ГОРЬ­КИЙ УРОК

Ре­пе­ти­тор для па­пы

Zhenskiye Istorii - - News - По­ли­на, 23 го­да

После то­го как за ним за­хлоп­ну­лась вход­ная дверь, ма­ма за­кры­ла ли­цо ла­до­ня­ми и за­пла­ка­ла. Я се­ла ря­дом, об­ня­ла ее: «Не нуж­но… Мо­жет, он еще вер­нет­ся…» — Вер­нет­ся?! — про­сто­на­ла она. — Да ко­му он ну­жен?! Он после со­ро­ка как с це­пи со­рвал­ся, из­ме­нял мне на­пра­во и на­ле­во. А по­след­ние два го­да во­об­ще жил на две се­мьи — его лю­бов­ни­ца ско­ро

ро­дить долж­на…толь­ко из-за те­бя и тер­пе­ла это­го ко­бе­ля! Меч­та­ла, что ты мед­ин­сти­тут окон­чишь, вра­чом ста­нешь, а те­перь… — она без­на­деж­но мах­ну­ла ру­кой. Не­сколь­ко ми­нут си­де­ла непо­движ­но, гля­дя в од­ну точ­ку, за­тем вско­чи­ла и за­бе­га­ла по ком­на­те, вы­кри­ки­вая с от­ча­я­ни­ем: — Ду­ма­ет, мож­но про­сто так две­рью хлоп­нуть? Не вый­дет! Бу­дет по­мо­гать, как ми­лень­кий! По за-

Отец ушел из се­мьи, ко­гда я окон­чи­ла пя­тый курс ин­сти­ту­та. Ухо­дя, пре­ду­пре­дил, что день­га­ми нам по­мо­гать не на­ме­рен…

ко­ну, ес­ли ре­бе­нок на стац ста­ци­о­на­ре учит­ся, отец ему до два­дца­ти т трех лет али­мен­ты пла­тить обя­зан! Са Сам не за­хо­чет да­вать, че­рез суд до­бью до­бьюсь! Я по­до­шла, встрях­ну­ла ее за п пле­чи: — Пре­кра­ти! Ка­кой суд? Н Не смей уни­жать­ся, слы­шишь?! Обо Обой­дем­ся и без его по­мо­щи! — Нет, — по­ка­ча­ла го­ло­вой она, — мне од­ной твою уче­бу не по по­тя­нуть. А еще ше­стой курс, ин­тер­на ин­тер­на­ту­ра… Бро­сать ин­сти­тут мне не хо хо­те­лось. Учи­лась бы в др­ру­гом дру­гом ву­зе, мож­но бы­ло бы пе­ре­ве­естись пе­ре­ве­стись на з за­оч­ное от­де­ле­ние и найт­ти най­ти ра­бо­ту. Н Но, к со­жа­ле­нию, в ме­ди­и­цин­ском ме­ди­цин­ском за за­оч­но­го нет, а ма­ми­ной за­ар­пла­ты зар­пла­ты биб биб­лио­те­ка­ря дай бог чтоб­бы что­бы на еду и опла­ту ком­му­наль­ных х хва­та­ло. Н Но я, ка­жет­ся, на­шла вых вы­ход. — Слу­шай, мам, — ска­за­ла за­дум­чи­во, — я ведь х хи­мию и био­ло­гию от­лич­но знаю. За Зай­мусь ре­пе­ти­тор­ством. Про­рвем­ся Про­рвем­ся! В тот же день я ра раз­ме­сти­ла в Ин­тер­не­те объ­яв­ле­ние объ­яв­ле­ние, хо­тя по­ни­ма­ла, что сей­час, в ию июне, услу­ги ре­пе­ти­то­ра вряд ли ком ко­му-то по­на­до­бят­ся. Од­на­ко уже на сле­ду­ю­щий день раз­дал­ся зво­нок. — По­ли­на Ми­хай Ми­хай­лов­на? — услы­ша­ла муж­ской го­лос го­лос. — Вы мо­же­те се­го­дня подъ­е­хать н на со­бе­се­до­ва­ние? — В лю­бое вре­мя вре­мя. Го­во­ри­те ад­рес... Дом, ку­да я пр при­е­ха­ла, был не то что­бы дворц двор­цом, но двух­этаж­ный, прост про­стор­ный и об­став­лен хоть и без по­каз­ной рос­ко­ши, но доб­рот­но до и кра­си­во. Хо­зя­ин (муж­чи­на лет со­ро­ка) пред­ста­вил­ся пр Оле­гом Алек­сан­дро­ви­чем, Алек­сандр про­во­дил ме­ня в го­сти­ную, гос пред­ло­жил ко­фе и со­об­щил, со что у него есть дочь доч Юля: — Вте­мя­ши­ла Втем се­бе в го­ло­ву, что ч хо­чет быть хи­рур­гом, рур­гом как ее по­кой­ная мать, — рас­ска­зы­вал он. — Про­бо­вал Про от­го­во­рить — не по­лу­чи­лось. п А ес­ли не мо­жешь мож из­ме­нить си­ту­а­цию ту­а­цию… — ...нео ...необ­хо­ди­мо из­ме­нить свое отн от­но­ше­ние к ней, — за­кон­чил за­кон­чи­ла я с улыб­кой.

— Вер­но, — Олег Алек­сан­дро­вич то­же улыб­нул­ся. — Вот и ре­шил: раз уж дочь все рав­но в мед со­би­ра­ет­ся по­сту­пать, пусть под­тя­нет­ся по про­фи­ли­ру­ю­щим пред­ме­там. С био­ло­ги­ей у нее еще так-сяк, а по хи­мии во­об­ще в го­ду «се­мер­ка».

Дом, в ко­то­рый я при­е­ха­ла на со­бе­се­до­ва­ние, был об­став­лен кра­си­во, но без по­каз­ной рос­ко­ши

— Вот как? Мо­жет, вам то­гда луч­ше на­нять ре­пе­ти­то­ром ву­зов­ско­го пре­по­да­ва­те­ля? — Я луч­ше знаю, ко­го на­ни­мать, — жест­ко от­ре­зал хо­зя­ин, но тут же из­ви­нил­ся за свой тон. — Про­сти­те… При­вык, зна­е­те ли, с под­чи­нен­ны­ми не це­ре­мо­нить­ся. — По­ни­маю. И по­том... я ведь в ка­ком-то смыс­ле то­же ва­ша по­тен­ци­аль­ная под­чи­нен­ная. — К учи­те­лям сво­их де­тей нуж­но от­но­сить­ся с пи­е­те­том. Давайте до­го­во­рим­ся так: я беру вас на ра­бо­ту с двух­ме­сяч­ным ис­пы­та­тель­ным сро­ком. Ес­ли в на­ча­ле учеб­но­го го­да Юля ис­прав­ля­ет оцен­ки по хи­мии и био­ло­гии, про­дол­жа­ем со­труд­ни­чать. Ес­ли нет — бу­ду ис­кать для нее дру­го­го ре­пе­ти­то­ра. Есте­ствен­но, все от­ра­бо­тан­ное вре­мя я вам опла­чу. Кста­ти, об опла­те. Вы в объ­яв­ле­нии не ука­за­ли, сколь­ко бе­ре­те за свои услу­ги, но я узнал сред­ние рас­цен­ки по го­ро­ду… — он озву­чил сум­му да­же боль­шую, чем та, на ко­то­рую я рас­счи­ты­ва­ла. — Спа­си­бо, ме­ня все устра­и­ва­ет, — ска­за­ла я и под­ня­лась, по­ни­мая, что со­бе­се­до­ва­ние окон­че­но. — По­до­жди­те, — же­стом оста­но­вил ме­ня Олег Алек­сан­дро­вич и вдруг спро­сил по-ан­глий­ски: — Ка­ки­ми ино­стран­ны­ми язы­ка­ми вы вла­де­е­те и на­сколь­ко хо­ро­шо? — Ла­тынь вас вряд ли за­ин­те­ре­су­ет, а ан­глий­ский знаю в объ­е­ме до­ста­точ­ном, что­бы под­го­то­вить школь­ни­цу к всту­пи­тель­ным эк­за­ме­нам. — И пе­рей­дя на рус­ский, по­ин­те­ре­со­ва­лась. — А по­че­му бы вам с доч­кой са­мо­му не за­ни­мать­ся ан­глий­ским? Про­из­но­ше­ние у вас от­лич­ное, за­пас слов боль­шой…

— Как при­ят­но услы­шать ком­пли­мент от та­кой оча­ро­ва­тель­ной де­вуш­ки, — рас­сме­ял­ся Олег Алек­сан­дро­вич. — Ан­глий­ским язы­ком я дей­стви­тель­но вла­дею непло­хо, но толь­ко пе­да­гог из ме­ня ни­ку­дыш­ный. Так что луч­ше уж вы… О! А вот и ва­ша бу­ду­щая уче­ни­ца! Я обер­ну­лась и уви­де­ла на по­ро­ге ком­на­ты ху­день­кую де­вуш­ку со свет­лы­ми во­ло­са­ми и груст­ным, но ми­ло­вид­ным ли­чи­ком. — Юля, по­зна­комь­ся, — ве­се­ло ска­зал ей отец, — это — По­ли­на Ми­хай­лов­на. Она бу­дет за­ни­мать­ся с то­бой хи­ми­ей, био­ло­ги­ей и ан­глий­ским. До осе­ни — еже­днев­но, по три ча­са в день. Я бы­ла уве­ре­на, что пер­спек­ти­ва учить­ся на ка­ни­ку­лах не вы­зо­вет у де­воч­ки вос­тор­га, но та с ра­дост­ным виз­гом бро­си­лась к от­цу на шею: — Зна­чит, мне мож­но бу­дет по­сту­пать в ме­ди­цин­ский?! Ты у ме­ня са­мый луч­ший в ми­ре па­па!!! — А ты — луч­шая в ми­ре доч­ка. Толь­ко упря­мая че­рес­чур. Я с уми­ле­ни­ем и скры­той за­ви­стью на­блю­да­ла эту сце­ну. Есть же хо­ро­шие от­цы, не то что мой… За­кон­чив бе­се­ду, Олег Алек­сан­дро­вич теп­ло со мной по­про­щал­ся, Юля вы­шла про­во­дить до ка­лит­ки. — По­ли­на Ми­хай­лов­на, а вы, на­вер­ное, учи­те­лем в шко­ле ра­бо­та­е­те, да? — Нет, Юля, я сту­дент­ка, пе­ре­шла на по­след­ний курс. В бу­ду­щем — врач-ги­не­ко­лог. У де­воч­ки сра­зу за­го­ре­лись гла­за. — Врач? Су­пер! Я то­же меч­таю… Толь­ко хи­рур­гом. — Здо­ро­во. Ну, что, кол­ле­га, от­лы­ни­вать от за­ня­тий не ста­нешь?

Ма­мин во­прос за­ста­вил ме­ня по­крас­неть, ведь этот муж­чи­на и вправ­ду вы­звал бу­рю в мо­ей ду­ше...

— Я бу­ду очень ста­рать­ся, чест­но! До­мой я воз­вра­ща­лась в от­лич­ном на­стро­е­нии, про­сто петь хо­те­лось. Как толь­ко пе­ре­сту­пи­ла по­рог, ма­ма немед­лен­но при­сту­пи­ла к до­про­су: — Ну, как про­шло со­бе­се­до­ва­ние? — Взя­ли. Отец де­воч­ки, с ко­то­рой я бу­ду за­ни­мать­ся, — очень

при­ят­ный и при­лич­ный муж­чи­на. Биз­нес­мен. — А его же­на? — по­ин­те­ре­со­ва­лась ма­ма. — С ней ты по­зна­ко­ми­лась? — Олег Алек­сан­дро­вич — вдо­вец. Он доч­ку сам вос­пи­ты­ва­ет. — Вдо­вец? — на­пряг­лась она. — Хм... А он к те­бе не при­ста­вал? — Я же ска­за­ла: Олег Алек­сан­дро­вич — вос­пи­тан­ный ин­тел­ли­гент­ный че­ло­век. И во­об­ще очень да­же сим­па­тич­ный. Ма­ма на­пряг­лась еще боль­ше: — Сим­па­тич­ный, го­во­ришь? Ты толь­ко смот­ри не влю­бись в него. — Ты что? Он же ста­рый, лет со­рок, не мень­ше, — ска­за­ла со сме­хом. Но ска­за­ла без осо­бой уве­рен­но­сти — вид­но, уже при зна­ком­стве что-то ек­ну­ло внут­ри, хо­тя я се­бе не от­да­ва­ла в этом от­че­та. Или про­сто не хо­те­ла признать­ся, что Олег (мыс­лен­но на­зы­ва­ла его про­сто по име­ни) мне по­нра­вил­ся не толь­ко как че­ло­век, но и как муж­чи­на. Вот по­че­му мы влюб­ля­ем­ся имен­но в это­го че­ло­ве­ка, а не в ко­го-ни­будь дру­го­го? Ду­маю, на этот во­прос не да­дут от­ве­та ни фи­ло­со­фы, ни по­эты. Ино­гда го­во­рят, что лю­бовь — это хи­мия. Ерун­да! Хи­мию я зна­ла чуть ли не луч­ше всех на кур­се, но и эта на­у­ка не мог­ла объ­яс­нить, по­че­му при ви­де Оле­га у ме­ня на­чи­на­ло бе­ше­но ко­ло­тить­ся серд­це и кровь при­ли­ва­ла к ще­кам. Два ме­ся­ца про­ле­те­ли неза­мет­но, на­чал­ся но­вый учеб­ный год. На первом же уро­ке био­ло­гии Юля по­лу­чи­ла «две­на­дцать», а по хи­мии и ан­глий­ско­му по­хва­ста­лась «де­сят­ка­ми». В тот день ко­гда ее отец ска­зал, что ис­пы­та­тель­ный срок я про­шла успеш­но, осо­зна­ла: влю­би­лась в него окон­ча­тель­но и бес­по­во­рот­но. По са­мые уши.. Про­шло еще не­сколь­ко недель. Од­на­ж­ды я за­ста­ла до­ма од­но­го Оле­га Алек­сан­дро­ви­ча. Спро­си­ла, где Юля. Вы­яс­ни­лось, что она ушла к по­друж­ке на день рож­де­ния. — Вот как? — уди­ви­лась я. — По­че­му же ме­ня не пре­ду­пре­ди­ла? — Юля не ви­но­ва­та. Она по­про­си­ла ме­ня вам по­зво­нить, но я не стал это­го де­лать. По­ду­мал, мо­жет... вы со­гла­си­тесь со мной по­ужи­нать. По­ка­жи­те мне хоть од­ну жен­щи­ну, ко­то­рая от­ка­за­лась бы про­ве­сти вре­мя на­едине с лю­би­мым муж­чи­ной. Ко­неч­но же, я со­гла­си­лась. Это был клас­си­че­ский ро­ман­ти­че­ский ужин — со све­ча­ми, цве­та­ми, при­глу­шен­ным све­том тор­ше­ра и ти­хой му­зы­кой. — По­тан­цу­ем? — вдруг спро­сил Олег Алек­сан­дро­вич. Ком в гор­ле ме­шал го­во­рить, по­это­му мол­ча кив­ну­ла. Ко­гда он об­нял ме­ня, за­кру­жи­лась го­ло­ва, а ко­гда по­це­ло­вал — во­об­ще чуть не по­те­ря­ла со­зна­ние. Я не пом­ню, как мы ока­за­лись в по­сте­ли. Нет, вру, все пом­ню, каж­дое мгно­ве­ние то­го вол­шеб­но­го ве­че­ра! Дев­ствен­ность я по­те­ря­ла еще на вто­ром кур­се (был у ме­ня то­гда бур­ный, но ко­рот­кий ро­ман с пар­нем из па­рал­лель­ной груп­пы), но секс с неопыт­ным То­ли­ком не шел ни в ка­кое срав­не­ние с тем на­сла­жде­ни­ем, ко­то­рое я ис­пы­та­ла с Оле­гом.

Неожи­дан­но за сте­ной мы услы­ша­ли го­лос Юли. Не по­лу­чив от­ве­та, де­воч­ка рас­пах­ну­ла дверь спаль­ни

По прось­бе лю­бов­ни­ка я пе­ре­нес­ла за­ня­тия с Юлей на час рань­ше (те­перь мы за­ни­ма­лись не каж­дый день, а три ра­за в неде­лю). В эти дни сра­зу после пар еха­ла в кот­те­дж­ный по­се­лок и за­ни­ма­лась с де­воч­кой до се­ми. В семь с ра­бо­ты воз­вра­щал­ся Олег и от­пус­кал доч­ку до де­ся­ти гу­лять. Я вы­хо­ди­ла из до­ма вме­сте с ней и де­ла­ла вид, что иду в сто­ро­ну ав­то­бус­ной оста­нов­ки. Но ко­гда Юля скры­ва­лась из ви­ду, быст­ро воз­вра­ща­лась об­рат­но — ту­да, где ме­ня жда­ли жар­кие объ­я­тия бу­ду­ще­го му­жа. Нет, Олег еще не сде­лал мне пред­ло­же­ния, да­же ни ра­зу не за­го­во­рил на дан­ную те­му, но я бы­ла уве­ре­на: ко­г­да­ни­будь это слу­чит­ся. Ведь, ес­ли муж­чи­на и жен­щи­на лю­бят друг дру­га, ра­но или позд­но им обя­за­тель­но за­хо­чет­ся быть вме­сте. И не пол­то­ра ча­са по по­не­дель­ни­кам, сре­дам и пят­ни­цам, а по­сто­ян­но. В кон­це ме­ся­ца Олег, как обыч­но, вы­дал мне «зар­пла­ту». Я ма­ши­наль­но за­гля­ну­ла в кон­верт и уви­де­ла там сум­му, в пол­то­ра ра­за пре­вы­ша­ю­щую ого­во­рен­ную. Ме­ня бро­си­ло в жар. Это что, пре­мия за секс? Как про­сти­тут­ке с по­ча­со­вой опла­той? — Олег, ты ошиб­ся… — про­шеп­та­ла, крас­нея. — Здесь слиш­ком мно­го… — Про­сто я очень до­во­лен Юль­ки­ны­ми успе­ха­ми, — ска­зал он от­кры­той улыб­кой. — А за хо­ро­шую ра­бо­ту при­вык пла­тить со­от­вет­ствен­но. Это спра­вед­ли­во. У ме­ня сра­зу от­лег­ло от серд­ца. Та­кое по­нят­ное, ло­гич­ное объ­яс­не­ние… А я, ду­ра, на­при­ду­мы­ва­ла се­бе вся­ких глу­по­стей! …Это слу­чи­лось в кон­це но­яб­ря. Юль­ка убе­жа­ла гу­лять с по­друж­ка­ми, мы с Оле­гом ле­жа­ли в по­сте­ли, при­хо­дя в се­бя после бур­ных ласк. И неожи­дан­но за сте­ной, со­всем ря­дом, раз­да­лось: — Па­па, ты не зна­ешь, где мои ро­ли­ки? Хо­чу по­ка­тать­ся... Ни одеть­ся, ни спря­тать­ся, ни да­же вско­чить с по­сте­ли я не успе­ла: дверь ши­ро­ко рас­пах­ну­лась, и на по­ро­ге по­яви­лась Юля. Гла­за де­воч­ки округ­ли­лись. Не­сколь­ко мгно­ве­ний она, как ры­ба, вы­бро­шен­ная на бе­рег, хва­та­ла ртом воз­дух, за­тем со зло­стью за­кри­ча­ла: — Шлю­ха! Ре­ши­ла бо­га­тень­ко­го му­жи­ка окру­тить, да? Чер­та с два! Уби­рай­ся от­сю­да!!! Я жда­ла, что Олег всту­пит­ся за ме­ня, объ­яс­нит Юле, что у нас с ним все се­рьез­но, но он про­дол­жал невоз­му­ти­мо ку­рить. — По­ли­на, те­бе сей­час дей­стви­тель­но луч­ше уй­ти, — ска­зал на­ко­нец. — Из­ви­ни... А на сле­ду­ю­щий день по­зво­нил и со­об­щил, что он от­ка­зы­ва­ет­ся от мо­их услуг, по­то­му что спо­кой­ствие до­че­ри для него важ­нее, чем хо­ро­ший ре­пе­ти­тор и удоб­ная сек­су­аль­ная парт­нер­ша. С тех пор про­шел по­чти год. Се­бе на уче­бу я те­перь за­ра­ба­ты­ваю ноч­ным кас­си­ром в круг­ло­су­точ­ном су­пер­мар­ке­те, от­но­ше­ний с мужчинами из­бе­гаю — слиш­ком бо­лез­нен­ным ока­зал­ся фи­нал мо­ей пер­вой люб­ви.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.