Герой в лифте

Го­во­рят, де­вуш­ки лю­бят уша­ми. С этим можно со­гла­сить­ся, но лишь в том слу­чае, ес­ли у бед­няг нет ни глаз, ни моз­гов…

Zhenskiye Istorii - - Содержание - Ве­ро­ни­ка, 26 лет

Это бы­ли иде­аль­ные усло­вия для то­го, что­бы по­зна­ко­мить­ся по­бли­же: за­мкну­тое про­стран­ство, по­лу­тьма... «Бог услы­шал мои мо­лит­вы!» — ли­ко­ва­ла я, пред­став­ляя, как сей­час Стас бро­сит­ся ме­ня успо­ка­и­вать и спасать. Сце­на бы­ла клас­си­че­ски-ба­наль­ная и дав­но про­ве­рен­ная ми­ро­вым ки­не­ма­то­гра­фом — мы за­стря­ли в лифте. В зда­нии, где рас­по­ла­гал­ся наш офис, та­кое слу­ча­лось ра­нее, и од­на­ж­ды ме­ня уже вы­тя­ги­ва­ли «из но­ры» меж­ду пя­тым и ше­стым эта­жа­ми. Но вся пре­лесть нынешнего при­клю­че­ния бы­ла в том, что Стас мне безум­но нра­вил­ся. Вы­со­кий, эле­гант­ный, му­же­ствен­ный… Я, как и мно­гие де­вуш­ки в кол­лек­ти­ве, тай­но гре­зи­ла о нем и поль­зо­ва­лась лю­бой воз­мож­но­стью об­ра­тить на се­бя его вни­ма­ние. И тут вы­пал та­кой шанс! Что­бы при­дать со­бы­ти­ям необ­хо­ди­мый дра­ма­тизм, я ти­хонь­ко ойк­ну­ла, а за­тем ча­сто за­ды­ша­ла. — Ин­те­рес­но, это на­дол­го? — на­ро­чи­то ис­пу­ган­но спро­си­ла у Ста­са. — Не знаю, — ко­рот­ко от­ве­тил он. — Про­сто у ме­ня бывают при­сту­пы клау­стро­фо­бии, — решила уточ­нить. Он обес­по­ко­ен­но по­ко­сил­ся в мою сто­ро­ну, но про­мол­чал. — Не­кон­тро­ли­ру­е­мая па­ни­ка, — про­дол­жа­ла пу­гать его, пы­та­ясь вы­звать со­чув­ствие. — Та­хи­кар­дия, уду­шье… Стас про­дол­жал упор­но мол­чать. Но я по­чув­ство­ва­ла, как он на­пряг­ся, и решила до­ба­вить дра­ма­тиз­ма: — Где же эти чер­то­вы таб­лет­ки? — и ста­ла де­мон­стра­тив­но рыть­ся в су­моч­ке. — Ой, за­бы­ла на ра­бо­чем сто­ле… — Толь­ко это­го не хва­та­ло, — про­бор­мо­тал Стас, по­том схва­тил­ся ру­ка­ми за створ­ки дверей, пы­та­ясь раз­дви­нуть. «Ага, — ли­ко­ва­ла я, — ка­жет­ся, лед тро­нул­ся…» — и для пол­но­ты кар­ти­ны за­ды­ша­ла еще гром­че. На­прас­но ста­ра­лась. Не об­ра­щая на ме­ня ни­ка­ко­го вни­ма­ния, Стас бес­по­ря­доч­но жал на все кноп­ки. «По­жа­луй, на­до на­пом­нить о се­бе», — обес­ку­ра­жен­но по­ду­ма­ла, и как бы невзна­чай уро­ни­ла су­моч­ку на пол, из нее вы­па­ли рас­чес­ка, по­ма­да и про­чая ерун­да. — О бо­же! — про­сто­на­ла, хва­тая Ста­са за ру­кав. — У ме­ня тем­не­ет в гла­зах, по­мо­ги же! — и ста­ла мед­лен­но

осе­дать на пол лиф­та, увле­кая пар­ня за со­бой. — Да от­стань ты! — вдруг по-ба­бьи взвизг­нул он, от­тал­ки­вая ме­ня. — По­мо­ги­те! — за­ба­ра­ба­нил ку­ла­ка­ми в две­ри лиф­та. Но за ними в ко­ри­до­ре слы­ша­лись толь­ко су­ет­ли­вые ша­ги бе­гу­щих ми­мо лю­дей. — Черт! Ог­лох­ли они, что ли? По-мо-ги-те!!! — Эй, кто там? — я узна­ла го­лос Оле­га, ди­зай­не­ра из со­сед­не­го от­де­ла. — Это я! За­ра­хов­ский! Вы­та­щи­те ме­ня от­сю­да! — что есть си­лы за­во­пил Стас. «Ме­ня? — от воз­му­ще­ния я немед­лен­но вы­шла из об­ра­за и рез­во вско­чи­ла на но­ги. — То есть жен­щи­на тут, можно сказать, уми­ра­ет, а ему на­пле­вать…» — Ты там один? — меж­ду тем по­ин­те­ре­со­вал­ся Олег. — Да. Ой, нет. Тут еще ка­кая-то де­вуш­ка, — нерв­но от­ве­тил Стас. — Что за де­вуш­ка? — на­ста­и­вал Олег. — Ка­кая раз­ни­ца! Сде­лай­те же что­ни­будь! Здесь по­чти нет воз­ду­ха! — Олег, это я, Ве­ро­ни­ка, — ото­зва­лась, по­тря­сен­ная хам­ством Ста­са. — Ни­ка? С то­бой все в по­ряд­ке? — От­но­си­тель­но. Не зна­ешь, что слу­чи­лось с лиф­том? — В зда­нии от­ру­би­ли свет. Го­во­рят, на­дол­го, по­это­му все раз­бе­га­ют­ся. Но не вол­нуй­ся, я что-ни­будь при­ду­маю. По­тер­пишь еще немно­го? — Ко­неч­но, — от­ве­ти­ла со вздо­хом. — А я — нет! — за­во­пил Стас. — Я за­дох­нусь! — он схва­тил­ся за гор­ло. — Де­лай­те что-то! Вы зна­е­те, что воз­ду­ха на двоих хва­тит ми­нут на де­сять? — На пять, — решила по­из­де­вать­ся. — Но что де­лать: не ды­шать я не мо­гу… В этот мо­мент лифт дер­нул­ся, и Стас, смеш­но рас­ко­ря­чив но­ги, упер­ся ру­ка­ми в про­ти­во­по­лож­ные стен­ки. — Он мо­жет со­рвать­ся, — сно­ва взвизг­нул па­рень. — Мы же по­гиб­нем… И тут я вдруг вспом­ни­ла, как несколь­ко дней на­зад в ку­рил­ке в чис­ле про­чих со­труд­ниц слу­ша­ла рас­ска­зы За­ра­хов­ско­го о его по­дви­гах. — Мне про­сто ве­зет на вся­ких по­дон­ков, — го­во­рил он. — Но глав­ное — не па­со­вать пе­ред ними. На днях в подъ­ез­де со­сед­ку от ху­ли­га­нов от­бил. Воз­вра­ща­лась позд­но ве­че­ром од­на… — он с без­раз­лич­ным ви­дом за­тя­нул­ся си­га­ре­той. — Ес­ли бы не я — страш­но по­ду­мать, что бы они сде­ла­ли с де­воч­кой.

И тут я вспом­ни­ла, как па­ру дней на­зад в ку­рил­ке слу­ша­ла рас­ска­зы За­ра­хов­ско­го о его по­дви­гах. И вос­хи­ща­лась...

— Да-да, ужас! — хва­та­лись за го­ло­ву со­труд­ни­цы, гля­дя на Ста­са влюб­лен­ны­ми гла­за­ми. «Бо­же, ка­кой муж­чи­на, — ду­ма­ла то­гда и я. — С таким ни­че­го не страш­но!» И вот те­перь этот «су­пер­ге­рой» ис­те­рил по пол­ной, за­стряв в офис­ном лифте меж­ду вто­рым и тре­тьим эта­жом. — Ус­по­кой­ся, Стас, — не вы­дер­жав, одер­ну­ла коллегу. — Здесь не на­столь­ко вы­со­ко, что­бы раз­бить­ся. — За­то можно по­ка­ле­чить­ся и остать­ся ин­ва­ли­дом, — про­бур­чал он. Вско­ре Олег при­вел ра­бо­чих. По­во­зив­шись немно­го, они от­кры­ли две­ри. — Ве­ро­ни­ка, ты жи­ва? — по­звал ме­ня Олег. — Я те­бя не ви­жу! — Сей­час... — я по­до­шла бли­же и за­гля­ну­ла в от­крыв­ше­е­ся про­стран­ство: внизу уз­кой по­лос­кой зи­я­ла шах­та.

Нуж­но бы­ло слег­ка под­тя­нуть­ся на ру­ках, что­бы вы­брать­ся на­ру­жу. — Я те­бе по­мо­гу. Ну же, не бой­ся, — при­обод­рил ме­ня Олег. — Нет, сна­ча­ла пой­ду я! — бес­це­ре­мон­но от­толк­нув ме­ня в сто­ро­ну, Стас вце­пил­ся в про­тя­ну­тую руку Оле­га. И со сто­ном вы­брав­шись на­ру­жу, еще стоя на чет­ве­рень­ках, за­при­чи­тал: — Сла­ва бо­гу! Я ду­мал, это ко­нец… — На­де­юсь, у те­бя су­хие брю­ки, — на­смеш­ли­во хмык­нул Олег. — За­тем сно­ва об­ра­тил­ся ко мне: — Ни­ка, ты как? Ну, да­вай, хва­тай­ся… Раз-два, взя­ли… Че­рез па­ру дней, про­бе­гая ми­мо ку­рил­ки, я услы­ша­ла воз­буж­ден­ный го­лос Ста­са. По­дой­дя бли­же, при­слу­ша­лась. — И тут она хлоп­ну­лась в об­мо­рок, — го­во­рил он. — Пред­став­ля­е­те: в лифте тем­но, вокруг никого, а у ме­ня на ру­ках де­вуш­ка уми­ра­ет… — Уми­ра­ет? Бо­же, ка­кой кош­мар! — друж­но за­аха­ли слу­ша­тель­ни­цы. — И что ты сде­лал? — Ну, что… При­шлось спасать: мас­саж серд­ца, ды­ха­ние рот в рот — в об­щем, она при­шла в се­бя... Те­перь не знаю, ку­да деть­ся от ее бла­го­дар­но­сти — про­хо­ду не да­ет, те­ле­фон об­ры­ва­ет. Де­ви­цы вокруг за­сто­на­ли от за­ви­сти. Я непро­из­воль­но прыс­ну­ла. Стас по­вер­нул го­ло­ву в мою сто­ро­ну, на­ши гла­за встре­ти­лись. Он по­блед­нел и, не вы­дер­жав пыт­ки, от­вел взгляд. «Что тут ска­жешь: герой…» — по­ду­ма­ла с сар­каз­мом. По­том, сме­ясь, раз­вер­ну­лась и по­бе­жа­ла к лиф­ту: на пер­вом эта­же, в ка­фе, ме­ня ждал Олег. Это неболь­шое при­клю­че­ние сбли­зи­ло нас, мы вспо­ми­на­ли его со сме­хом…

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.