Ле­то, ко­то­рое все из­ме­ни­ло

Не­ве­сти­лись яб­ло­ни, от­цве­та­ла си­рень, а я не зна­ла, что этим ле­том най­ду свою лю­бовь...

Zhenskiye Istorii - - Содержание - Та­тья­на, 32 го­да

Яу­же безум­но со­ску­чил­ся по те­бе, — при­знал­ся Саш­ка, и его за­го­рев­шее и слег­ка осу­нув­ше­е­ся ли­цо на мо­ни­то­ре но­ут­бу­ка за­мет­но по­груст­не­ло. — И я, — без­за­стен­чи­во со­лга­ла му­жу. — Мо­жет, все-та­ки при­е­дешь, а? — в ко­то­рый раз по­пы­тал­ся он уго­во­рить ме­ня. — Та­нюш, у те­бя ведь все рав­но длин­ный от­пуск, а у нас тут сол­неч­но каж­дый день, до мо­ря ру­кой по­дать, а ка­кую обал­ден­ную па­э­лью го­то­вят в ка­феш­ке за уг­лом — м-м-м... С та­рел­кой мож­но сло­пать! — Лад­но, — неожи­дан­но для са­мой се­бя со­гла­си­лась я, чув­ствуя, что слиш­ком уста­ла, что­бы про­дол­жать этот раз­го­вор. — Сей­час по­смот­рю, на ка­кие чис­ла есть би­ле­ты. Про­стив­шись с му­жем, сра­зу же за­кры­ла окош­ко скай­па. Но в стро­ку по­ис­ко­ви­ка вби­ла не на­зва­ние авиа­ком­па­нии, а за­прос, над ко­то­рым ду­ма­ла все вре­мя, по­ка об­ща­лась с му­жем: «Па­кет до­ку­мен­тов для раз­во­да»... На­ше зна­ком­ство да­же с боль­шой на­тяж­кой не тя­нет на ро­ман­ти­че­скую love story: два го­да на­зад я по со­ве­ту по­дру­ги Юли за­ре­ги­стри­ро­ва­лась на сай­те зна­комств, а спу­стя па­ру недель мне на­пи­сал па­рень, пред­ста­вив­ший­ся Алек­сан­дром. Несколь­ко дней мы об­ща­лись с ним в Се­ти, за­тем он пред­ло­жил встре­тить­ся в ре­а­ле. Я сра­зу же со­гла­си­лась, и суб­бот­ним ве­че­ром мы с Са­шей дол­го гу­ля­ли в пар­ке в цен-

тре, бол­тая о вся­кой ерун­де, а за­тем он про­во­дил ме­ня до­мой, скром­но по­це­ло­вав на про­ща­ние в щеч­ку. — Ну как все про­шло? Рас­ска­зы­вай! — Юль­кин го­лос в те­ле­фон­ной труб­ке зве­нел от нетер­пе­ния. — Ну как — обыч­но для пер­во­го сви­да­ния, — уклон­чи­во от­ве­ти­ла я. — Нор­маль­ный па­рень, адек­ват­ный, про­грам­ми­стом ра­бо­та­ет. — Кру­то! — неиз­вест­но че­му об­ра­до­ва­лась она. — Толь­ко те­перь не зво­ни пер­вой. Ес­ли ты ему по­нра­ви­лась, сам на­бе­рет. Са­ша по­зво­нил на сле­ду­ю­щий день. Мы схо­ди­ли в ки­но, по­ели пиц­цу в ка­кой-то кро­шеч­ной, но безум­но до­ро­гой ита­льян­ской за­бе­га­лов­ке, и, ко­гда он про­вел ме­ня до­мой, я со­вер­шен­но без зад­ней мыс­ли при­гла­си­ла его на ко­фе, а утром мы просну­лись в од­ной по­сте­ли. — Влю­би­лась? Призна­вай­ся, — тор­мо­ши­ла ме­ня Юля спу­стя па­ру недель, ко­гда мы от­пра­ви­лись с ней и ее трех­лет­ней ма­лыш­кой Ли­зой в зоо­парк. — Не знаю, — по­жа­ла я пле­ча­ми. — Он мне нра­вит­ся, да. — Ну, это уже нема­ло. Влюб­лять­ся, зна­ешь ли, ве­се­ло, но в на­шем воз­расте важ­нее, что­бы че­ло­век те­бе под­хо­дил. Нам ведь не по два­дцать лет. Уже по­ра се­мью за­во­дить, де­ти­шек. — Ты пра­ва, — со­гла­си­лась с по­дру­гой, гля­дя на Ли­зу­шу, с вос­тор­гом рас­смат­ри­ва­ю­щую сквозь пру­тья клет­ки фа­за­нов, — по­ра. Мы встре­ча­лись с Саш­кой семь ме­ся­цев, и на Но­вый год он сде­лал мне пред­ло­же­ние. Пом­ню, как го­ря­чо шеп­тал на ухо «я люб­лю те­бя», ко­гда

Спу­стя два го­да по­сле на­шей ско­ро­па­ли­тель­ной сва­дьбы я впер­вые за­ду­ма­лась о раз­во­де. За­чем ждать у мо­ря по­го­ды?!

я от­ве­ти­ла «да», и в его гла­зах сто­я­ли сле­зы сча­стья. А мне долж­но бы­ло быть ра­дост­но, вол­ни­тель­но и счаст­ли­во, как каж­дой де­вуш­ке, впер­вые в жиз­ни вы­хо­дя­щей за­муж, но в го­ло­ве по­че­му-то кру­ти­лись сло­ва Юль­ки: «Нам ведь уже не по два­дцать, по­ра се­мью за­во­дить, де­ти­шек». Мы бы­ли же­на­ты око­ло двух лет, ко­гда мысль о раз­во­де впер­вые под- лым чер­вяч­ком за­кра­лась в мой мозг. И тут Саш­ка вдруг объ­явил, что ком­па­ния от­прав­ля­ет его на трех­ме­сяч­ное по­вы­ше­ние ква­ли­фи­ка­ции в ма­те­рин­ский офис, рас­по­ло­жен­ный в Бар­се­лоне. — Там столь­ко воз­мож­но­стей для ка­рьер­но­го ро­ста! Од­но пло­хо: так не хо­чет­ся остав­лять те­бя од­ну, — муж при­тя­нул ме­ня к се­бе, креп­ко об­няв, а я вдруг по­ня­ла, что в эту се­кун­ду чув­ствую гро­мад­ное, как по­то­пив­ший ле­ген­дар­ный «Ти­та­ник» айс­берг, об­лег­че­ние... Я оста­юсь од­на! Не то что­бы мне бы­ло пло­хо с Са­шей, но... В об­щем, од­ной как-то про­ще. Брак не при­нес дол­го­ждан­но­го из­бав­ле­ния от внут­рен­не­го оди­но­че­ства, «стер­пит­ся — слю­бит­ся», ви­ди­мо, во­все не про ме­ня. Един­ствен­ное, что мог­ло спа­сти нас с му­жем, — ре­бе­нок, но его у нас не бы­ло. «Вы аб­со­лют­но здо­ро­вы, по­че­му не про­ис­хо­дит за­ча­тие — непо­нят­но», — раз­во­ди­ли ру­ка­ми вра­чи. «По­еду к Саш­ке и со­об­щу ему о сво­ем ре­ше­нии раз­ве­стись», — по­ста­но­ви­ла я. Ко­неч­но, мне слож­но и боль­но раз­би­вать ему серд­це, но раз уж на это ре­ши­лась, нуж­но най­ти сме­лость сде­лать это с гла­зу на глаз... Од­на­ко ко­гда, вы­хо­дя из са­мо­ле­та, я уви­де­ла Саш­ку, ра­дост­но ма­шу­ще­го мне бу­ке­том, гла­за неожи­дан­но за­щи­па­ло от слез. — Та­ню­ша, ты не пред­став­ля­ешь, как я ску­чал! — сгреб он ме­ня в охап­ку. — И я... и я ску­ча­ла! — при­зна­лась, вдруг осо­знав: это прав­да. Це­лый ме­сяц жи­ла, убеж­дая са­му се­бя, что без му­жа мне луч­ше и ком­форт­нее: не нуж­но каж­дый день тор­чать у пли­ты и го­то­вить еду, раз­ве­ши­вать ба­та­реи нос­ков на ве­рев­ке, слу­шать Саш­ки­ны бес­ко­неч­ные ис­то­рии... Но ока­за­лось, мне как раз это­го все­го и не хва­та­ло! Сбро­сив ве­щи в но­ме­ре го­сти­ни­цы, где жил муж, мы сра­зу по­мча­лись на пляж, и в тот день я немно­го об­го­ре­ла на солн­це, а ве­че­ром Са­ша бе­реж­но сма­зал мне спи­ну кре­мом от ожо­гов. — Я люб­лю те­бя, — про­бор­мо­тал он, це­луя ме­ня в пле­чо, и вдоль мо­е­го по­зво­ноч­ни­ка по­бе­жал рой му­ра­шек... Той но­чью мы за­ни­ма­лись лю­бо­вью точ­но не пер­вый раз — но впер­вые мне бы­ло необык­но­вен­но хо­ро­шо. Два ме­ся­ца, ко­то­рые я про­ве­ла в Бар­се­лоне, ста­ли — без пре­уве­ли­че­ния — луч­шим от­пус­ком в мо­ей жиз­ни. Каж­дый день, по­зав­тра­кав, мы от­прав­ля­лись с Саш­кой на пляж, за­тем

Саш­ка был прав: по­го­да сто­я­ла чу­дес­ная, а па­э­лья ока­за­лась да­же луч­ше, чем я ду­ма­ла. Но ме­ня ра­до­ва­ло со­всем дру­гое

он убе­гал на лек­ции, а я шла гу­лять по го­ро­ду, вос­хи­ща­ясь ле­ген­дар­ной ар­хи­тек­ту­рой Га­уди и ат­мо­сфе­рой «Ро­зы вет­ров». Ве­че­ром мы обыч­но хо­ди­ли ужи­нать в то са­мое ка­фе на уг­лу, где го­то­ви­ли са­мую вкус­ную в ми­ре па­э­лью, ко­то­рую за­пи­ва­ли терп­ким хе­ре­сом. А по­сле воз­вра­ща­лись до­мой, что­бы за­нять­ся лю­бо­вью, и яр­кие звез­ды па­да­ли пря­мо в на­ши спле­тен­ные ла­до­ни... Не знаю, что ста­ло при­чи­ной то­го, что я взгля­ну­ла на сво­е­го му­жа со­всем ина­че: го­ря­чий юж­ный воз­дух, раз­жи­га­ю­щий страсть, или пья­ня­щий мор­ской бриз. Но ко­гда Са­ша про­во­жал ме­ня в аэро­пор­ту, вдруг по­ня­ла: не хо­чу от него уез­жать! — Воз­вра­щай­ся по­ско­рее, — шеп­та­ла, и не­смот­ря на то, что уже объ­яв­ля­ли мой рейс, все ни­как не мог­ла ото­рвать­ся от его губ и рук. — Я бу­ду ждать те­бя. Очень-очень... И ни­ко­гда не за­бу­ду это ле­то. — Я то­же, — про­шеп­тал он. В са­мо­ле­те мне неожи­дан­но ста­ло пло­хо, и око­ло со­ро­ка ми­нут я про­ве­ла в туа­ле­те, чув­ствуя, как в мо­ем же­луд­ке взры­ва­ет­ся атом­ная бом­ба каж­дый раз, ко­гда мы вхо­ди­ли в зо­ну тур­бу­лент­но­сти. Не ста­ло луч­ше и несколь­ко дней спу­стя: каж­дое утро, про­сы­па­ясь, я пер­вым де­лом бе­жа­ла в убор­ную. — Мо­жет, на­до схо­дить к вра­чу? — в го­ло­се му­жа слы­ша­лась непод­дель­ная тре­во­га. — Я при­еду все­го че­рез недель­ку, ми­лая! Дер­жись. — Все бу­дет хо­ро­шо, лю­би­мый, — по­обе­ща­ла ему, ста­ра­ясь, что­бы мой го­лос зву­чал как мож­но спо­кой­нее. Ведь ту важ­ную и ра­дост­ную но­вость, ко­то­рую я со­би­ра­лась ему со­об­щить, не го­во­рят по те­ле­фо­ну...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.