Разоблачен и уничтожен

Ни­ко­гда бы не по­ду­ма­ла, что фра­за «Сде­лал га­дость – серд­цу ра­дость!» обо мне! Ока­за­лось, пло­хо се­бя зна­ла

Zhenskiye Istorii - - Содержание - Юлия, 26 лет

Год на­зад шеф пе­ре­вел ме­ня в но­вый офис. Чест­но го­во­ря, оря, я бы­ла не в вос­тор­ге: и от до­ма ма да­ле­ко, и при­дет­ся вли­вать­ся в чу­жой кол­лек­тив. Но ко­гда пе­ре­сту­пи­ла пи­ла по­рог но­во­го ка­би­не­та, вскрик­ну­ла ла от ра­до ра­до­сти: в ка­би­не­те за ком­пом си­дел Ан­тон Жур­ков­ский, кра­сав­чик, с ко­то­рым учи­лась в ин­сти­ту­те и в ко­то­ро­го бы­ла без­на­деж­но влюб­ле­на. Он был стар­ше всех в груп­пе, так как по­сту­пил уже по­сле служ­бы в ар­мии. — Юль­ка! — уди­вил­ся Ан­тон. — При­вет! Ка­ки­ми судь­ба­ми? — При­вет, — от­ве­ти­ла, под­хо­дя бли­же. — Ме­ня пе­ре­бро­си­ли из «Век­то­ра». — На по­вы­ше­ние по­шла? Или, на­обо­рот, как в ин­сти­ту­те, всю­ду свой нос со­ва­ла, и от те­бя из­ба­ви­лись? Ме­ня за­дел его на­смеш­ли­вый тон. — Ни то ни дру­гое! Кста­ти, бу­дет те­бе из­вест­но, я по­лу­чи­ла вто­рую «выш­ку», и непо­сред­ствен­но по во­про­сам рас­че­тов и ра­бо­ты с по­став­щи­ка­ми! — Рас­тешь! — про­дол­жал ер­ни­чать Ан­тон. — Не вы­пенд­ри­вай­ся, — одер­ну­ла его од­на из со­труд­ниц. — Про­хо­ди, Юля, вот твой стол! И не об­ра­щай на Ан­то­на вни­ма­ния! Он всех под­ка­лы­ва­ет! Де­вуш­ка бы­ла лет на пять стар­ше ме­ня, и пред­ста­ви­лась Але­ной. Еще в ка­би­не­те си­де­ли пух­лень­кая блон­дин­ка Ли­ля, ба­рыш­ня мо­дель­ной внеш­но­сти На­та­ша и уг­ло­ва­тый оч­ка­рик Ма­рат. — Ма­ра­тик — ге­ний! — ска­за­ла о нем Але­на. — Раз­ра­бо­тал но­вую про­грам­му, по ко­то­рой вы вме­сте бу­де­те ра­бо­тать! Па­рень он про­стой, доб­рый, толь­ко очень стес­ни­тель­ный. — А об Ан­тоне что ска­жешь? — Слиз­няк. Пре­про­тив­ный тип, ко­ро­че! Осте­ре­гай­ся его! Есте­ствен­но, мне не по­нра­вил­ся по­доб­ный от­зыв о пред­ме­те мо­их воз­ды­ха­ний. Спро­си­ла: — За­чем ты так о нем? Она лишь мол­ча по­жа­ла пле­ча­ми. Несколь­ко ме­ся­цев мы, как вы­ра­зил­ся Ма­рат, раз­ра­ба­ты­ва­ли но­вую стра­те­гию фир­мы. Вро­де бы у всех все по­лу­ча­лось. Кро­ме Ан­то­на. С его лег­кой ру­ки па­ру се­рьез­ных сде­лок про­шли ми­мо нас и по­па­ли к кон­ку­рен­там. На­чаль­ство него­до­ва­ло. Ни­ка­ких до­во­дов, что ви­но­ват в этом имен­но он, Ан­тон не слы­шал. Толь­ко злоб­но огры­зал­ся. А я все тай­но по нему сох­ла и на­де­я­лась, что он на­ко­нец об­ра­тит на ме­ня вни­ма­ние. Но увы… — Смот­рю, ты на Жу­ри­ка за­па­ла? —

как-то спро­си­ла ме­ня Ален Але­на. — А что, за за­мет­но? — рас­те­ря­лась ря я. — Еще как! к Не то­го то вы­бра­ла. бр Я же го­во­рил ри­ла, он про про­тив­ный тип! Кры­се­ныш... —Ук — У каж­до­го свое мне мне­ние! — ска­за­ла, не дав ей до­го­во­рить. В тот день нам дал да­ли но­вое за­да­ние. На сей раз над ним ра­бо­та­ли толь­ко я и Ма­рат. Кста­ти, Кста шеф пе­ре­вел нас в от­дель­ный ка­би­нет. ка­бин — Че­го это он нас изо­ли­ро­вал? — спро­си­ла я у Ма­ра­та. — Под­стра­хо­вы­ва­ет­ся. Слиш­ком мно­го за­ви­сит от про­ек­та, — по­яс­нил он… А спу­стя неде­лю мы уз­на­ли, что Ан­тон вдруг уво­лил­ся. — При­кинь, ку­да по­шел этот гад? — воз­му­ща­лась Але­на. — В «Ко­рвет»! Это же на­ши глав­ные кон­ку­рен­ты! — Каж­дый ищет, где ему удоб­нее! — по­жа­ла пле­ча­ми я, хо­тя серд­це раз­ры­ва­лось от го­ря. — Ох, Юль­ка! Ты по сто­ро­нам ино­гда смот­ри! Вон Ма­рат с те­бя глаз не сво­дит! А ты сох­нешь по это­му слиз­ня­ку! — Але­на! Не на­чи­най! — по­про­си­ла, ста­ра­ясь не раз­ре­веть­ся. По­том всю неде­лю хо­ди­ла как в во­ду опу­щен­ная,

Мне бы­ло обид­но за сво­е­го воз­люб­лен­но­го. Ведь че­ло­век все­гда ищет, где ему луч­ше. А Ан­то­на пре­да­те­лем на­зва­ли

а в пят­ни­цу ве­че­ром раз­дал­ся зво­нок на мо­биль­ный. Я чуть к по­тол­ку не под­ско­чи­ла от ра­до­сти: Ан­тон! — Юль­чик, при­вет. Я страш­но со­ску­чил­ся. Хо­чу при­гла­сить те­бя в ре­сто­ран. Не воз­ра­жа­ешь? Бо­же, да я об этом да­же не мог­ла меч­тать! Ко­неч­но же, со­гла­си­лась. Мы от­лич­но про­ве­ли вре­мя, бол­та­ли о том о сем, Ан­тон мно­го рас­спра­ши­вал о но­вом про­ек­те. На­при­мер: «А ка­кие дан­ные вы вво­ди­те? Про­сто ин­те­рес­но… — Ан­тош­ка, я же не Ма­рат, это он но­сит все в го­ло­ве! Не пом­ню… — Прав­да? Яс­нень­ко… А че­рез два дня я по­скольз­ну­лась на лест­ни­це и рас­тя­ну­ла связ­ки на но­ге. Шеф, есте­ствен­но, был в яро­сти, по­том сме­нил гнев на ми­лость и пред­ло­жил ра­бо­тать до­ма. — А дан­ные по тво­ей ча­сти ра­бо­ты бу­дет раз в неде­лю за­би­рать Ма­рат. Мы не мо­жем ждать, по­ка ты сно­ва бу­дешь здо­ро­ва, и но­во­го че­ло­ве­ка вво­дить в курс де­ла нет вре­ме­ни. Ме­ня не ра­до­ва­ла пер­спек­ти­ва вка­лы­вать, си­дя на боль­нич­ном, но… — Юль, зна­чит, так, — да­вал ин­струк­таж Ма­рат. — Я на тво­ем ком­пе сде­лал трех вир­ту­аль­ных поль­зо­ва­те­лей... — А по­че­му не две­на­дцать? — хмык­ну­ла я. — По ко­ли­че­ству апо­сто­лов! — Не смей­ся, — по­про­сил он. — Ин­фор­ма­ция кон­фи­ден­ци­аль­ная! — Так у ме­ня в до­ме, кро­ме ме­ня и ино­гда ма­мы, ни­ко­го не бы­ва­ет… Хо­тя Ан­тон мо­жет при­дет про­ве­дать. — Вы об­ща­е­тесь? — па­рень по­груст­нел. — В смыс­ле у те­бя с ним ро­ман? — По­ка не пой­му… — Лад­но. Не мое де­ло. Ко­ро­че, все ма­те­ри­а­лы по на­шей фир­ме на­хо­дят­ся у поль­зо­ва­те­ля «Все о здо­ро­вом об­ра­зе жиз­ни». Там в па­поч­ке «Кон­сер­ва­ция» и бу­дешь ра­бо­тать. Эта часть за­па­ро­ле­на. — О! В те­бе умер Штир­лиц! — Не пе­ре­би­вай, по­жа­луй­ста! Вто­рой поль­зо­ва­тель — Юля. Там все твое... ну-у-у… то, что и рань­ше бы­ло. А поль­зо­ва­тель-фейк на­зы­ва­ет­ся «Про­ект». Па­роль вво­дить не сто­ит. Дан­ные в пап­ках от­ли­ча­ют­ся. По­ня­ла? — Ага. Мюл­лер, Каль­тен­брун­нер и про­чие нерв­но ку­рят в сто­рон­ке! Итак, я, си­дя до­ма, ра­бо­та­ла над про­ек­том и безум­но ску­ча­ла по Ан­то­ну. И он по­явил­ся — с цве­та­ми, фрук­та­ми, шам­пан­ским и кое-ка­ки­ми про­дук­та­ми. Дол­го рас­спра­ши­вал о здо­ро­вье, а по­том по­про­сил сде­лать бу­тер­бро­ды. Я уже рас­ка­та­ла гу­бу, что меж­ду на­ми слу­чит­ся ро­ман! Но­га к то­му вре­ме­ни прак­ти­че­ски не бо­ле­ла, и ко­гда я, сде- лав бу­те­ры, ти­хонь­ко во­шла в ком­на­ту, уви­де­ла, что нена­гляд­ный... ша­рит в мо­ем ком­пью­те­ре. Это, есте­ствен­но, мне не по­нра­ви­лось. — Из­ви­ни, что хо­зяй­ни­чаю... Вот... му­зы­ку ка­кую-ни­будь хо­тел най­ти!

Вой­дя в ком­на­ту, я уви­де­ла, что па­рень ищет что-то в мо­ем ком­пью­те­ре. Ко­неч­но, ме­ня это непри­ят­но уди­ви­ло

— Му­зы­ку? А-а-а-а… По­нят­но… — Ну, что там с про­ек­том? — Да ни­че­го. Ра­бо­таю… — Здесь? До­ма? — При­хо­дит­ся… Ты же зна­ешь, шеф под­го­ня­ет. К это­му вре­ме­ни до ме­ня до­шло, что ис­кал Ан­тон в ком­пе. «Хо­ро­шо. Я те­бе сде­лаю сюр­приз!» — по­ду­ма­ла про се­бя. — Сам глянь… Мо­жет, под­ска­жешь че­го по друж­бе! Ме­ня аж тряс­ло от зло­сти. «Вот же гад та­кой! А я, ду­ра на­ив­ная, гу­бу рас­ка­та­ла, что он на ме­ня за­пал!» — Лад­но, еще са­ла­тик сде­лаю, — и уто­па­ла на кух­ню, зло­рад­но улы­ба­ясь. — Да-да, ми­лая. Спа­си­бо… Ду­маю, он быст­рень­ко ски­нул на флеш­ку все ма­те­ри­а­лы. Ле­вые! Ай, мо­ло­дец Ма­рат, слов­но пред­чув­ство­вал! Ан­тон не зво­нил и не по­яв­лял­ся несколь­ко дней. Чест­но ска­жу, не ску­ча­ла, по­ня­ла: Ален­ка пра­ва — он под­лец. Встре­чал­ся со мной лишь из-за вы­го­ды! Спу­стя вре­мя са­ма ему по­зво­ни­ла: — Ан­тон, ты где про­пал? Ни слу­ху, ни ду­ху. У те­бя все в по­ряд­ке? — Да ка­кое там! Ра­бо­ту ищу! — Что так? Вы­ле­тел? На­вер­ное, этот мер­за­вец по­чув­ство­вал из­дев­ку в мо­ем го­ло­се. Хмык­нул: — Так ты спе­ци­аль­но под­су­ну­ла мне ле­вые дан­ные? Спа­си­бо! — А ты не во­руй! Бу­дешь спать спо­кой­но! — рас­сме­я­лась я и, не до­ждав­шись от­вет­ной ре­пли­ки, от­клю­чи­ла труб­ку. Про­ект мы сда­ли, по­лу­чи­ли очень неплохую пре­мию и по­вы­ше­ние. Но это так, пу­стя­ки… Глав­ное то, что у ме­ня ро­ман. И с кем бы вы ду­ма­ли? С Ма­ра­том! И зна­е­те, ге­ни­аль­ные лю­ди ге­ни­аль­ны во всем, осо­бен­но в уме­нии де­лать дру­гих счаст­ли­вы­ми!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.