Сек­ре­тарь Рас­пу­ти­на

ALEF - - ЗА ПОВОРОТОМ ИСТОРИИ - Бо­рис ЯКУ­БО­ВИЧ, Рос­сия

При по­яв­ле­нии Рас­пу­ти­на в са­лоне Гинц­бур­га ему бы­ла устро­е­на ова­ция, со­про­вож­дав­ша­я­ся нескон­ча­е­мы­ми здра­ви­ца­ми. Тро­ну­тый та­кой го­ря­чей встре­чей, ста­рец вни­ма­тель­но вы­слу­шал все жа­ло­бы и по­же­ла­ния, по­обе­щав сде­лать все, что от него за­ви­сит. «По­сту­пай­те, как по­сту­па­ли ва­ши от­цы, умев­шие за­клю­чать фи­нан­со­вые сдел­ки да­же с ца­ря­ми, — до­ба­вил он во вре­мя устро­ен­но­го по­сле кон­фе­рен­ции рос­кош­но­го ужи­на. — Ев­рей­ский во­прос дол­жен быть ре­шен!» Рас­пу­тин еще раз под­черк­нул, что по­сред­ни­ком меж­ду ним и ев­рей­ской об­ще­ствен­но­стью дол­жен непре­мен­но оста­вать­ся Си­ма­но­вич как че­ло­век, ко­то­ро­му до­ве­ря­ет цар­ская се­мья.

Од­на­ко зна­чи­мым де­я­ни­ем Рас­пу­ти­на во бла­го ев­рей­ско­го на­ро­да ста­ло успеш­ное раз­ре­ше­ние про­бле­мы, свя­зан­ной с глав­но­ко­ман­ду­ю­щим рус­ской ар­ми­ей, дя­дей ца­ря, ве­ли­ким кня­зем Ни­ко­ла­ем Ни­ко­ла­е­ви­чем. Бу­дучи па­то­ло­ги­че­ским юдо­фо­бом, ве­ли­кий князь ини­ци­и­ро­вал мас­со­вые каз­ни и вы­сыл­ки ев­рей­ско­го на­се­ле­ния в при­фрон­то­вой по­ло­се, ни­сколь­ко не ин­те­ре­су­ясь ре­зуль­та­та­ми сим­во­ли­че­ских рас­сле­до­ва­ний об­сто­я­тельств мни­мо­го шпи­о­на­жа и обос­но­ва­ни­ем вы­но­си­мых при­го­во­ров. В этом слож­ном, прак­ти­че­ски нераз­ре­ши­мом во­про­се по­мочь мог толь­ко Рас­пу­тин.

Ор­га­ни­за­ция встре­чи пред­ста­ви­те­лей ев­рей­ско­го «ис­теб­лиш­мен­та» со стар­цем лег­ла на пле­чи Си­ма­но­ви­ча. В на­зна­чен­ный день на квар­ти­ре ад­во­ка­та Сли­оз­бер­га со­бра­лись вид­ные пред­ста­ви­те­ли рос­сий­ско­го ев­рей­ства, сре­ди ко­то­рых на­хо­ди­лись Да­вид (сын Го­ра­ция) и Мо­зес Гинц­бур­ги, ди­рек­тор бан­ка Мандель, про­мыш­лен­ник Блан­кен­штейн, рав­вин Ма­зо и мно­гие дру­гие.

Рас­ска­зы о чу­до­вищ­ных пре­сле­до­ва­ни­ях ев­ре­ев, осу­ществ­ля­е­мых во­лею глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го, по­тряс­ли Рас­пу­ти­на. Вы­слу­шав вз­вол­но­ван­ные, ча­сто пре­ры­ва­е­мые ры­да­ни­я­ми ре­чи со­брав­ших­ся, он дал клят­ву по­мочь и ис­пол­нил ее. При­мер­но че­рез де­сять дней Ни­ко­лай Ни­ко­ла­е­вич был сме­щен со сво­е­го по­ста. Но­вым глав­но­ко­ман­ду­ю­щим стал сам им­пе­ра­тор.

Чу­до­тво­рец и па­ци­фист

И все-та­ки, от­че­го столь пре­успе­ва­ю­щий и зна­чи­тель­ный че­ло­век, как Арон Си­ма­но­вич, вы­нуж­ден был в ущерб сво­ей успеш­ной пред­при­ни­ма­тель­ской де­я­тель­но­сти и да­ле­ко иду­щим ам­би­ци­ям прак­ти­че­ски неот­луч­но на­хо­дить­ся под­ле Рас­пу­ти­на? Из со­об­ра­же­ний бли­зо­сти к цар­ской се­мье, ра­ди до­сти­же­ния неких сверх­при­бы­лей? Но ча­стые за­гу­лы «си­бир­ско­го стар­ца», его непо­мер­ные тра­ты на бла­го­тво­ри­тель­ность для всех, кто к нему об­ра­щал­ся за по­мо­щью, по­кры­ва­лись в нема­лой сте­пе­ни из средств са­мо­го Си­ма­но­ви­ча, сде­лав­ше­го­ся его сек­ре­та­рем.

Ис­тин­ную мо­ти­ва­цию по­ступ­ков ки­ев­ско­го юве­ли­ра, по­ми­мо, ра­зу­ме­ет­ся, необ­хо­ди­мо­сти под­держ­ки угне­та­е­мых еди­но­вер­цев, сле­ду­ет ис­кать преж­де все­го в необы­чай­ных лич­ност­ных ка­че­ствах са­мо­го Рас­пу­ти­на, со­еди­няв­ше­го в се­бе дар ге­ни­аль­но­го про­вид­ца, уни­каль­но­го це­ли­те­ля, а так­же го­раз­до бо­лее трез­во­го и даль­но­вид­но­го по­ли­ти­ка, неже­ли все цар­ское окру­же­ние. Глав­ным де­лом Рас­пу­ти­на-це­ли­те­ля бы­ло под­дер­жа­ние здо­ро­вья на­след­ни­ка. Од­на­ко наи­бо­лее важ­ным и глу­бо­ко лич­ным мо­мен­том, окон­ча­тель­но свя­зав­шим Си­ма­но­ви­ча со стар­цем, ста­ло ис­це­ле­ние его соб­ствен­но­го сы­на Ио­ан­на от та­ко­го тя­же­лей­ше­го неду­га, как «пляс­ка свя­то­го Вит­та» — нерв­но­го за­бо­ле­ва­ния, ха­рак­те­ри­зу­ю­ще­го­ся по­сто­ян­ным со­тря­се­ни­ем те­ла, а в дан­ном слу­чае еще и ослож­нен­но­го ча­стич­ной па­ра­ли­за­ци­ей. Се­анс, в про­цес­се ко­то­ро­го Рас­пу­тин на­хо­дил­ся у по­сте­ли боль­но­го, длил­ся все­го 10 ми­нут, по­сле че­го юный Ио­анн на­все­гда из­ле­чил­ся от ужас­ной бо­лез­ни.

В ян­ва­ре 1915 го­да ши­ро­кую оглас­ку при­об­ре­ла история ис­це­ле­ния Рас­пу­ти­ным лю­би­мой на­перс­ни­цы им­пе­ра­три­цы Ан­ны Вы­ру­бо­вой, уго­див­шей в же­лез­но­до­рож­ную ка­та­стро­фу. Вра­чи бес­по­мощ­но раз­во­ди­ли ру­ка­ми, а у по­сте­ли, где ле­жа­ло из­ло­ман­ное те­ло фрей­ли­ны, уже пре­бы­вал свя­щен­ник. К счастью, Рас­пу­тин, ее неиз­мен­ный ан­гел-хра­ни­тель, ока­зал­ся в го­ро­де и во­вре­мя при­шел на помощь. Вы­ру­бо­ва ста­ла ожи­вать бук­валь­но на гла­зах. А че­рез два ме­ся­ца, прав­да, еще на ко­сты­лях, она уже мог­ла пе­ре­дви­гать­ся вполне са­мо­сто­я­тель­но.

Вспо­ми­ная со­вер­шен­ные им чу­де­са, нель­зя не от­ме­тить из­ле­че­ние до­че­ри Сто­лы­пи­на, по­стра­дав­шей в ре­зуль­та­те взры­ва, ор­га­ни­зо­ван­но­го тер­ро­ри-

Г лу­бо­ко лич­ным мо­мен­том, окон­ча­тель­но свя­зав­шим Си­ма­но­ви­ча с Рас­пу­ти­ным, ста­ло ис­це­ле­ние его соб­ствен­но­го сы­на Ио­ан­на от та­ко­го тя­же­лей­ше­го неду­га, как «пляс­ка свя­то­го Вит­та».

ста­ми на да­че то­гдаш­не­го пре­мье­ра. Вра­чи не остав­ля­ли на­дежд на то, что На­та­ша ко­гда-ни­будь смо­жет встать, но по­сле по­се­ще­ния Рас­пу­ти­на де­воч­ка быст­ро по­шла на по­прав­ку.

Как-то раз при­гла­шен­ный на обед в Цар­ско­сель­ский дво­рец Рас­пу­тин неожи­дан­но за­явил ав­гу­стей­шим осо­бам, что в за­ле, где уже бы­ли на­кры­ты сто­лы, на­хо­дить­ся нель­зя, по­то­му что укра­шав­шая леп­ные по­тол­ки огром­ная рос­кош­ная люст­ра долж­на упасть. Че­рез два дня люст­ра дей­стви­тель­но обрушилась, но па­мя­туя на­став­ле­ния стар­ца, мо­нар­шая се­мья обе­да­ла в дру­гом ме­сте.

В ав­гу­сте 1911 го­да Рас­пу­тин по­со­ве­то­вал Сто­лы­пи­ну от­ло­жить на­ме­чен­ную по­езд­ку в Ки­ев на торжества по слу­чаю от­кры­тия па­мят­ни­ка Алек­сан­дру II, пред­ре­кая, что она окон­чит­ся тра­ги­че­ски. Пре­мьер не внял это­му предо­сте­ре­же­нию. И, как из­вест­но, в Ки­е­ве был за­стре­лен. В 1916 го­ду Ан­на Вы­ру­бо­ва оста­ви­ла в сво­ем днев­ни­ке взвол­но­ван­ную за­пись слов, ска­зан­ных стар­цем на­ка­нуне: «Знаю точ­но, что не до­жи­ву до Но­во­го го­да и умру страш­ной смер­тью!» Так и слу­чи­лось: в де­каб­ре то­го же го­да в до­ме кня­зя Фе­лик­са Юсу­по­ва Рас­пу­тин пал жерт­вой груп­пы за­го­вор­щи­ков.

Про­ро­че­ский дар Рас­пу­ти­на, несо­мнен­но, опре­де­лил и его па­ци­фист­ский на­строй. В ав­гу­сте 1914 го­да, ко­гда в пат­ри­о­ти­че­ском уга­ре, за­хлест­нув­шем го­ро­да Рос­сии, тол­па гро­ми­ла немец­кие пред­ста­ви­тель­ства, бан­ки и ма­га­зи­ны, Рас­пу­тин пи­сал ца­рю: «Гроз­на ту­ча над Рос­си­ей, … знаю, все хо­тят от те­бя вой­ны, не ве­дая, что ра­ди ги­бе­ли… Ты отец на­ро­да, не по­пу­сти безум­ным тор­же­ство­вать и по­гу­бить се­бя и стра­ну!» Как из­вест­но, царь не ре­шил­ся по­сле­до­вать этим со­ве­там и под на­по­ром ми­ли­та­рист­ских кру­гов на­чал вой­ну, по­гу­бив­шую стра­ну, мо­нар­хию и его са­мо­го вме­сте с се­мьей.

Эпи­лог

По­сле убий­ства Рас­пу­ти­на, про­изо­шед­ше­го 16 де­каб­ря 1916 го­да, Си­ма­но­ви­ча неод­но­крат­но вы­зы­ва­ли во дво­рец, дабы при­ве­сти в по­ря­док, а в слу­чае необ­хо­ди­мо­сти уни­что­жить неко­то­рые имев­ши­е­ся у него бу­ма­ги стар­ца.

Од­на­ко стра­на уже стре­ми­тель­но ка­ти­лась под откос, а до Февраль­ской ре­во­лю­ции и от­ре­че­ния императора оста­ва­лось ме­нее двух ме­ся­цев. Но­вые вла­сти на­ча­ли свою де­я­тель­ность с мно­го­чис­лен­ных аре­стов. Сре­ди аре­сто­ван­ных по при­ка­зу Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства ока­зал­ся и Си­ма­но­вич с се­мьей. С пре­ве­ли­ким тру­дом, ис­поль­зуя про­тек­цию са­мо­го Ке­рен­ско­го, а так­же взят­ки но­вым «ре­во­лю­ци­он­ным» чи­нов­ни­кам юс­ти­ции, быв­ший сек­ре­тарь Рас­пу­ти­на до­бил­ся осво­бож­де­ния се­бя и сво­их близ­ких. Сра­зу же по­сле Ок­тябрь­ско­го пе­ре­во­ро­та Си­ма­но­вич су­мел ускольз­нуть из Пет­ро­гра­да на Укра­и­ну, где, су­дя по опуб­ли­ко­ван­ным вос­по­ми­на­ни­ям, ему неод­но­крат­но при­шлось столк­нуть­ся с юдо­фоб­ски­ми про­во­ка­ци­я­ми од­но­го из убийц Рас­пу­ти­на — дум­ско­го де­я­те­ля Пу­риш­ке­ви­ча.

По­сле­ду­ю­щие го­ды бы­ли на­пол­не­ны тя­го­та­ми по­сто­ян­ных ски­та­ний. По­на­ча­лу Си­ма­но­вич по­про­бо­вал обос­но­вать­ся в Бер­лине, а от­ту­да пе­ре­брал­ся в Па­риж. По всей ви­ди­мо­сти, неко­гда про­цве­тав­ше­му юве­ли­ру не уда­лось вы­вез­ти из Рос­сии свои ка­пи­та­лы, по­сколь­ку на чуж­бине его ожи­да­ла со­всем не слад­кая участь. Не об­ре­тя фран­цуз­ско­го граж­дан­ства, он ино­гда ока­зы­вал­ся в ла­ге­ре для пе­ре­ме­щен­ных лиц, а по­сле немец­кой ок­ку­па­ции Фран­ции уго­дил в конц­ла­герь. Тем не ме­нее, пе­ре­жив мно­же­ство зло­клю­че­ний, этот ба­ло­вень фор­ту­ны об­рел свою тихую, но вполне ком­фор­та­бель­ную га­вань.

С по­мо­щью стар­ше­го бра­та Хаи­ма-Не­се­ля Си­ма­но­вич су­мел пе­ре­брать­ся в ин­тер­на­ци­о­наль­ную Ли­бе­рию и от­крыть сде­лав­ший­ся вско­ре ис­клю­чи­тель­но по­пу­ляр­ным ре­сто­ран «Ат­лан­тик чез Рас­пу­тин». За вре­мя стран­ствий он успел по­хо­ро­нить вер­ную и пре­дан­ную су­пру­гу Тео­фи­лию и вто­рич­но же­нить­ся. Бле­стя­щий при­род­ный ум и ред­кая сно­ров­ка поз­во­ли­ли ему в крат­чай­ший срок от­лич­но на­ла­дить де­ло: его ре­сто­ран сде­лал­ся при­ви­ле­ги­ро­ван­ным за­ве­де­ни­ем, ко­то­рое охот­но по­се­ща­ли не толь­ко вид­ные биз­не­сме­ны и фи­нан­си­сты, но и сам пре­зи­дент Ли­бе­рии.

В чис­ле осо­бо при­бли­жен­ных Си­ма­но­вич неод­но­крат­но бы­вал на ди­пло­ма­ти­че­ских при­е­мах, в том чис­ле в со­вет­ском по­соль­стве. По сви­де­тель­ству од­но­го из от­вет­ствен­ных со­труд­ни­ков Ми­ни­стер­ства ино­стран­ных дел СССР, Си­ма­но­вич все­гда дер­жал­ся непри­нуж­ден­но, об­щи­тель­но, ра­зу­ме­ет­ся, пре­крас­но го­во­рил по-русски и был неиз­мен­но бла­го­же­ла­тель­но на­стро­ен в от­но­ше­нии Со­вет­ско­го Со­ю­за. Несмот­ря на пре­клон­ный воз­раст, он об­ла­дал пре­вос­ход­ной па­мя­тью и был бле­стя­щим рас­сказ­чи­ком, хо­тя ни­ко­гда не го­во­рил лиш­не­го.

Лич­ный сек­ре­тарь, фи­нан­сист, со­рат­ник и про­сто друг ге­ни­аль­но­го и скан­даль­но­го Рас­пу­ти­на, Арон Си­ма­но­вич скон­чал­ся в Мо­н­ро­вии в 1973 го­ду, пе­ре­жив стар­ца на 57 лет.

Ши­ро­кую оглас­ку при­об­ре­ла история ис­це­ле­ния Рас­пу­ти­ным лю­би­мой на­перс­ни­цы

им­пе­ра­три­цы Ан­ны Вы­ру­бо­вой, уго­див­шей в же­лез­но­до­рож­ную ка­та­стро­фу

Newspapers in Russian

Newspapers from USA

© PressReader. All rights reserved.