Охот­ник за же­ни­ха­ми

А все-та­ки неда­ром это­му кра­сав­цу да­ли та­кое при­коль­ное имеч­ко. Оно пол­но­стью се­бя оправ­да­ло. Че­му и я, и Ан­на безум­но ра­ды!

Zhenskiye Istorii - - Содержание - Ири­на, 35 лет

Не­дав­но моя дво­ю­род­ная се­ст­ра Аня раз­ве­лась с му­жем. Не ска­жу, что сие со­бы­тие ее силь­но рас­стро­и­ло. Впро­чем, она все­гда на все со­бы­тия в сво­ей жиз­ни смот­ре­ла лег­ко. А то­гда, в день раз­во­да, вы­да­ла: «Ир­ка, при­ез­жай ко мне, бу­дем празд­но­вать из­бав­ле­ние от коз­ла! На­до­ел ху­же горь­кой редь­ки. Сла­ва бо­гу, убрал­ся к чер­ту! Сво­бо­да!» Ко­гда мы спу­стя два ча­са си­де­ли в ее уют­ной ку­хонь­ке за бу­ты­лоч­кой мар­ти­ни, сест­ри­ца ска­за­ла: — При­кинь, это чу­до­ви­ще хо­те­ло за­брать Хан­те­ра! Возо­мни­ло, что име­ет на это пра­во! Объ­яс­няю: Хан­тер, что в пе­ре­во­де озна­ча­ет «охот­ник», — их двух­лет­ний лаб­ра­дор, куп­лен­ный на за­ре сов­мест­ной жиз­ни. Еще трех­ме­сяч­ным щен­ком, как толь­ко по­явил­ся в до­ме, точ­нее, на да­че у ро­ди­чей, он стал ак­тив­но охо­тить­ся за со­сед­ски­ми ку­ра­ми! От­сю­да и имеч­ко. — Ань, ну что ты бу­дешь од­на де­лать с этим непо­се­дой? Его же вы­гу­ли­вать — од­но му­че­ние. — Ни­че­го! — мах­ну­ла ру­кой она. — Про­рвем­ся! Но это­му недо­че­ло­ве­ку сво­е­го лю­би­мо­го пса я не от­дам! А че­рез пол­го­да у Аню­ты вдруг об­ра­зо­вал­ся ро­ман с сим­па­тич­ным мо­ло­дым муж­чи­ной. — И где вы по­зна­ко­ми­лись? — по­ин­те­ре­со­ва­лась я за оче­ред­ной бу­ты­лоч­кой мар­ти­ни. — Пред­став­ля­ешь, Хант сбе­жал от ме­ня в пар­ке. А Ген­ка — ну, мой ны­неш­ний бой­френд — там на озе­ре ры­бу ло­вил. А псин­ка моя бул­тых в во­ду! А па­рень как за­орет: «Осто­рож­но, крюч­ки!» А я: «Дру­гие при­це­пишь!» А он: «Ду­ра, я за со­ба­ку пе­ре­жи­ваю!» Так и по­зна­ко­ми­лись. Так что Хан­тер — охот­ник за же­ни­ха­ми. На­до бы его по­ощ­рить! — Ну и ка­кие пла­ны на бу­ду­щее? — спро­си­ла я сест­ру че­рез неде­лю. — Са­мые что ни на есть ра­дуж­ные! — По­здрав­ляю! — я дей­стви­тель­но

бы­ла ра­да за Ань­ку, но серд­це за­ще­ми­ло: в свои трид­цать три го­да она уже два­жды по­бы­ва­ла за­му­жем. Оба ра­за неудач­но, но все же. И вот те­перь по­явил­ся кра­сав­чик Ген­на­дий и яв­но лю­бит Аню­ту. По­вез­ло ей! Про­шло вре­мя. Как-то ве­че­ром се­ст­ра за­яви­лась ко мне без пре­ду­пре­жде­ния: — Не знаю, что де­лать. Вы­ру­чишь? Ока­за­лось, Аня с Ге­ной со­бра­лись в от­пуск в Гре­цию. Вы­бра­ли пу­тев­ки не из де­ше­вых. Но в дру­гом ту­ра­гент­стве им пред­ло­жи­ли, что на­зы­ва­ет­ся, го­ря­щие, со скид­кой. А пса не на ко­го оста­вить. Ре­ши­ли мне под­ки­нуть. От этой идеи я бы­ла не в вос­тор­ге. — Ань, во-пер­вых, Хан­тер ли­ня­ет, а у ме­ня все за­сте­ле­но па­ла­са­ми. Во­вто­рых, я жи­ву в рай­оне, где нет ни пар­ка, ни по­сад­ки. Где с ним гу­лять?

Не ска­жу, что не люб­лю со­бак, про­сто с ни­ми столь­ко за­бот: кор­ми, ку­пай, вы­гу­ли­вай. Где мне на это най­ти вре­мя?!

— Так, я все про­ду­ма­ла, — от­мах­ну­лась се­ст­ра. — Пе­ре­едешь ко мне на вре­мя. Ря­дом парк, на ра­бо­ту те­бе близ­ко… — У ме­ня ру­ка бо­лит, та­ко­го здо­ро­вя­ка не удер­жу! — не сда­ва­лась я. — В пар­ке бу­дешь от­пус­кать Хан­те­ра с по­вод­ка. Ко­ро­че, про­бле­мы ре­ше­ны! Ну, Ань­ка лю­бо­го мо­жет убол­тать! В пят­ни­цу ве­че­ром, при­хва­тив необ­хо­ди­мые ве­щи, я пе­ре­еха­ла в ее квар­ти­ру. — Вот тут су­хой корм для Хан­те­ра, а тут…— ин­струк­ти­ро­ва­ла ме­ня се­ст­ра. — Угу, — про­бур­ча­ла с усмеш­кой. — А тут для ме­ня! Иди уже! Вон твой нена­гляд­ный сиг­на­лит под ок­на­ми! — Ни­че­го, по­до­ждет. Да! Что­бы те­бе не бы­ло скуч­но, я в хо­ло­диль­ник по­ста­ви­ла па­ру бу­ты­ло­чек хо­ро­ше­го вин­ца. А то за­гру­стишь еще, не дай бог! Не ску­чай! Хан­та не оби­жай! Не за­бы­вай кор­мить! — Сгинь! — чмок­нув в ще­ку, я вы­тол­ка­ла сест­ри­цу в подъ­езд и за­кры­ла дверь. По­сто­яв в при­хо­жей, по­шла в кух­ню, от­ку­по­ри­ла мар­ти­ни и на­ли­ла се­бе бо­кал: «Вот, уже на­чи­на­ешь пить в оди­но­че­стве! А что де­лать?!» Гло­ток за глот­ком — и я раз­ре­ве­лась. Мои баб­ские за­вы­ва­ния раз­бу­ди­ли Хан­те­ра. Пес усел­ся ря­дом и па­ру ми­нут с со­чув­стви­ем на­блю­дал за мо­ей ис­те­ри­кой. А по­том лиз­нул ру­ку, слов­но го­во­ря: «Ты че­го? Все бу­дет хо­ро­шо!» Толь­ко я сла­бо в это ве­ри­ла... Утром ме­ня раз­бу­дил мок­рый и хо­лод­ный со­ба­чий нос. Он ты­кал­ся мне в ще­ку, пле­чо, шею: «Вста­вай, со­ня! Я го­тов ид­ти гу­лять!» И ни­че­го не по­де­ла­ешь! При­шлось под­ни­мать­ся и то­пать на ули­цу. — Не взду­май ме­ня не тя­нуть, яс­но? Пес взвизг­нул, за­ви­лял хво­стом — мол, по­нял, а спу­стя ми­ну­ту по­мчал­ся. Ойк­нув, я по­нес­лась сле­дом. «Ес­ли спо­ткнусь — ко­нец мне! — по­ду­ма­ла на бе­гу. — Со­т­ру пу­зо и ко­ле­ни до мя­са!» Ко­ро­че, та­кой бод­рень­кой рыс­цой мы до­мча­лись до пар­ка. Вос­поль­зо­вав­шись ми­нут­ной за­мин­кой, я от­пу­сти­ла Хан­те­ра с по­вод­ка. Он с ра­дост­но за­ла­ял и сно­ва ра­ке­той рва­нул впе­ред. — Ку­да?! Хан­тер! Сто­ять! — ис­тош­но за­во­пи­ла я. Не успе­ла до­бе­жать до по­во­ро­та, как услы­ша­ла ха­рак­тер­ный звук па­да­ю­ще­го те­ла и гро­хот ме­тал­ла, на­вер­ное, это был са­мо­кат или ве­ло­си­пед. — Яд­рен-ба­тон! — вы­ру­гал­ся кто-то в ку­стах. — Так шею сло­мать мож­но! Я ри­ну­лась на го­лос и на­ча­ла что-то ле­пе­тать в свое оправ­да­ние. — Угу... За­ве­дут со­бак, а учить не хо­тят! — про­вор­чал в от­вет си­дя­щий на зем­ле мо­ло­дой муж­чи­на в шле­ме. — Но это не моя со­ба­ка, а сест­ры, — про­дол­жа­ла оправ­ды­вать­ся я. — Про­сти­те его. Нас... На­де­юсь, вы не силь­но ушиб­лись? — Да лад­но, до сва­дьбы за­жи­вет! Кста­ти... я ки­но­лог мест­но­го клу­ба со­ба­ко­во­дов. Не хо­ти­те по­хо­дить к нам на за­ня­тия? — Я же ска­за­ла — это не моя со­ба­ка! Да и до­ро­го, на­вер­ное… — Для вас — нет! — улыб­нул­ся он. — Вы, на­вер­ное, шу­ти­те? — Ни­че­го по­доб­но­го. Со­гла­шай­тесь! Ду­маю, се­ст­ра вам бу­дет толь­ко бла­го­дар­на! Я ре­ши­ла, что он прав. И в вос­кре­се­нье утром жда­ла Ан­дрея — так зва­ли по­стра­дав­ше­го ве­ло­си­пе­ди­ста-ки­но­ло­га — на ста­ди­оне. Не знаю по­че­му, но серд­це у ме­ня го­то­во бы­ло вы­ско­чить из гру­ди. Впро­чем, ка­кой смысл тем­нить: все я пре­крас­но зна­ла, ведь на­ка­нуне весь ве­чер вспо­ми­на­ла эти ве­се­лые се­рые гла­за, улыб­ку, го­лос… На за­ня­тия я во­ди­ла Хан­те­ра ре­гу­ляр­но и с боль­шим удо­воль­стви­ем: так при­ят­но бы­ло об­щать­ся с Ан­дре­ем. А од­на­жды па­рень по­шел ме­ня про­во­жать и, взяв за ру­ку, спро­сил: — Мы ведь бу­дем ви­деть­ся, ко­гда Хан­те­ра за­бе­рут, прав­да? С тех пор про­шел год. В про­шлую суб­бо­ту Ань­ка вы­шла за­муж за сво­е­го Ге­ну. А че­рез два ме­ся­ца со­сто­ит­ся на­ша с Ан­дре­ем сва­дьба. Так что спа­си­бо Хан­те­ру за класс­но­го же­ни­ха…

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.