Под­нять­ся на го­ру…

ALEF - - НА ЗЕМЛЕ ОБЕТОВАННОЙ -

В пер­вые два го­да по­сле ре­па­три­а­ции мы жи­ли в Ие­ру­са­ли­ме. Я на­все­гда по­лю­бил этот го­род, со­вер­шен­но уни­каль­ный и уни­каль­но со­вер­шен­ный. Так по­лу­чи­лось, что имен­но в те го­ды, до под­пи­са­ния Нор­веж­ских со­гла­ше­ний, мы ча­сто гу­ля­ли по сто­ли­це с при­ез­жи­ми — но­вы­ми ре­па­три­ан­та­ми и го­стя­ми. Во­дил по кра­си­вей­шим ме­стам, по древним ули­цам Ста­ро­го го­ро­да и со­вре­мен­ным пло­ща­дям, от­кры­тым солн­цу. Ко­неч­но, при­во­дил сво­их дру­зей к Стене Пла­ча. Кто-то мо­лил­ся, кто-то ду­мал о веч­ном, кто-то вкла­ды­вал в сте­ну за­пис­ки с прось­ба­ми к Все­выш­не­му.

И на Хра­мо­вую го­ру мы под­ни­ма­лись без вся­ких про­блем. Там бы­ло ти­хо и спо­кой­но, я рас­ска­зы­вал го­стям о Пер­вом и Вто­ром хра­мах, о на­шей ис­то­рии, о том, что имен­но на этом ме­сте бу­дет по­стро­ен и Тре­тий храм, ко­гда при­дет Мес­сия. А по­том бы­ли под­пи­са­ны Нор- веж­ские со­гла­ше­ния, и все из­ме­ни­лось. Пом­ню: я ехал в ав­то­бу­се, ко­гда в но­во­стях пе­ре­да­ли о том, что ара­бы на­ча­ли бро­сать кам­ни свер­ху, с Хра­мо­вой го­ры, на ев­ре­ев, мо­лив­ших­ся у Сте­ны Пла­ча. Это был пер­вый та­кой ин­ци­дент за мно­гие го­ды, не­сколь­ко че­ло­век бы­ли ра­не­ны, по­ли­ции при­шлось под­нять­ся на Хра­мо­вую го­ру и на­ве­сти по­ря­док.

По­том та­кие ин­ци­ден­ты ста­ли «нор­мой», до­ступ ев­ре­ев на Хра­мо­вую го­ру был огра­ни­чен, а ту­ри­сты, на­пу­ган­ные со­об­ще­ни­я­ми в прес­се, пе­ре­ста­ли про­сить ме­ня по­ка­зать им, где во вре­ме­на Вто­ро­го хра­ма Пер­во­свя­щен­ник воз­но­сил мо­лит­вы Твор­цу. Хра­мо­вая го­ра мед­лен­но, но неот­вра­ти­мо ста­но­ви­лась ме­стом, недо­ступ­ным для ев­ре­ев. Ес­ли евреи хо­те­ли ту­да под­нять­ся, их непре­мен­но дол­жен был со­про­вож­дать на­ряд по­ли­ции. А ес­ли на Хра­мо­вую го­ру под­ни­мал­ся кто-то из ев­рей­ских по­ли­ти­ков, это ста­но­ви­лось по­во­дом для меж­ду­на­род­но­го скан­да­ла. Ко­гда в 2000 го­ду на Хра­мо­вую го­ру под­нял­ся Ари­эль Ша­рон, Ара­фат немед­лен­но объ­явил это по­во­дом для на­ча­ла новой ин­ти­фа­ды. Бес­по­ряд­ки со стрель­бой на­ча­лась бы все рав­но, ара­бам не нуж­но бы­ло да­же по­во­да, что­бы на­чать на­си­лие, но то, что по­во­дом ста­ло «осквер­не­ние ев­ре­я­ми му­суль­ман­ских свя­тынь», при­да­ло ин­ти­фа­де некий «осо­бый смысл» в гла­зах му­суль­ман­ско­го ми­ра. «Спа­сти ме­четь Аль-Ак­са!» — под та­ким ло­зун­гом ара­бы на­ча­ли по­гро­мы и тер­рор, оста­нов­лен­ный лишь в хо­де опе­ра­ции «За­щит­ная сте­на».

А евреи по-преж­не­му под­ни­ма­лись на Хра­мо­вую го­ру под за­щи­той по­ли­ции. И по­чти вся­кий раз при этом про­ис­хо­ди­ли ин­ци­ден­ты, став­шие уже на­столь­ко ру­тин­ны­ми и при­выч­ны­ми, что в прес­се о них и пи­сать пе­ре­ста­ли. Хра­мо­вая го­ра ста­ла для ев­ре­ев ме­стом, вро­де бы не за­пре­щен­ным офи­ци­аль­но, но по су­ти не-

Newspapers in Russian

Newspapers from USA

© PressReader. All rights reserved.