«Об­ре­за­ние мне сде­ла­ли в “Ли­те­ра­тур­ке”»

В ян­ва­ре это­го го­да пи­са­тель­са­ти­рик Се­мен Аль­тов от­ме­тил свое 70-ле­тие. Пред­ла­га­ем чи­та­те­лям «Але­фа» фраг­мен­ты ин­тер­вью Се­ме­на Те­одо­ро­ви­ча с кор­ре­спон­ден­том Jewish.ru, из ко­то­ро­го вы узна­е­те, что со­вер­шен­ство­ва­ло ев­рей­ский юмор и как Альтшуллер пре­вра­тилс

ALEF - - ПАНОРАМА - Бе­се­до­ва­ла Ан­на КРАС­НО­ВА, Jewish.ru Ав­тор шаржа: Алек­сандр Сер­ге­ев, caricatura.ru

– Моя мать, Лю­бовь На­у­мов­на За­лес­ская, бы­ла ар­хи­тек­то­ром по спе­ци­аль­но­сти, но за­ни­ма­лась до­мом и детьми. Отец, Те­одор Се­ме­но­вич Альтшуллер, пре­по­да­вал в Ко­раб­ле­стро­и­тель­ном ин­сти­ту­те. Я ро­дил­ся в Сверд­лов­ске во вре­мя эва­ку­а­ции. Про­вел там пер­вые шесть ме­ся­цев сво­ей жиз­ни, по­сле че­го уехал в Ле­нин­град, где и жи­ву по сей день. Го­во­рят, но­во­рож­ден­ным — за неиме­ни­ем кро­ват­ки — я спал в эма­ли­ро­ван­ном та­зу и вме­сто сос­ки со­сал хвост се­лед­ки. Воз­мож­но, это и опре­де­ли­ло мое бу­ду­щее юмориста. Ро­ди­те­ли, ко­гда хо­те­ли что-то от нас, де­тей, скрыть, пе­ре­хо­ди­ли на идиш, но встав­ля­ли в пред­ло­же­ния толь­ко от­дель­ные сло­ва. Из-за их раз­дра­жен­но­го то­на ка­за­лось, что они са­ми пло­хо по­ни­ма­ют друг дру­га. Хо­тя оба ро­дом из ев­рей­ских ме­сте­чек: мать — из Кременчуга, отец — из Не­жи­на.

И все-та­ки как мож­но не чув­ство­вать се­бя ев­ре­ем? Ес­ли за­бу­дешь, те­бе на­пом­нят. Во вто­ром клас­се, за­пол­няя фор­му­ляр в биб­лио­те­ке, в гра­фе «на­ци­о­наль­ность» я на­пи­сал «ле­нин­гра­дец».

Жи­вая ле­ген­да

– Я дол­жен был стать хи­ми­ком-ла­ко­кра­соч­ни­ком. В дет­стве мне по­да­ри­ли на­бор «Юный хи­мик». Он-то и сыг­рал ро­ко­вую роль (Аль­тов окон­чил Ленинградский тех­но­ло­ги­че­ский ин­сти­тут име­ни Лен­со­ве­та. – Ред.). Но все-та­ки лет в трид­цать я на­шел се­бя. Мне нра­вит­ся то, что я де­лаю. И это по ду­ше пуб­ли­ке, так что все сов­па­ло. Не­дав­но ве­ду­щий объ­явил: «Жи­вая ле­ген­да! Се­мен Аль­тов!» Ко­гда я вы­шел на сце­ну, зал встал. Зри­те­ли ре­ши­ли, что, по­ка ле­ген­да еще жи­вая, на­до ее при­вет­ство­вать стоя…

«Так смеш­нее»

– Аль­тов — это мой псев­до­ним. Ко­гда я на­чал пе­ча­тать­ся в «Ли­те­ра­тур­ке», мне сра­зу сде­ла­ли об­ре­за­ние фа­ми­лии: Альт­шул­ле­ра со­кра­ти­ли до Аль­та. По­том они же до­ба­ви­ли две бук­вы, и по­лу­чил­ся Аль­тов. Ска­за­ли: «Так бу­дет смеш­нее для чи­та­те­ля. И спо­кой­нее для те­бя».

О еврей­ском

юмо­ре

– Чем тя­же­лее жить, тем бо­лее от­то­чен­ным ста­но­вит­ся юмор. Как из­вест­но из ис­то­рии, ев­ре­ям по­сто­ян­но со­зда­ва­ли усло­вия для со­вер­шен­ство­ва­ния их чув­ства юмо­ра. В луч­ших сво­их про­яв­ле­ни­ях ев­рей­ский юмор тон­кий и груст­ный. А это гра­ни­чит с муд­ро­стью.

О се­мье

Пат­рик Мо­ди­а­но и его «ис­кус­ство па­мя­ти»

Newspapers in Russian

Newspapers from USA

© PressReader. All rights reserved.