Чу­жой род­ной де­душ­ка

В последнее вре­мя я не спе­ши­ла по­сле ра­бо­ты до­мой. Впро­чем, до­ма у ме­ня те­перь не бы­ло. Раз­ве­дясь с мужем, по­ка жи­ла в его квар­ти­ре...

Zhenskiye Istorii - - Содержание - Евгения, 23 го­да

Ми­ро­сла­ву при­хо­ди­лось тер­петь при­сут­ствие «быв­шей», так как он по­ни­мал, что мне неку­да де­вать­ся. К то­му же знал, что имен­но по его на­сто­я­нию я про­да­ла свою ком­на­ту в ком­му­нал­ке. А получила ее как си­ро­та, сра­зу по­сле вы­пус­ка из дет­до­ма, и бы­ла без­мер­но счаст­ли­ва, ведь да­ле­ко не всем на­шим вос­пи­тан­ни­кам так вез­ло. Ко­гда вы­шла за­муж, со­се­ди, втро­ем ютив­ши­е­ся в де­вя­ти­мет­ров­ке, пред­ло­жи­ли вы­ку­пить мою ком­на­ту. Дру­зья по дет­до­му в один го­лос твер­ди­ли: «Не спе­ши, Жень­ка, мало ли как жизнь по­вер­нет­ся!» Но Слав­ке так хотелось иметь ма­ши­ну... В об­щем, он ме­ня уго­во­рил. Ма­ши­ну мы ку­пи­ли, а с се­мьей не сло­жи­лось. Слиш­ком раз­ны­ми ока­за­лись... Под­ни­ма­ясь в лифте, я раз­мыш­ля­ла о том, чем бы за­нять­ся, что­бы не из­ны­вать от оди­но­че­ства. Мо­жет, пой­ти в ки­но? Толь­ко с кем по­том об­суж­дать фильм? Да и денег жал­ко... Я толк­ну­ла пле­чом дверь, ти­хо во­шла в квар­ти­ру и по­чув­ство­ва­ла об­лег­че­ние, най­дя ее пу­стой. Решила вос­поль­зо­вать­ся слу­ча­ем и при­го­то­вить се­бе на ужин сыр­ни­ки. Ко­гда в при­хо­жей щелк­нул за­мок, се­ла по­ту­рец­ки на ди­ван­чик и изоб­ра­зи­ла пол­ное без­раз­ли­чие. Ми­ро­слав был с де­вуш­кой. Не с той, что я ви­де­ла в те­че­ние по­след­них двух ме­ся­цев, но то­же весь­ма эф­фект­ной. При­хва­тив из шкаф­чи­ка фу­же­ры, они по­же­ла­ли мне нескуч­но про­ве­сти ве­чер и уеди­ни­лись в его ком­на­те. Чер­тых­нув­шись, я за­кры­ла дверь и вклю­чи­ла му­зы­ку, что­бы за­глу­шить их лю­бов­ные вос­тор­ги. Н-да, ду­рац­кая си­ту­а­ция. Ху­же не при­ду­ма­ешь! Ча­са че­рез два, при­ни­мая в ван­ной душ, я услы­ша­ла, как они раз­го­ва­ри­ва­ют у вход­ной две­ри. — Ты идешь со мной или нет? — недо­воль­но спро­си­ла Ми­ро­сла­ва де­ви­ца. — Не иду, — зев­нув, ото­звал­ся он. — Вот это ми­ло! — воз­му­ти­лась она. — Я бро­си­ла ра­ди те­бя сво­их дру­зей, до­став­ля­ла те­бе удо­воль­ствие, а ты да­же не хо­чешь про­во­дить ме­ня до­мой! — Да я по­ды­хаю от уста­ло­сти! — бурк­нул мой быв­ший. — И по­том, что с то­бой мо­жет слу­чить­ся в так­си?

— Мало ли что! По­ве­рить не мо­гу! — Да лад­но те­бе, — его го­лос смяг­чил­ся. — Не устра­и­вай сцен… При­хо­ди зав­тра ве­че­ром. Ча­сов в во­семь. Я за­ка­жу ужин из ре­сто­ра­на. — Да­же так? Лад­но. То­гда до зав­тра… — До зав­тра, крош­ка... Со­зво­ним­ся...

Ми­ро­слав ча­сто при­во­дил до­мой де­виц. И то­гда я вы­нуж­де­на бы­ла сло­нять­ся од­на по ноч­ным ули­цам...

Я вздох­ну­ла. Ка­за­но­ва чер­тов! То есть на сле­ду­ю­щий день он сно­ва бу­дет ку­выр­кать­ся в по­сте­ли с лю­бов­ни­цей, а мне ку­да в это вре­мя де­вать­ся? Вый­дя из ван­ной, за­ста­ла Ми­ро­сла­ва в кухне. И услы­ша­ла то, что при­ве­ло ме­ня в бе­шен­ство. — Меж­ду про­чим, из-за те­бя моя де­вуш­ка не смог­ла при­нять душ. — Смот­рю, ты со­всем об­наг­лел! — всплес­ну­ла ру­ка­ми я. — Мне что, уже и ван­ной вос­поль­зо­вать­ся нельзя? Я бы­ла там не бо­лее пя­ти ми­нут! — Ка­кая раз­ни­ца сколь­ко! — раз­дра­жен­но пе­ре­дер­нул пле­ча­ми он. — И во­об­ще, чест­но го­во­ря, мне на­до­е­ли твои ко­сые взгля­ды и по­сто­ян­но недо­воль­ная фи­зио­но­мия. — А че­му мне ра­до­вать­ся. То­му, что оста­лась бом­жи­хой? И все из-за те­бя! — Из-за ме­ня? Ну не ска­жи! Ты са­ма при­ня­ла решение про­дать ком­на­ту. Я но­жа к тво­е­му гор­лу не при­став­лял! — Ко­неч­но, толь­ко каж­дый день... — на­ча­ла я, но в этот мо­мент раз­дал­ся короткий зво­нок в дверь. — Ты ко­го-то ждешь? — удив­лен­но по­смот­рел на ме­ня Сла­вик. Я от­ри­ца­тель­но по­ка­ча­ла го­ло­вой. Он за­ду­мал­ся, по­че­сал за­ты­лок. — Хм... Неуже­ли Рит­ка вер­ну­лась? Так вро­де са­ди­лась в так­си... — А мо­жет, это Ан­же­ла, — улыб­нул­ся я. — Лад­но, си­ди, пой­ду по­смот­рю... От­крыв дверь, уви­де­ла на по­ро­ге ста­рич­ка из квар­ти­ры на­про­тив. Он сто­ял, опи­ра­ясь на па­лоч­ку... — Здрав­ствуй­те. У вас что-то слу­чи­лось? — по­ин­те­ре­со­ва­лась я. — Да вот тем­пе­ра­ту­ра под­ня­лась, де­точ­ка, — сму­щен­но улыб­нул­ся он. — А «ско­рую» вы­звать не мо­гу, по­то­му что те­ле­фон от­клю­чи­ли за неупла­ту. Не мог­ли бы вы со сво­е­го по­зво­нить? — Ко­неч­но, — я от­сту­пи­ла в сто­ро­ну. — Про­хо­ди­те, при­сядь­те по­ка... Вы­звав «ско­рую помощь», по­том от­ве­ла де­ду­лю в его квар­ти­ру и уло­жи­ла в кро­вать. Ми­нут че­рез де­сять при­е­ха­ла неот­лож­ка. — Он член ва­шей се­мьи? — осмот­рев ста­ри­ка и по­мор­щив­шись, по­ин­те­ре­со­ва­лась мо­ло­дая врач. — Нет, со­сед. — Вы хо­ро­шо его зна­е­те? — Не слиш­ком. А что? — Он живет один? — По-мо­е­му, да. По край­ней ме­ре, за два го­да, что здесь живу, я ни­ко­гда не ви­де­ла, что­бы из этой квар­ти­ры вы­хо­дил кто-то дру­гой. Врач сно­ва по­мор­щи­лась. — Доктор, вас что-то бес­по­ко­ит? — Уга­да­ли... В квар­ти­ре есть ме­сто, где мы мог­ли бы по­го­во­рить на­едине? Я про­во­ди­ла ее на кух­ню. Жен­щи­на до­ста­ла ре­цеп­тур­ные блан­ки. — Вы сможете ку­пить ему ле­кар­ства? — Ду­маю, да... — Ду­ма­е­те или уве­ре­ны? — Смо­гу, — рас­те­рян­но кив­ну­ла я. — Ска­жи­те, у него что-то се­рьез­ное? — У него грипп. Я пред­ло­жи­ла гос­пи­та­ли­за­цию, но он от­ка­зал­ся. Вы же зна­е­те пен­си­о­не­ров, они такие упря­мые! — Не знаю... Я си­ро­та. У ме­ня не бы­ло ба­бу­шек и де­ду­шек. — И при этом со­глас­ны уха­жи­вать за чу­жим ста­ри­ком? — усо­мни­лась она. — А что де­лать, ес­ли у него дей­стви­тель­но никого нет?! — Лад­но, спра­ви­тесь. Во-первых, про­сле­ди­те, что­бы он во­вре­мя при­ни­мал ле­кар­ства и пе­ре­оде­вал­ся в су­хое бе­лье, ко­гда бу­дет силь­но по­теть. Во­вто­рых, бе­ре­ги­те его от сквоз­ня­ков и за­ставь­те вы­ле­жать­ся дней де­сять, не мень­ше! И еще... Этот де­ду­ля яв­но уже не в со­сто­я­нии о се­бе за­бо­тить­ся. Во­вре­мя по­сти­рать бе­лье и при­брать в квар­ти­ре. Он ис­то­щен, по­это­му си­лы на ис­хо­де. Вы по­ни­ма­е­те? — Нет, то есть я за­ме­ча­ла, что в по­след­не­ее вре­мя он пло­хо выглядит, но… Зна­е­те, у ме­ня в последнее вре­мя бы­ло мно­го сво­их про­блем. — А вы чу­жие бе­ре­тесь решать! Пой­ми­те, ни­ка­кие ле­кар­ства не за­ме­нят об­ще­ния. Хо­ро­ше­го пи­та­ния, та­рел­ки све­же­го су­па, ово­щей и фрук­тов... — Не вол­нуй­тесь, я точ­но справ­люсь. — Что ж, то­гда у ме­ня все, — под­няв­шись из-за сто­ла, она оки­ну­ла взгля­дом кух­ню. — А квар­ти­ра хо­ро­шая, хо­тя и очень за­пу­щен­ная, ко­неч­но... Я мол­ча по­жа­ла пле­ча­ми. Уже за­крыв за ней дверь, за­ду­ма­лась: что она хо­те­ла этим сказать? Что я взя­лась при­смат­ри­вать за оди­но­ким ста­ри­ком, же­лая за­по­лу­чить его квар­ти­ру? Да ни­че­го по­доб­но­го! Сбе­гав до­мой, я при­хва­ти­ла ком­плект чи­сто­го бе­лья, остав­ши­е­ся сыр­ни­ки, при­го­то­ви­ла чай с ме­дом и вер­ну­лась в квар­ти­ру де­ду­ли. По­дой­дя к кро­ва­ти, по­тро­га­ла ла­до­нью его лоб: — Ну вот, укол по­дей­ство­вал, — про­из­нес­ла обод­ря­ю­щим го­ло­сом. — Тем­пе­ра­ту­ра спа­ла. Сей­час я пе­ре­сте­лю по­стель, пе­ре­оде­ну вас в су­хое бе­лье и бу­ду кор­мить. А по­том сбе­гаю в ноч­ную ап­те­ку и куп­лю необходимые ле­кар­ства. — Не хо­ди, дет­ка, — про­си­пел он. — На ули­це те­мень, страш­но. Не пе­ре­жи­вай, мне лег­че, до­терп­лю до утра. Я дол­го смот­ре­ла на него, по­том трях­ну­ла го­ло­вой и ре­ши­тель­но ска­за­ла: — То­гда я пе­ре­но­чую в со­сед­ней ком­на­те. Что­бы, ес­ли вам станет пло­хо, вы мог­ли ме­ня по­звать. Не воз­ра­жа­е­те? — Со­чту за сча­стье! — его по­чти про­зрач­ные стар­че­ские гла­за вдруг на­пол­ни­лись сле­за­ми. — Эх, про­фу­кал я свою жизнь. Се­мью на на­у­ку про­ме­нял. Те­перь вот один как перст...

До ме­ня не сра­зу до­шло, что врач име­ла в ви­ду. А по­том все так и про­изо­шло, но без мо­е­го уча­стия, само со­бой

— Я то­же од­на! — вы­рва­лось у ме­ня. — Так ты ж вро­де с мужем жи­вешь! — С быв­шим… — и я рас­ска­за­ла ему свою ис­то­рию. И про дет­дом, и про неудач­ное за­му­же­ство, и про про­дан­ную ком­на­ту в ком­му­нал­ке. — А пе­ре­хо­ди-ка ты ко мне, — неожи­дан­но пе­ре­бил ста­рик. — Про­пи­шу, как по­ло­же­но, и за­ве­ща­ние остав­лю. Нече­го по чу­жим уг­лам мы­кать­ся. Что смот­ришь? Ду­ма­ешь, дед из ума вы­жил? А я, мо­жет, всю жизнь о внуч­ке меч­тал! Вот так мы оба об­ре­ли се­мью...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.