Фея из-за буг­ра

Ма­ма и сест­ра мо­е­го му­жа долж­ны бы­ли вот-вот при­ле­теть, и мы с нетер­пе­ни­ем жда­ли их. Прав­да, то­гда я еще не зна­ла, чем м это за­кон­чит­ся... .

Zhenskiye Istorii - - Содержание - Ин­на, 27 лет

Стас нерв­ни­чал, как под­ро­сток, со­би­ра­ю­щий­ся при­гла­сить на сви­да­ние са­мую кра­си­вую де­воч­ку в шко­ле. — Рас­слабь­ся, — по­хло­па­ла я му­жа по спине. — Это же твои ма­ма и сест­ра! А ты пе­ре­жи­ва­ешь, буд­то идешь на важ­ное со­бе­се­до­ва­ние. — Не за­бы­вай, что сест­ру я не ви­дел пять лет! Алин­ке один­на­дцать цать бы­ло, ко­гда она уеха­ла... А сей­час час шест­на­дцать! Со­всем взрос­лая. А вдруг она ме­ня не узна­ет? — Вы же каж­дую неде­лю по скай­пу раз­го­ва­ри­ва­е­те! — рас­сме­я­лась я. — Так у них чет­вер­тый ме­сяц ка­ме­ра не ра­бо­та­ет, — мах­нул ру­кой су­пруг и вдруг ожи­вил­ся, уви­дев, как на элек­трон­ном м таб­ло на­про­тив рей­са из То­рон­то о за­све­ти­лось «При­был». Мать Ста­са уеха­ла в Ка­на­ду семь лет на­зад — она от­лич­но зна­ла ан­глий­ский и фран­цуз­ский, и зна­ко­мые ее по­дру­ги, жив­шие в неболь­шом го­род­ке в Кве­бе­ке, при­гла­си­ли ее ра­бо­тать гу­вер­нант­кой. На вре­мя ее отъ­ез­да де­ти оста­лись с от­цом (мно­го лет на­зад она с ним раз- ве­лась). Спу­стя год Еле­на Гри­го­орьев­на по­зна­ко­ми­лась с Жор­жем, ем, вла­дель­цем неболь­шой кон­ди­те­ри­тер­ской, и вы­шла за него за­муж. По­том за­бра­ла Али­ну, млад­шую дочь — Стас то­гда уже был взрос­лым, окон­чил ил уни­вер и встре­чал­ся со мной, по­то­му му ехать

от­ка­зал­ся. Мы об­ща­лись со све­кро­вью по скай­пу. Пять лет на­зад, ко­гда ро­ди­лась Ли­за, она да­же при­ле­та­ла к нам, при­та­щив с со­бой два огром­ных че­мо­да­на по­дар­ков. А вот Али­ну, мою те­перь уж шест­на­дца­ти­лет­нюю зо­лов­ку, я ви­де­ла толь­ко на мо­ни­то­ре но­ут­бу­ка. — Вон они! — вос­клик­нул Стас, толк­нув ме­ня лок­тем. Но вгля­ды­ва­ясь в тол­пу, я не ви­де­ла зна­ко­мых лиц. И вдруг узна­ла — да вот же она, Еле­на Гри­го­рьев­на! Пе­ре­кра­си­лась в блонд, по­мо­ло­де­ла... Я по­ма­ха­ла ей ру­кой. Толь­ко вот где же Али­на?.. Не успе­ла об этом по­ду­мать, как незна­ко­мая дев­чон­ка с яр­ко-ро­зо­вы­ми пе­рья­ми в свет­лых во­ло­сах, иду­щая ря­дом с све­кро­вью, то­же при­ня­лась ма­хать нам ру­кой. Ой, так это же млад­шая сест­рен­ка Ста­са! — Ма­ма! Аля! — Стас сгреб в охап­ку их обе­их сра­зу. — Как вы до­ле­те­ли? — Нор­маль­но до­ле­те­ли! — Еле­на Григ го­рьев­на, осво­бо­див­шись из креп­ких о объ­я­тий, при­ня­лась с гор­до­стью осмат три­вать сы­на. — Ка­кой ты у ме­ня стал! К Кра­си­вый муж­чи­на! Весь в де­да... Вот ч что зна­чит пра­виль­ная же­на ря­дом! П По­сле бур­ных объ­я­тий, мил­ли­о­на воп про­сов и от­ве­тов мы на­ко­нец на­пра­вил лись к вы­хо­ду. Всю до­ро­гу по пу­ти дом мой мне не да­вал по­коя вид Али­ны. — У те­бя вро­де бы­ла дру­гая при­чес­ка? — Да, это я на днях сде­ла­ла, — объ­яс­нил ла де­вуш­ка, го­во­ря­щая с ед­ва за­мет­ным а ак­цен­том. — Дол­го ма­му уго­ва­ри­ва­ла. А как за­кон­чи­лись за­ня­тия в шко­ле, она раз­ре­ши­ла. И пир­синг то­же. — Кру­то, — ис­кренне ска­за­ла я, ду­мая о том, что, на­вер­ное, в шест­на­дц цать сде­ла­ла бы то же са­мое... Е Ед­ва мы за­шли до­мой, на­встре­чу выс ско­чи­ла Ли­за, раз­ма­зы­вая сле­зы по щек кам и раз­ма­хи­вая плю­ше­вым жи­ра­фом, и из шеи ко­то­ро­го тор­чал клок ва­ты. — Смот­ри­те, что сде­лал Бак­сик! — пож жа­ло­ва­лась доч­ка. Во­об­ще-то на­ше­го к ко­та зо­вут Барс, но Ли­за, зо­вет его в ч честь аме­ри­кан­ской ва­лю­ты. — Ни­че­го, я за­шью, — уте­ши­ла мал лыш­ку. — Поздо­ро­вай­ся же с го­стя­ми! Несколь­ко се­кунд доч­ка вни­ма­тель­но раз­гля­ды­ва­ла ро­зо­вые во­ло­сы сво­ей за­мор­ской тет­ки, ко­рот­кое пла­тье и за­пя­стья в брас­ле­тах, а за­тем вос­тор­жен­но спро­си­ла: «Ты — фея, да?» Мы все друж­но рас­сме­я­лись, и с тех пор млад­шую сест­ру му­жа в на­шей се­мье на­зы­ва­ли не ина­че как фея. Несмот­ря на свой внеш­ний вид, ко­то­рый неве­ро­ят­но сму­щал на­ших ба­бу­лек-со­се­док, со­би­ра­ю­щих­ся на ска­мей­ке воз­ле подъ­ез­да, Али­на ока­за­лась де­вуш­кой вос­пи­тан­ной и доб­рой. По­ка Стас с ма­мой ула­жи­вал неко­то­рые де­ла, свя­зан­ные с про­да­жей их ста­рой квар­ти­ры, она по­мо­га­ла мне с Ли­зу­шей. В по­след­ние дни я да­же до­ве­ря­ла зо­лов­ке хо­дить с пле­мян­ни­цей на про­гул­ки, с ко­то­рых они неиз­мен­но воз­вра­ща­лись до­воль­ные. И че­рез па­ру дней ста­ла за­ме­чать, что их друж­ба на­ча­ла да­вать

Несмот­ря на необыч­ную внеш­ность, сест­ра му­жа ока­за­лась де­вуш­кой вос­пи­тан­ной и доб­рой...

пло­ды: все кук­лы в ком­на­те Ли­зы вдруг ста­ли по­хо­жей на ком­ман­дос, на­нес­ших бо­е­вой рас­крас. — Это на­зы­ва­ет­ся ма­ки­яж, — объ­яс­ни­ла мне моя пя­ти­лет­няя дочь с та­ким ви­дом, буд­то я по­ни­ма­ла в этом не боль­ше, чем она — в ло­га­риф­ми­че­ских урав­не­ни­ях. — Ме­ня Али­на на­учи­ла. Кра­си­во? — Кра­си­во.... — неуве­рен­но ки­ва­ла в от­вет, раз­гля­ды­вая ку­кол с чер­ны­ми гу­ба­ми и яр­ко-ро­зо­вы­ми ще­ка­ми. — Ты же по­ни­ма­ешь, Ли­зонь­ка, что фло­ма­сте­ры по­том бу­дет не так про­сто от­мыть? — Мне так нра­вит­ся, — упря­мо за­яви­ла дочь. — Ко­гда вы­рас­ту, бу­ду то­же кра­сить­ся! И во­ло­сы хо­чу, как у феи! Призна­юсь от­кро­вен­но, я бы­ла не слиш­ком ра­да то­му, что ма­лыш­ка хо­чет стать по­хо­жей на «фею». В кон­це кон­цов, это был не худ­ший об­раз для под­ра­жа­ния, но боль­ше все­го ме­ня оби­жал тот факт, что Ли­зу­ша хо- чет быть по­хо­жей на ко­го-то, кро­ме ме­ня, — ведь до тех пор, по­ка в на­шей жиз­ни не по­яви­лась Али­на, я бы­ла един­ствен­ным и непре­ре­ка­е­мым ав­то­ри­те­том для до­че­ри. «Хо­чу пла­тье, как у ма­мы!» «Бу­ду но­сить хво­стик, как ма­ма!» Ви­ди­мо, моя кро­ха-дочь на­чи­на­ла взрос­леть... И, как лю­бая мать, я бы по­сте­пен­но сми­ри­лась с этим, ес­ли бы не один слу­чай... Я как раз вы­хо­ди­ла из спорт­за­ла, ко­то­рый по­се­ща­ла раз в неде­лю, ко­гда мне по­зво­ни­ла Еле­на Гри­го­рьев­на. — Ин­ноч­ка, толь­ко ты не вол­нуй­ся, по­жа­луй­ста! — по­про­си­ла све­кровь, буд­то не зная, что боль­ше че­ло­век на­чи­на­ет вол­но­вать­ся имен­но по­сле этих слов. Нас­ко­ро пе­ре­одев­шись и да­же не при­няв душ, я по­мча­лась до­мой. Там ме­ня жда­ла моя се­мья, со­брав­ша­я­ся на кухне. — Я про­сто хо­те­ла быть по­хо­жей на фею! — хны­ка­ла Ли­за. Я схва­ти­ла ее на ру­ки — сла­ва бо­гу, це­ла и невре­ди­ма! И толь­ко то­гда за­ме­ти­ла, что в куд­ряш­ках до­че­ри сплошь и ря­дом за­стря­ли ку­соч­ки ро­зо­во­го пла­сти­ли­на. — Ми­лая, ну за­чем же ты та­кое со­тво­ри­ла с со­бой, — лас­ко­во по­жу­ри­ла дочь, пы­та­ясь вы­брать из мяг­ких дет­ских во­лос лип­кий пла­сти­лин. — Мы уже про­бо­ва­ли, — го­рест­но вздох­нув, ска­за­ла све­кровь. — Ни­че­го не по­лу­ча­ет­ся. Ей боль­но, пла­чет. Про­сто не зна­ем, что и де­лать... — Ни­че­го не по­де­ла­ешь, при­дет­ся стричь, — раз­вел ру­ка­ми муж. К сча­стью, мы на­шли спо­соб спа­сти Ли­зоч­ки­ны кра­си­вые куд­ри, ко­то­рые я так лю­би­ла. Хо­ро­шо, что су­ще­ству­ют феи в са­ло­нах кра­со­ты, про­фес­си­о­на­лы, ко­то­рые дей­стви­тель­но спо­соб­ны тво­рить чу­де­са. Про­во­див че­рез неде­лю све­кровь и зо­лов­ку в аэро­порт и сев в ма­ши­ну, я ти­хо при­зна­лась му­жу: — Не оби­жай­ся, ми­лый, но ме­ня ра­ду­ет, что они уже уле­те­ли. Али­на неглу­пая дев­чон­ка, ду­маю, вся эта пан­ков­ская блажь у нее ско­ро прой­дет. И, ко­неч­но, на­де­юсь, что у нас с то­бой по­лу­чит­ся в свое вре­мя из­бе­жать пир­син­га, та­ту и ро­зо­вых во­лос... Ну хо­тя еще бы лет де­сять, прав­да?

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.