Ев­рей­ский пар­ти­зан­ский

ALEF - - НА ЗЕМЛЕ ОБЕТОВАННОЙ - Фр­эд­ди ЗО­РИН, Из­ра­иль.

Ме­ня, ав­то­ра этой пуб­ли­ка­ции, с дав­них пор ин­те­ре­со­ва­ло про­ис­хож­де­ние сво­ей не очень ха­рак­тер­ной для ев­ре­ев фа­ми­лии. Од­но знаю точ­но: ее исто­ки на­хо­дят­ся на бе­ло­рус­ской зем­ле. Ни­кто в се­мье, по мень­шей ме­ре в бли­жай­ших че­ты­рех по­ко­ле­ни­ях, на рус­ский лад фа­ми­лию не пе­ре­де­лы­вал, о чем сви­де­тель­ству­ют со­хра­нив­ши­е­ся уни­каль­ные до­ку­мен­ты. Та­кой она бы­ла из­на­чаль­но, быть мо­жет, за­ро­див­шись в бе­ло­рус­ском ме­стеч­ке Зо­рин­ские Дво­ры.

Кос­вен­ным под­твер­жде­ни­ем этой ги­по­те­зы мо­жет слу­жить лич­ность Шо­ло­ма Зорина, ко­то­рый в го­ды гит­ле­ров­ской ок­ку­па­ции Бе­ло­рус­сии ор­га­ни­зо­вал и воз­гла­вил ев­рей­ский от­ряд на­род­ных мсти­те­лей. В сво­бод­ной эн­цик­ло­пе­дии («Ви­ки­пе­дии»), в ста­тье «Хо­ло­кост в Бе­ло­рус­сии», в раз­де­ле «Ан­ти­на­цист­ское со­про­тив­ле­ние» мож­но про­честь: «Са­мый круп­ный пар­ти­зан­ский от­ряд, це­ли­ком со­сто­яв­ший из ев­ре­ев, был со­здан бра­тья­ми Бель­ски­ми в 1941 го­ду… Из­вест­ность по­лу­чил так­же ев­рей­ский пар­ти­зан­ский от­ряд Шо­ло­ма Зорина, со­сто­яв­ший из 600 че­ло­век, в том чис­ле 137 — бо­е­вая ро­та, осталь­ные — граж­дан­ские, в ос

нов­ном женщины и де­ти» . До­ба­вим сю­да ци­та­ту из вы­ступ­ле­ния пре­зи­ден­та Бе­ла­ру­си A.Г. Лу­ка­шен­ко на от­кры­тии ме­мо­ри­аль­но­го ком­плек­са «Яма» в июле 2000 го­да — там, где бы­ли рас­стре­ля­ны пять ты­сяч уз­ни­ков Мин­ско­го гет­то: «Од­ной из форм ге­ро­и­че­ской борь­бы ев­ре­ев про­тив фа­шиз­ма ста­ли ев­рей­ские се­мей­ные ла­ге­ря, не имев­шие ана­ло­гов в дру­гих стра­нах. Са­мы­ми из­вест­ны­ми из них бы­ли груп­пы Тувьи Бель­ско­го, Шо­ло­ма Зорина...»

Что ка­са­ет­ся бра­тьев Бель­ских, то на ос­но­ве их бо­е­вой био­гра­фии ре­жис­сер Эд­вард Цвик снял ху­до­же­ствен­ный фильм по кни­ге Не­ха­мы Тек «Со­про­тив­ле­ние». Ро­ли ев­рей­ских ге­ро­ев сыг­ра­ли ак­те­ры Да­ни­ел Крейг и Лив Шрай­бер. А вот прав­ди­вую ис­то­рию Шо­ло­ма Зорина и его со­рат­ни­ков со все­ми по­дроб­но­стя­ми еще пред­сто­ит на­пи­сать и, воз­мож­но, вос­со­здать на экране. Она то­го за­слу­жи­ва­ет.

В кон­це 1941 го­да на тер­ри­то­рии Бе­ло­рус­сии на­ча­лась ор­га­ни­за­ция пар­ти­зан­ских от­ря­дов. Пер­вые ве­сти о дей­стви­ях групп ан­ти­фа­шист­ско­го со­про­тив­ле­ния ста­ли до­ле­тать в гет­то как при­зыв — бежать в ле­са и при­со­еди­нять­ся к пар­ти­за­нам. Но вы­рвать­ся из гет­то бы­ло труд­но. Нем­цы про­воз­гла­си­ли кол­лек­тив­ную от­вет­ствен­ность ев­ре­ев, ко­то­рая озна­ча­ла, что в слу­чае, ес­ли гет­то по­ки­нет хо­тя бы один че­ло­век, немед­лен­но­му уни­что­же­нию под­ле­жит вся ули­ца, на ко­то­рой он жил. А в ма­лых го­ро­дах — и все гет­то. Но лю­ди все-та­ки пре­одо­ле­ва­ли и страх, и про­во­лоч­ные ограж­де­ния, вы­ры­ва­лись на сво­бо­ду и скры­ва­лись в ле­сах.

Один из круп­ных ев­рей­ских ла­ге­рей воз­ник в 30 ки­ло­мет­рах от Мин­ска. Его воз­гла­вил уро­же­нец сто­ли­цы Бе­ла­ру­си Шо­лом На­та­но­вич Зо­рин — до вой­ны он был хо­ро­шим сто­ля­ром. Но при­шло вре­мя — и он взял в ру­ки ог­не­стрель­ное ору­жие. Со­про­тив­ле­ние вра­гу и спа­се­ние от ги­бе­ли со­пле­мен­ни­ков, по­пав­ших в ла­пы на­ци­стов, — вот что ста­ло глав­ной за­да­чей от­ря­да. Сек­ре­тарь Ба­ра­но­вич­ско­го под­поль­но­го об­ко­ма пар­тии, Ге­рой Со­вет­ско­го Со­ю­за Ва­си­лий Ефи­мо­вич Чер­ны­шев, из­вест­ный в то вре­мя под име­нем Бать­ка Пла­тон, по­ру­чил Зо­ри­ну сфор­ми­ро­вать и воз­гла­вить от­ряд.

При­ме­ча­тель­ная де­таль: пер­вое за­да­ние Шо­лом Зо­рин по­про­сил (имен­но так — по­про­сил) вы­пол­нить двух де­во­чек — вось­ми и се­ми лет (!). Им бы­ло пред­ло­же­но вер­нуть­ся в гет­то, от­ку­да они убе­жа­ли к пар­ти­за­нам, и вы­ве­сти по из­вест­ным им тро­пам взрос­лых. По­нят­но, чем мог за­кон­чить­ся этот по­ход для ма­ло­ле­ток, но сам Б-г по­мо­гал юным пар­ти­зан­кам. Че­рез двое су­ток от­ряд по­пол­ни­ли 40 но­вых бе­жен­цев из гет­то. А по­том сме­лые ге­ро­и­ни про­ник­ли на оцеп­лен­ную и охра­ня­е­мую нем­ца­ми тер­ри­то­рию еще раз, в ито­ге в от­ря­де со­бра­лось уже 110 че­ло­век. Впро­чем, во­ору­же­ны вна­ча­ле бы­ли толь­ко во­семь из них, но уже во вре­мя пер­вой бо­е­вой вы­лаз­ки пар­ти­за­ны смог­ли за­хва­тить че­ты­ре вин­тов­ки и один пи­сто­лет.

5 июня 1943 го­да от­ряд Шо­ло­ма Зорина был уза­ко­нен при­ка­зом № 001. Ко­мис­са­ром стал Ха­им Фей­гель­ман, на­чаль­ни­ком шта­ба — Ана­то­лий Верт­гейм. 25 мар­та 1944-го се­мей­ный ла­герь Зорина был пе­ре­име­но­ван в са­мо­сто­я­тель­но дей­ству­ю­щий от­ряд № 106 Ба­ра­но­вич­ско­го пар­ти­зан­ско­го со­еди­не­ния. Ме­сто­по­ло­же­ни­ем зо­рин­цев ста­ла На­ли­бок­ская пу­ща. Ту­да на­прав­ля­ли всех бе­жав­ших из Мин­ско­го гет­то. По­лу­чив та­кие све­де­ния, гит­ле­ров­цы на­пра­ви­ли в эту пу­щу, где в об­щей слож­но­сти скры­ва­лось по­ряд­ка пя­ти ты­сяч лю­дей, ты­ся­чи эсэсовцев и по­ли­ца­ев.

Для спа­се­ния зо­рин­ско­го от­ря­да ре­ше­но бы­ло пе­ре­бро­сить трех­ки­ло­мет­ро­вый мост че­рез болото. В топь, ду­ма­лось пар­ти­за­нам, нем­цы не су­нут­ся. Но ка­ра­те­ли про­шли бо­ло­та в ре­зи­но­вых ко­стю­мах. Три неде­ли дли­лась бло­ка­да. Лю­ди жи­ли в гря­зи — в пря­мом смыс­ле это­го сло­ва. Ко­гда уже невоз­мож­но бы­ло ле­жать в жи­же, под­вя­зы­ва­лись к де­ре­вьям и ви­се­ли над вяз­кой му­тью. От­ряд ис­пы­та­ние это вы­дер­жал, хо­тя и не до­счи­тал­ся то­гда ше­сте­рых бой­цов. А на су­ше ла­герь вы­гля­дел как неболь­шой го­ро­док. Ор­га­ни­зо­ва­ли шко­лу из пя­ти клас­сов, где за­ни­ма­лись де­ти. Со­ору­ди­ли мель­ни­цу и мо­ло­ли каж­дый день до 80 пудов зер­на. Раз­вер­ну­ли гос­пи­таль, где ме­ди­ки из чис­ла пар­ти­зан ока­зы­ва­ли, в ме­ру воз­мож­но­стей, помощь ра­не­ным, в том чис­ле из дру­гих пар­ти­зан­ских от­ря­дов. Не хва­та­ло ле­карств и пе­ре­вя­зоч­ных ма­те­ри­а­лов. Но бой­цы вста­ва­ли на но­ги и про­дол­жа­ли участ­во­вать в дерз­ких вы­лаз­ках.

В июле-ав­гу­сте 1943 го­да зо­рин­цы про­ве­ли 17 рей­дов, ко­то­рые поз­во­ли­ли про­рвать бло­ка­ду. В июне 1944-го от­ряд со­вер­шил 24 ди­вер­сии, пу­стив под откос шесть эше­ло­нов, по­до­рвав три мо­ста и 14 ав­то­ма­шин про­тив­ни­ка. Но и по­те­ри бы­ли ве­ли­ки. Се­ло Скир­мон­то­во Дзер­жин­ско­го рай­о­на, где укры­ва­лись бо­лее 30 че­ло­век, бе­жав­ших из гет­то, окру­жи­ли немец­кие ав­то­мат­чи­ки. Во­рвав­шись в се­ло, на­ци­сты за­гна­ли ев­ре­ев вме­сте с мест­ны­ми жи­те­ля­ми в ови­ны и по­до­жгли их жи­вьем. Об этой тра­ге­дии на­по­ми­на­ет се­год­ня брат­ская мо­ги­ла.

Груп­па под­рыв­ни­ков от­ря­да № 106 под ко­ман­до­ва­ни­ем Ми­ха­и­ла Та­мар­ки­на пу­сти­ла под откос вра­же­ский эше­лон на ли­нии Столб­цы – Минск. В этой опе­ра­ции от­ли­чи­лись Лев Чер­няк и Ни­ко­лай Ду­лец. 6 июля 1944 го­да от­ряд про­вел тя­же­лый бой с боль­шой груп­пой немец­ких пе­хо­тин­цев, ко­то­рая по­па­ла в окру­же­ние ре­гу­ляр­ных войск Крас­ной ар­мии и пы­та­лась вы­рвать­ся из сжи­мав­ше­го­ся коль­ца. Оче­ви­дец это­го со­бы­тия Ха­им Голдин вспо­ми­нал: «Что­бы пре­гра­дить путь в На­ли­бок­скую пу­щу, а вы­дви­ну­тые впе­ред до­зо­ры до­кла­ды­ва­ли, что дви­жет­ся боль­шая, хо­ро­шо во­ору­жен­ная груп­пи­ров­ка, ко­ман­дир по­про­сил о по­мо­щи. Но под­мо­га из со­сед­них от­ря­дов не по­до­спе­ла».

В та­кой си­ту­а­ции нель­зя бы­ло мед­лить. Зо­рин по­ни­мал, что ес­ли он не оста­но­вит про­тив­ни­ка, то мо­жет про- изой­ти худ­шее: нем­цы про­рвут­ся в На­ли­бо­ки и на­ткнут­ся на се­мей­ную часть от­ря­да. А там жен­щи­на, де­ти! Что бы­ло де­лать? При­ни­мать бой? Но силы нерав­ны… А ес­ли по­про­бо­вать взять их на ис­пуг, они ведь не зна­ют сколь­ко нас, рас­суж­дал ко­ман­дир.

Он ото­брал трид­цать са­мых креп­ких ре­бят. Лич­но опре­де­лил наи­бо­лее удоб­ную по­зи­цию для за­са­ды в ле­су и при­ка­зал око­пать­ся. За­мы­сел был рис­ко­ван­ный: про­пу­стить фри­цев, окру­жить их и пред­ло­жить сдать­ся. «Ес­ли они не сло­жат ору­жие, мы пер­вые от­кро­ем огонь», — ре­шил ко­ман­дир.

И вот по­яви­лись немец­кие ав­то­мат­чи­ки. Впе­ре­ди шел мест­ный про­вод­ник. Шо­лом Зо­рин под­нял­ся во весь рост и вы­крик­нул по-немец­ки: «Хен­де хох! Ге­фан­ген геб­ен зих! (Ру­ки вверх! Сда­вай­тесь в плен!)» Иду­щие впе­ре­ди нем­цы в от­вет вски­ну­ли ав­то­ма­ты и от­кры­ли стрель­бу. Пред­ло­же­ние сдать­ся без боя бы­ло от­верг­ну­то. «Огонь!» — ско­ман­до­вал Зо­рин. В страш­ном на­пря­же­нии это­го боя зо­рин­цы не зна­ли, что их от­важ­ный ко­ман­дир тя­же­ло ра­нен. Пу­ля по­па­ла ему в ко­лен­ный су­став. А нем­цы, от­стре­ли­ва­ясь, ста­ли от­сту­пать и из­ме­ни­ли на­прав­ле­ние сво­е­го дви­же­ния. На ме­сте боя у них оста­лось мно­го уби­тых.

Схват­ка за­кон­чи­лась для зо­рин­цев по­бе­дой. Но она да­лась до­ро­гой це­ной — по­гиб­ли Яков Пе­кер, Мо­и­сей Ту­ник, Се­мен Эз­рах, Ефим Мин­дель, Лев Пахуц­кий, Ра­и­са Пахуц­кая. Ни­ко­гда не за­быть вер­нув­шим­ся в се­мей­ный ла­герь, как ры­да­ли женщины, как уби­ва­лась мо­ло­дая же­на пав­ше­го в бою Фи­мы Мин­де­ля — она жда­ла ре­бен­ка. Ко­гда при­ве­ли на ба­зу за­хва- чен­ных в плен гит­ле­ров­цев, пар­ти­за­ны да­ли во­лю чув­ству ме­сти за по­гиб­ших то­ва­ри­щей. Плен­ных при­вя­за­ли к де­ре­вьям и бук­валь­но за­би­ли до смер­ти пал­ка­ми. Же­сто­ко? Бес­че­ло­веч­но? Но как бы­ло еще по­сту­пать с те­ми, кто без за­зре­ния со­ве­сти, ме­то­дич­но уни­что­жал ни в чем не по­вин­ных лю­дей — де­тей, жен­щин, ста­ри­ков?.. Ко­гда к ме­сту боя по­до­спе­ли со­вет­ские тан­ки­сты, они пе­ре­пра­ви­ли ра­не­но­го Шо­ло­ма Зорина в Минск. Пу­ля раз­дро­би­ла ему ко­лен­ный су­став, тре­бо­ва­лась немед­лен­ная опе­ра­ция.

Во­и­ны 1901-й от­дель­ной тан­ко­вой бри­га­ды, где ко­ман­ди­ром од­но­го из тан­ко­вых ба­та­льо­нов был Арон Вен­гер из Сми­ло­вич, вы­вез­ла пар­ти­зан­ские се­мьи из ле­са. Жен­щин и де­тей по­са­ди­ли на «сту­де­бек­ке­ры» и от­пра­ви­ли на осво­бож­ден­ную тер­ри­то­рию Бе­ло­рус­сии. Мо­ло­дые бой­цы вы­ра­зи­ли го­тов­ность вме­сте с ча­стя­ми Со­вет­ской ар­мии участ­во­вать в на­ступ­ле-

П обе­да да­лась до­ро­гой це­ной — по­гиб­ли Яков Пе­кер, Мо­и­сей Ту­ник, Се­мен Эз­рах, Ефим Мин­дель, Лев Пахуц­кий, Ра­и­са Пахуц­кая. Как ры­да­ли женщины, как уби­ва­лась мо­ло­дая же­на пав­ше­го в бою Фи­мы Мин­де­ля — она жда­ла ре­бен­ка… На фото — памятник пав­шим бой­цам от­ря­да Зорина, установленный на ме­сте его по­след­не­го боя.

нии. Ар­мей­ское ко­ман­до­ва­ние пошло на­встре­чу. Пар­ти­зан по­счи­та­ли во­и­на­ми ре­гу­ляр­но­го со­еди­не­ния. Вы­да­ли фор­му, ору­жие, за­чис­ли­ли в де­сант­ни­ки. Зо­рин­цы участ­во­ва­ли в осво­бож­де­нии ли­тов­ских го­ро­дов, а по­том — в сра­же­ни­ях за Во­сточ­ную Прус­сию.

…Со­хра­ни­лись све­де­ния о том, как в 1964 го­ду Шо­лом Зо­рин с быв­ши­ми пар­ти­за­на­ми по­ста­вил памятник сво­им бо­е­вым дру­зьям, ко­то­рые па­ли смер­тью храб­рых в по­след­нем бою, при­ня­том его от­ря­дом. В це­ре­мо­нии, про­хо­див­шей в На­ли­бок­ской пу­ще, при­ня­ли уча­стие, кро­ме са­мо­го Зорина, быв­ший ко­мис­сар от­ря­да Ха­им Фей­гель­сон, пар­ти­за­ны Аб­рам Лив­шиц, Ха­им Бру­ки­рер. Же­на од­но­го из по­гиб­ших пар­ти­зан при­е­ха­ла на ме­сто па­мят­но­го боя вме­сте с дву­мя детьми. Ни на шаг не от­хо­дил от нее два­дца­ти­лет­ний сын. Со сле­за­ми на гла­зах она рас­ска­зы­ва­ла нам, что ее сын ни­ко­гда не ви­дел сво­е­го от­ца — Фи­му Мин­де­ля.

За­слу­га 106-го зо­рин­ско­го от­ря­да за­клю­ча­лась еще и в том, что че­рез него пар­ти­зан­ские фор­ми­ро­ва­ния, нуж­дав­ши­е­ся в ме­ди­цин­ской по­мо­щи, бы­ли обес­пе­че­ны вра­ча­ми и мед­сест­ра­ми. Зо­рин­цы про­сла­ви­лись как ору­жей­ные ма­сте­ра и ква­ли­фи­ци­ро­ван­ные пе­чат­ни­ки под­поль­ных ти­по­гра­фий. А еще они доб­рот­но вы­пол­ня­ли на за­каз порт­няж­ные и са­пож­ные ра­бо­ты, на сла­ву тру­ди­лись пе­ка­ря­ми. К мо­мен­ту сли­я­ния с ча­стя­ми Крас­ной ар­мии 9 июля 1944 го­да от­ряд Шо­ло­ма Зорина на­счи­ты­вал 141 бой­ца и 421 чле­на се­мей. Его мож­но счи­тать до­стой­ной от­по­ве­дью на­смеш­ни­кам, яз­ви­тель­но утвер­ждав­шим, что со­вет­ские евреи во­е­ва­ли на «таш­кент­ском фрон­те».

Вот толь­ко ге­ро­из­ма этой пар­ти­зан­ской груп­пы и его ру­ко­во­ди­те­ля ком­му­ни­сти­че­ская дер­жа­ва на­гра­да­ми не от­ме­ти­ла.

В по­сле­во­ен­ные го­ды ин­ва­лид Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной Шо­лом Зо­рин ра­бо­тал хо­зяй­ствен­ни­ком в Мин­ске. От­ме­тив свое 70-ле­тие на зем­ле, где про­жил боль­шую часть жиз­ни и про­ли­вал кровь, он при­нял ре­ше­ние ре­па­три­и­ро­вать­ся на ро­ди­ну пред­ков, в стра­ну, воз­рож­де­ние ко­то­рой из пеп­ла Ка­та­стро­фы при­бли­жал его от­ряд, сра­жа­ясь с гит­ле­ров­ски­ми ок­ку­пан­та­ми.

Ко­гда Шо­лом Зо­рин ре­па­три­и­ро­вал­ся в Из­ра­иль, в но­вой жиз­ни ему по­мог осво­ить­ся Со­юз ин­ва­ли­дов вой­ны во гла­ве с то­гдаш­ним ру­ко­во­ди­те­лем этой об­ще­ствен­ной ор­га­ни­за­ции Авра­амом Ко­эном. С за­слу­жен­ны­ми по­че­стя­ми ко­ман­ди­ра ев­рей­ских пар­ти­зан встре­чал ми­нистр обо­ро­ны Мо­ше Да­ян, он был при­нят Гол­дой Ме­ир, в то вре­мя пре­мьер-ми­ни­стром Го­су­дар­ства Из­ра­иль. По­се­лил­ся Шо­лом На­та­но­вич в Яф­фо, за­тем жил в Ри­шон ле-Ци­оне. Его не ста­ло в 1974-м. Но жи­ва история 106-го от­ря­да, ко­то­рая на­веч­но свя­за­на с име­нем это­го за­ме­ча­тель­но­го че­ло­ве­ка.

Шо­лом Зо­рин (в ниж­нем ря­ду в цен­тре) с бо­е­вы­ми со­рат­ни­ка­ми. Спра­ва от него си­дит Гирш Смо­ляр, сле­ва — Бо­рис Хай­мо­вич. Сто­ят (спра­ва на­ле­во): Нахум Фельд­ман,

Вла­ди­мир Крав­чин­ский и Ха­им Фей­гель­ман.

Шо­лом Зо­рин, от­ме­тив­ший с дру­зья­ми в Мин­ске свое 70-ле­тие

Newspapers in Russian

Newspapers from USA

© PressReader. All rights reserved.