в на­шу жизнь! Я са­ма знаю, что мне де­лать! По­том у нас в се­мье по­яви­лась но­вая про­бле­ма. У Оле­га на­ча­лись при­пад­ки рев­но­сти. Мне нель­зя бы­ло под­нять гла­за ни на од­но­го муж­чи­ну. С ра­бо­ты долж­на бы­ла чуть ли не каж­дые пол­ча­са зво­нить му­жу и от­чи­ты­вать­ся, что де­лаю в дан­ный мо­мент. Я все еще на­де­я­лась, что сво­ей лю­бо­вью ис­прав­лю его ха­рак­тер. Тер­пе­ла, про­си­ла у него про­ще­ния, са­ма не зная за что. После ссор у нас неиз­мен­но на­сту­пал мир. Слов­но кто-то ту­чи раз­во­дил ру­ка­ми. А по­том — сно­ва гро­за. «Ми­лый, что я сде­ла­ла не так?» — «Без спро­су пе­ре­клю­чи­ла те­ле­ви­зор!» — «Но раз­ве это по­вод для скан­да­ла?» Удар ку­ла­ком в ли­цо. Я по­кор­но ути­ра­ла кровь, те­ку­щую из но­са, и ухо­ди­ла в ван­ную. «Ес­ли не пре­кра­тишь ре­веть, по­лу­чишь еще, — нес­лось вслед. — Учти, у ме­ня се­го­дня на­стро­е­ние пло­хое, так что не на­ры­вай­ся!» Та­кое слу­ча­лось все ча­ще, а мне да­же неко­му бы­ло по­жа­ло­вать­ся. Су­пруг разо­гнал всех мо­их немно­го­чис­лен­ных по­друг, а от ма­мы я все скры­ва­ла. Ведь она ме­ня пре­ду­пре­жда­ла. После оче­ред­но­го скан­да­ла и по­бо­ев я на­ко­нец ре­ши­лась по­зво­нить по те­ле­фо­ну до­ве­рия, ко­то­рый на­шла в Ин­тер­не­те. — Сна­ча­ла успо­кой­тесь, — ска­зал мне пси­хо­лог, ко­гда я, ры­дая, рас­ска­за­ла суть сво­ей про­бле­мы. — Ваш муж мо­жет агрес­сив­но се­бя ве­сти по мно­гим при­чи­нам. Воз­мож­но, у него име­ют­ся ка­кие-то пси­хи­че­ские от­кло­не­ния или глу­бо­кие пси­хо­ло­ги­че­ские про­бле­мы.

— Но ведь рань­ше он был со­всем дру­гим — лас­ко­вым, доб­рым, неж­ным, — се­то­ва­ла я. — Мо­жет, са­ма в чем-то ви­но­ва­та? — А мо­жет, он, по­дав­ляя свою агрес­сию по от­но­ше­нию к по­сто­рон­ним лю­дям, не при­ду­мал ни­че­го луч­ше, чем отыг­рать­ся на вас. По­че­му же вы при этом чув­ству­е­те се­бя ви­но­ва­той? Ска­жи­те, а ка­кие от­но­ше­ния у ва­ших ро­ди­те­лей?

Ма­ма убеж­да­ла ме­ня, что Олег не из­ме­нит­ся. Мол, гор­ба­то­го лишь мо­ги­ла ис­пра­вит! Я ее не слу­ша­ла

— Па­па то­же бил ма­му, — вздох­ну­ла я. — Она дол­го тер­пе­ла... — Ну, это мно­гое про­яс­ня­ет... Де­воч­ки, на­блю­да­ю­щие, как отец уни­жа­ет мать, став взрос­лы­ми, ча­сто бес­со­зна­тель­но вы­би­ра­ют муж­чин, ко­то­рые впи­сы­ва­ют­ся в их пред­став­ле­ния о му­же, вы­не­сен­ные из ро­ди­тель­ской се­мьи. И то­гда эс­та­фе­та про­дол­жа­ет­ся. По­ду­май­те об этом. Спро­си­те се­бя: «По­че­му я поз­во­ляю так с со­бой по­сту­пать?», «По­че­му поз­во­ляю се­бя уни­жать? И по­че­му при этом чув­ствую се­бя ви­но­ва­той?» По­лу­ча­ет­ся, вы лю­би­те то­го, кто де­ла­ет вам боль­но? Но это же ма­зо­хизм... Пси­хо­лог го­во­рил еще мно­го ум­ных и пра­виль­ных слов. Он, ко­неч­но, по­мог мне. Но я не ушла от Оле­га. И все вер­ну­лось на кру­ги своя. Про­шло не­сколь­ко ме­ся­цев, я вновь за­бе­ре­ме­не­ла. Воз­вра­ща­ясь от вра­ча, ли­ко­ва­ла. — Олеж­ка, я бе­ре­мен­на! — ра­дост­но про­кри­ча­ла му­жу, пе­ре­сту­пив по­рог. — Ты в этом уве­ре­на? — без улыб­ки уточ­нил он. — А кто бу­дет? — По­ка не из­вест­но, — рас­те­ря­лась я. — Но раз­ве это име­ет зна­че­ние? — Да. Ведь я хо­чу сы­на. — По­стой! А ес­ли ро­дит­ся дочь? — То­гда ты очень силь­но ме­ня разо­ча­ру­ешь, — про­из­нес он и вдруг уда­рил ме­ня по ли­цу. Я вы­тер­ла кровь, за­стру­ив­шу­ю­ся из рас­се­чен­ной гу­бы. — За­пом­ни, по­до­нок, — про­из­нес­ла, вы­хо­дя из квар­ти­ры, — ты под­нял на ме­ня ру­ку в по­след­ний раз!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.