Пусть зна­ет, на ко­го ме­ня про­ме­нял!

У мо­ей по­дру­ги Ма­ри­ны же­лез­ный прин­цип: ни­ка­ких неустав­ных от­но­ше­ний с кол­ле­га­ми!

Zhenskiye Istorii - - Содержание - Юлия, 26 лет

Не сме­ши­вай лич­ную жизнь и ра­бо­ту! — по­уча­ла ме­ня Ма­ри­на. — Слу­жеб­ные ро­ма­ны до добра не до­ве­дут! По­дру­га стар­ше ме­ня все­го на два го­да, но муд­рее в ты­ся­чу раз. Нет что­бы при­слу­шать­ся к ее мне­нию! Я же, как ду­ра, об­ра­до­ва­лась, что наш но­вый ме­не­джер Вик­тор Аге­ев из всех офис­ных ба­ры­шень об­ра­тил вни­ма­ние имен­но на ме­ня. Ведь он был так хо­рош: хо­ле­ный, стиль­но оде­тый, мод­ная ще­ти­на на ще­ках. Ма­чо. Ами­го. Ко­ро­че, я не усто­я­ла. Ши­ла в меш­ке не ута­ишь — ско­ро весь кол­лек­тив был в кур­се на­ших от­но­ше­ний. Да мы, ес­ли чест­но, осо­бо их и не скры­ва­ли. За­чем? Оба — сво­бод­ные, в ра­бо­чее вре­мя неж­но­стям не пре­да­ем­ся — для это­го нам вполне хва­та­ло ве­че­ров и но­чей. Встре­ча­лись мы боль­ше по­лу­го­да, и я уже мыс­лен­но пред­став­ля­ла на­шу сва­дьбу, но тут про­изо­шло нечто непред­ви­ден­ное. Нет, ни с мо­им воз­люб­лен­ным, а с ше­фом — у него слу­чил­ся ин­фаркт. К сча­стью, он вы­ка­раб­кал­ся, но ре­шил не ис­ку­шать судь­бу — ушел на за­слу­жен­ный от­дых. В ди­рек­тор­ском ка­би­не­те обос­но­вал­ся но­вый хо­зя­ин, трид­ца­ти­трех­лет­ний Ан­тон Сер­ге­е­вич. Ду­ма­е­те, он ока­зал­ся ярым про­тив­ни­ком неустав­ных от­но­ше­ний и стал прес­со­вать нас с Ви­тей? На­про­тив, мо­ло­дой шеф да­же при­вет­ство­вал слу­жеб­ные ро­ма­ны, так как у влюб­лен­но­го че­ло­ве­ка рез­ко по­вы­ша­ет­ся кпд. Кро­ме то­го, Ан­тон Сер­ге­е­вич ввел бо­лее де­мо­кра­тич­ный дресс-код и сме­нил сек­ре­тар­шу. Преж­нюю — Зи­на­и­ду Ни­ко­ла­ев­ну (по­дру­гу же­ны быв­ше­го ше­фа, флег­ма­тич­ную ры­жую да­му ве­сом в сто кэгэ) — от­пра­вил в бух­гал­те­рию, а в при­ем­ную по­са­дил юную кра­сот­ку

— два­дца­ти­лет­нюю Ри­точ­ку Ор­ло­ву. Мы все ожи­да­ли, что шеф с сек­ре­тар­шей нач­нут… по­вы­шать кпд, но нет — еще од­ной из доб­ро­де­те­лей Ан­то­на Сер­ге­е­ви­ча бы­ла вер­ность име­ю­щей­ся су­пру­ге. Увы, Ви­тю­ша вер­но­стью

Не мо­гу пе­ре­дать, как я зли­лась, ко­гда ви­де­ла эту слад­кую па­роч­ку. Хо­те­лось за­пу­стить в них ды­ро­ко­лом!

не от­ли­чал­ся и на по­яв­ле­ние Ри­точ­ки от­ре­а­ги­ро­вал, как охот­ни­чья со­ба­ка на дичь — сде­лал стой­ку. И тут же стал об­ха­жи­вать ее точ­но так же, как пол­го­да на­зад об­ха­жи­вал ме­ня. Мо­же­те се­бе пред­ста­вить, что я чув­ство­ва­ла, на­блю­дая, как че­ло­век, ко­то­рый еще не­дав­но клял­ся мне в люб­ви, на­зы­вая «лю­би­мой», за­иг­ры­ва­ет с сек­ре­тар­шей, а та в от­вет ко­кет­ли­во хи­хи­ка­ет и стро­ит ему глаз­ки. Пы­та­лась убеж­дать се­бя, что меж­ду ни­ми все­го лишь невин­ный флирт. Но это по­мо­га­ло до тех пор, по­ка од­на­жды не уви­де­ла, как Вик­тор са­жа­ет Мар­га­ри­ту к се­бе в ма­ши­ну, и они уез­жа­ют в неиз­вест­ном на­прав­ле­нии. Всю ночь я про­пла­ка­ла, а утром при­е­ха­ла на ра­бо­ту по­рань­ше. В зда­ние за­хо­дить не ста­ла — спря­тав­шись за де­ре­во, жда­ла непо­да­ле­ку от вхо­да. На­ко­нец «Маз­да» Вик­то­ра за­еха­ла на офис­ную пар­ков­ку. Из нее вы­порх­ну­ла сек­ре­тар­ша, за­тем нето­роп­ли­во вы­брал­ся сам Аге­ев. — По­нят­но, — про­це­ди­ла я сквозь зу­бы. — Зна­чит, сов­мест­ным ужи­ном де­ло не за­кон­чи­лось — зав­тра­ка­ли они то­же вме­сте! За­крыв гла­за, пред­ста­ви­ла, как они но­чью лас­ка­ли друг дру­га в кро­ва­ти, а утром Вик­тор при­нес этой стер­ве ко­фе в по­стель, и в гла­зах по­тем­не­ло от рев­но­сти. Вы­шла из-за де­ре­ва, пре­гра­ди­ла им путь: — Ви­тя, по­до­жди. Ду­маю, нам нуж­но по­го­во­рить. Ри­точ­ка, оки­нув ме­ня по­бед­ным взгля­дом, про­шла ми­мо, а Вик­тор нехо­тя оста­но­вил­ся: — Да­вай толь­ко бы­ст­ро — че­рез пят­на­дцать ми­нут со­ве­ща­ние у ше­фа. Я не ста­ла раз­во­дить ки­тай­ских це­ре­мо­ний и спро­си­ла в лоб: — Ты те­перь с Ор­ло­вой? А как же я? — Юлень­ка… Ты класс­ная, и мне по­ка­за­лось, что я влю­бил­ся, но… В об­щем, все по­зна­ет­ся в срав­не­нии, и... — Ду­маю, у нее есть та­кая воз­мож­ность, — усмех­ну­лась я. — Су­дя по ко­ли­че­ству брюли­ков, ты у Мар­го не един­ствен­ный. И вряд ли смо­жешь кон­ку­ри­ро­вать в фи­нан­со­вом плане с тем, кто ее со­дер­жит! — Вот толь­ко не на­до пош­ло­стей, — по­мор­щил­ся он. — И, по­жа­луй­ста, без ис­те­рик. Тер­петь это­го не мо­гу! — Не бой­ся, пуб­лич­ных сцен рев­но­сти не бу­дет и ме­шать вам с Ри­ту­лей не ста­ну! Ка­ти­тесь оба к чер­ту! — Не сдер­жав­шись, я за­ле­пи­ла ему звон­кую по­ще­чи­ну и убе­жа­ла — бо­я­лась раз­ре­веть­ся. На са­мом де­ле бы­ло жут­ко обид­но и очень боль­но. Слад­кая па­роч­ка с за­шка­ли­ва­ю­щим кпд слов­но на­роч­но все вре­мя по­па­да­лась мне на гла­за. Два ме­ся­ца они тра­ви­ли мне ду­шу, вы­зы­вая сво­им ви­дом стой­кое же­ла­ние за­пу­стить в них ды­ро­ко­лом. А по­том у Нат­ки Кри­ма­чен­ко ро­ди­лась доч­ка. Кол­лек­тив де­ле­ги­ро­вал ме­ня со­брать день­ги на по­да­рок. Для за­чи­на от­пра­ви­лась к ше­фу — Ан­тон Сер­ге­е­вич рас­щед­рил­ся на пять­сот гри­вен, а по­том стал рас­спра­ши­вать, как про­дви­га­ет­ся под­го­тов­ка ре­клам­ной ак­ции по но­во­му про­дук­ту. Я от­ве­ча­ла, а са­ма при­слу­ши­ва­лась к те­ле­фон­но­му раз­го­во­ру Мар­го (дверь в ка­би­нет оста­лась при­от­кры­той). — У ме­ня все про­сто су­пер! — хва­ста­лась сек­ре­тар­ша ка­кой-то Ироч­ке. — К те­бе на день рож­де­нья? Нет, ни­как не смо­гу. Мы с лю­би­мым едем на Кипр. Ага. Он уже за­бро­ни­ро­вал но­мер в оте­ле vip-клас­са. «Вот гад! Мне так да­рил толь­ко кон­фет­ки и де­ше­вые без­де­луш­ки, а Рит­ку ве­зет на до­ро­гой ку­рорт. Пред­став­ляю, сколь­ко сто­ит та­кое удо­воль­ствие на дво­их!» — со зло­стью ду­ма­ла я, вих­рем про­но­сясь ми­мо ще­бе­чу­щей раз­луч­ни­цы в при­ем­ной. В ту ми­ну­ту как ни­ко­гда хо­те­лось при­бить пре­да­те­ля Аге­е­ва. Толь­ко вы­шла в ко­ри­дор, а тут он сам, ле­гок на по­мине. Уви­дев ме­ня, от­вер­нул­ся. — Го­ни столь­ник, Кри­ма­чен­ко доч­ку ро­ди­ла, — мрач­но ска­за­ла я. — Ты бы не мог­ла за ме­ня сдать, а то я сей­час на ме­ли. В зар­пла­ту вер­ну. Я обо­мле­ла от та­кой наг­ло­сти. — Хо­ро­шень­кое де­ло! Зна­чит, на vip­го­сти­ни­цу на Ки­п­ре у те­бя есть день­ги, а на по­да­рок Нат­ке нет? — Ка­кой еще Кипр? — очень на­ту­раль­но уди­вил­ся Аге­ев. — В ко­то­рый ты Ри­ту­лю ве­зешь. — Юля, ты что-то на­пу­та­ла. Мар­го на две неде­ли едет к за­бо­лев­шей ба­буш­ке в Жи­то­мир. — К ба­буш­ке, го­во­ришь? Ну-ну… — я со­бра­лась ид­ти даль­ше, но Вик­тор схва­тил ме­ня за ру­ку: — По­стой! Ты что-то зна­ешь, да? — Да так, слы­ша­ла кое-что... — И я по­дроб­но пе­ре­ска­за­ла ему неволь­но под­слу­шан­ный раз­го­вор. — Мо­жет, Ри­та на­роч­но это при­ду­ма­ла? — пе­ре­дер­нул пле­ча­ми он. — Те­атр устро­и­ла, что­бы те­бя по­злить. — С ка­кой ста­ти? — фырк­ну­ла. — Раз­ве я ее оби­жаю или по­пе­рек до­ро­ги ста­нов­люсь? Хо­тя... Ве­рить или не ве­рить — ре­шай сам, а мне на вас пле­вать с вы­со­кой ко­ло­коль­ни! Же­сто­ко? Воз­мож­но. Но пусть зна­ет, на ко­го он ме­ня про­ме­нял. Хо­ти­те знать, чем за­кон­чи­лась эта ис­то­рия? Вик­тор вы­яс­нил-та­ки, что его нена­гляд­ная Ри­точ­ка па­рал­лель­но про­дол­жа­ла встре­чать­ся с ка­ким­то со­сто­я­тель­ным «па­пи­ком». С ним она и со­би­ра­лась на Кипр. Ко­гда я по­сле вы­ход­ных вы­шла на ра­бо­ту, Вик­тор ото­звал ме­ня в сто­рон­ку и с ви­дом по­би­той со­ба­ки ска­зал: — Юль, я был та­ким ду­ра­ком! Про­сти ме­ня, по­жа­луй­ста, ес­ли мо­жешь. Кста­ти, я ку­пил те­бе по­да­рок. Вот...

И тут до ме­ня до­шло: ведь Рит­ка Вик­то­ру из­ме­ня­ет! Хо­тя так это­му мер­зав­цу и на­до. Как аук­нет­ся...

— Коль­цо? — удив­лен­но спро­си­ла я. — Ну да. С брил­ли­ан­том. Ведь я хо­чу не про­сто воз­об­но­вить от­но­ше­ния, а что­бы ты ста­ла мо­ей же­ной! У ме­ня вы­рвал­ся сме­шок. — Аге­ев, лю­бовь не по­ку­па­ют! ...Сей­час я встре­ча­юсь с Оле­гом — опе­ра­то­ром с те­ле­ви­де­ния. И у ме­ня, как и у Ма­рин­ки, же­лез­ный прин­цип — ни­ка­ких слу­жеб­ных ро­ма­нов!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.