«По­дай­те мне огонь, кин­жа­лы, яду»

ALEF - - MUSICA VIVA -

Ино­гда жа­лею, что наш жур­нал не еже­не­дель­ный. Впро­чем, и в еже­днев­ное из­да­ние мож­но бы­ло бы пи­сать бес­пе­ре­бой­но — так мно­го бы­ва­ет от­кры­тий и ку­рье­зов, вос­тор­гов и вос­по­ми­на­ний, а глав­ное — на­дежд, что и зав­траш­ний день при­не­сет це­лый бу­кет му­зы­каль­ных со­бы­тий.

Чер­ный ящик име­ни

Чай­ков­ско­го

Ува­жаю ар­ти­стов, ко­то­рые от­ча­ян­но бо­рют­ся за свою судь­бу, свой успех. К та­ким от­но­сит­ся 25-лет­няя пи­а­нист­ка Ди­на­ра Клин­тон. Ко­гда-то, еще бу­дучи уча­щей­ся зна­ме­ни­той шко­лы для осо­бо ода­рен­ных де­тей при Мос­ков­ской кон­сер­ва­то­рии, она но­си­ла фа­ми­лию На­д­жа­фо­ва. Эту де­воч­ку труд­но бы­ло не за­ме­тить. А по­том она по­ме­ня­ла фа­ми­лию на бо­лее чем звуч­ную, ста­ла участ­во­вать во мно­гих кон­кур­сах. Кон­сер­ва­то­рию окон­чи­ла по клас­су ко­ри­фей­ки фор­те­пья­но Эли­со Вир­са­лад­зе, а про­дол­жа­ет об­ра­зо­ва­ние в Ко­ро­лев­ском кол­ле­дже в Лон­доне.

Осо­бен­но Ди­на­ре уда­ет­ся Шо­пен, что под­твер­дил кон­церт в Мос­ков­ской фи­лар­мо­нии. Ка­мер­ный зал на 100 че­ло­век ино­гда му­чи­те­лен для слу­ша­те­ля, ведь ар­тист на сцене бук­валь­но в трех мет­рах от те­бя. Бо­яз­но лиш­ний раз по­ше­ве­лить­ся! Да и му­зы­кан­ту со­здать во­круг се­бя ми­сти­че­скую ау­ру в ка­ком­то смыс­ле слож­нее, чем в боль­шом за­ле.

У Ди­на­ры зря не про­па­ло ни нот­ки. Строй­ная про­грам­ма яв­ля­ла со­бой порт­рет Шо­пе­на в зву­ках, в ней пе­ре­кли­ка­лись все то­наль­но­сти, вы­ра­зи­тель­но иг­ра­ли все кон­тра­сты. Мно­го­стра­даль­ная жизнь ве­ли­ко­го по­ля­ка без слов про­шла пе­ред слу­ша­те­ля­ми, за­вер­шив­шись Вто­рой со­на­той, веч­ной ди­ко­вин­кой, к ко­то­рой невоз­мож­но при­вык­нуть, — неда­ром да­же сам Шо­пен на­зы­вал че­ты­ре ее не­обыч­ные ча­сти сво­и­ми «безум­ны­ми де­ти­ща­ми». Вос­хи­ща­юсь убеж­ден­но­стью мо­ло­дой пи­а­нист­ки в соб­ствен­ной ху­дож­ни­че­ской право­те.

Кон­церт же по­бе­ди­те­ля по­след­не­го кон­кур­са им. Чай­ков­ско­го Дмит­рия Мас­ле­е­ва рас­стро­ил. Ни­че­го ху­до­же­ствен­но­го на нем не слу­чи­лось. Глав­ное до­сто­ин­ство это­го скром­ней­ше­го, на­до ска­зать, юно­ши — уме­ние на фе­но­ме­наль­ной ско­ро­сти по­пасть в нуж­ные но­ты. С осо­бым удо­воль­стви­ем он де­ла­ет это на боль­шой гром­ко­сти. В ре­зуль­та­те «Ди­кую охо­ту» Ли­ста при­ш­лось слу­шать, при­крыв уши. Не по­лу­чил­ся тол­ком ни Шу­ман, ни Мет­нер. За­крыв гла­за, я пред­став­ля­ла се­бе, что вот так мог­ла бы иг­рать ка­кая-ни­будь ста­жер­ка-вто­ро­курс­ни­ца из Ки­тая, вер­ная по­сле­до­ва­тель­ни­ца вир­туо­за Ланг Лан­га.

Жаль, что жю­ри кон­кур­са им. Чай­ков­ско­го, при­су­див­шее пи­а­ни­сту выс­шую пре­мию, не слы­ша­ло это­го кла­ви­ра­бен­да. Кста­ти, Ди­на­ра Клин­тон на кон­кур­се не про­шла на вто­рой тур… Вот уже пя­тый кон­курс под­ряд я за­пра­ши­ваю ре­зуль­та­ты по­имен­но­го го­ло­со­ва­ния чле­нов жю­ри по каж­до­му ис­пол­ни­те­лю. Недав­но моя оче­ред­ная борь­ба за­вер­ши­лась: мне вновь от­ка­за­ли. Что за страш­ная тай­на со­кры­та в на­шем кон­кур­се? Что это за чер­ный ящик? Мне-то ка­жет­ся, по­ка ра­бо­та жю­ри не ста­нет про­зрач­ной и бал­лы не бу­дут по­сле­до­ва­тель­но об­на­ро­до­вать­ся, она все­гда бу­дет вы­гля­деть по­до­зри­тель­но. Не­уже­ли кон­курс Чай­ков­ско­го ни­ко­гда не из­жи­вет сво­е­го ста­ро­мод­но­го изъ­я­на?

Глав­ная блон­дин­ка Мцен­ско­го уез­да

В сто­лич­ном му­зы­каль­ном ми­ре слу­чи­лось сча­стье: в Боль­шом те­ат­ре — удач­ная опер­ная пре­мье­ра! Ведь по­сле скуч­ных «Кар­мен» и «Ио­лан­ты» опе­ро­ма­ны со­всем за­гру­сти­ли. «Ка­те­ри­ну Из­май­ло­ву» Д. Шо­ста­ко­ви­ча тон­ко, без зу­бо­дро­би­тель­ных эф­фек­тов (там и так сплош­ной ужас) по­ста­вил драматический ре­жис­сер Ри­мас Ту­ми­нас. Его дол­го уго­ва­ри­ва­ли, и, су­дя по его рас­ска­зам, ра­бо­та да­лась ему боль­шой кро­вью. На во­прос, бу­дет ли он еще ста­вить опе­ры, от­ве­ча­ет трое­крат­ным: «Ни­ко­гда! Ни­ко­гда боль­ше! Ни-ког-да!»

«Ка­те­ри­на Из­май­ло­ва» (1956– 1962) — это позд­ней­шая пе­ре­дел-

На за­глав­ную роль в но­вую по­ста­нов­ку опе­ры Д.Шо­ста­ко­ви­ча «Ка­те­ри­на

Из­май­ло­ва» бы­ла при­гла­ше­на немец­кая пе­ви­ца На­дя Ми­ха­эль, не раз во­пло­тив­шая этот об­раз на

ми­ро­вых сце­нах.

Ди­на­ра Клин­тон, ла­у­ре­ат несколь­ких кон­кур­сов — од­на из мно­го­обе­ща­ю­щих ис­пол­ни­тель­ниц Шо­пе­на. Фо­то с сай­та

Моск. фи­лар­мо­нии

Ри­мас Ту­ми­нас, глав­ный ре­жис­сер Те­ат­ра

им. Вах­тан­го­ва, на­ка­нуне пре­мье­ры «Ка­те­ри­ны Из­май­ло­вой» чув­ство­вал се­бя не спо­кой­но, но в ре­зуль­та­те спек­так­лем,

ка­жет­ся, остал­ся до­во­лен.

Newspapers in Russian

Newspapers from USA

© PressReader. All rights reserved.