« Мой друг Бо­рис Нем­цов »

ALEF - - ПАНОРАМА - По ма­те­ри­а­лам ин­тер­нет- сай­тов

27 фев­ра­ля 2016 го­да ис­пол­нил­ся год со дня убий­ства Бо­ри­са Нем­цо­ва. В го­дов­щи­ну пе­чаль­но­го со­бы­тия в Москве, Пе­тер­бур­ге, Ниж­нем Нов­го­ро­де, Яро­слав­ле, Са­ра­то­ве и мно­гих дру­гих го­ро­дах про­шли фе­сти­ва­ли па­мя­ти Бо­ри­са Нем­цо­ва и пре­мье­ра до­ку­мен­таль­но­го филь­ма ре­жис­се­ра Зо­си Род­ке­вич « Мой друг Бо­рис Нем­цов » .

До­ку­мен­таль­ный фильм- порт­рет по­свя­щен по­ли­ти­ку Бо­ри­су Нем­цо­ву, уби­то­му в Москве на Боль­шом Ка­мен­ном мо­сту 27 фев­ра­ля 2015 го­да. Мо­ло­дая де­вуш­ка- ре­жис­сер ра­бо­та­ет в но­во­стях и по­лу­ча­ет жур­на­лист­ское за­да­ние сни­мать ре­пор­та­жи про из­вест­но­го по­ли­ти­ка. Ее ка­ме­ра сле­ду­ет за Нем­цо­вым по­всю­ду: со­про­вож­да­ет в ма­ши­нах и ку­пе по­ез­дов, сле­дит за его из­би­ра­тель­ной кам­па­ни­ей в Яро­слав­ле, фик­си­ру­ет шут­ки, меч­ты и пла­ны, рас­кры­ва­ет по­та­ен­ные сто­ро­ны лич­но­сти это­го че­ло­ве­ка. Этот фильм о том, как сужа­ет­ся боль­шой ис­то­ри­че­ский кон­текст до ма­лень­кой лич­ной ис­то­рии, как зна­ком­ство пе­ре­рас­та­ет в друж­бу.

Это фильм- порт­рет. Слу­чай­ный, ми­мо­ход­ный, тра­ги­ко­ми­че­ский. Вз­гляд на жи­во­го че­ло­ве­ка, разыг­ры­ва­ю­ще­го всю жизнь роль боль­шо­го по­ли­ти­ка. Впро­чем, и на­сла­жда­ю­ще­го­ся этой ро­лью. Шут­ка за шут­кой, и вот вы уже за­ка­дыч­ный друг Нем­цо­ва.

Вот что рас­ска­зы­ва­ет о филь­ме Оль­га Лех­то­нен:

– Бы­ла на по­ка­зе ра­бо­чей вер­сии филь­ма « Мой друг Бо­рис Нем­цов » Зо­си Род­ке­вич. Те­перь на­до как- то со­брать­ся с мыс­ля­ми, успо­ко­ить­ся и все­та­ки по­про­бо­вать вер­ба­ли­зи­ро­вать ту бу­рю чувств, из- за ко­то­рых я по­чти не спа­ла в эту ночь… На за­став­ке « Арт­док­фе­ста » в этом го­ду — Нем­цов мост. И кад­ры от­ту­да бы­ли пер­вым, что мы уви­де­ли. По­сле неболь­шой ре­кла­мы спон­со­ров фе­сти­ва­ля и ин­фор­ма­ци­он­ных парт­не­ров — сно­ва мост. Марш 1 мар­та. Се­рое небо, бес­чис­лен­ное мно­же­ство лю­дей, фла­ги, порт­ре­ты…

А по­том из тем­но­ты вы­хо­дит Бо­рис. Зна­ко­мит­ся с Зо­сей, вор­чит, что мерз­нет ( по­мощ­ни­ца Нем­цо­ва Оля Шо­ри­на за­бот­ли­во за­сте­ги­ва­ет его веч­но рас­стег­ну­тую коф­ту), сра­зу с хо­ду шу­тит про гу­бер­на­тор­ское дет­ство, при­гла­ша­ет Зо­сю в свое пу­стое ку­пе. Где по­том, уже в по­лу­сне, за­сы­пая, рас­суж­да­ет про де­мо­кра­тию, ба­ланс си­сте­мы… А по­том удив­ля­ет­ся, что ка­ме­ра вклю­че­на: « Ты что, сни­ма­ешь, что ли, бал­да? За­чем? » – « Ин­те­рес­но » .

Три­жды тро­га­тель­но по­вто­ря­ет Зо­се: « Я — доб­рый » . Эту его фра­зу во­об­ще на­до де­лать эпи­гра­фом к филь­му. По­то­му что, ес­ли бы ме­ня, на­при­мер, по­про­си­ли сфор­му­ли­ро­вать, что вче­ра шло от экра­на, я бы от­ве­ти­ла дву­мя сло­ва­ми: теп­ло и доб­ро. И хан­жи мо­гут кри­вить но­сом из- за креп­ких сло­ве­чек, и есть даже неко­то­рое по­до­бие дра­ки ( всем из­вест­ные кад­ры из Яро­слав­ля и хре­сто­ма­тий­ный сок в пря­мом эфи­ре с Жи­ри­нов­ским), но все это не несет ни­ка­кой дья­воль­ской окрас­ки. Ни­че­го от­тал­ки­ва­ю­ще­го или пу­га­ю­ще­го.

С экра­на идет жизнь и доб­ро. Вот он — на­сто­я­щий, фан­та­сти­че­ски жи­вой че­ло­век. Шум­ный, боль­шой, за­пол­ня­ю­щий со­бой лю­бое про­стран­ство, где по­яв­ля­ет­ся. Яв­но чув­ству­ю­щий се­бя ли­де­ром, при­вык­ший ру­лить лю­бой си­ту­а­ци­ей и лю­бой ауди­то­ри­ей. Но про­стой, от­кры­тый в об­ще­нии. Шу­тит, сме­ет­ся, се­ту­ет на по­ста­рев­шую фи­зио­но­мию в зер­ка­ле, « с ко­то­рой уже ни­че­го нель­зя сде­лать » ( де­вуш­ка- гри­мер ко­кет­ли­во от­ве­ча­ет: « А мы по­про­бу­ем » ) .

Ест пер­си­ки, ка­та­ет­ся на скей­те, тре­ни­ру­ет­ся, по­сто­ян­но с кем- то раз­го­ва­ри­ва­ет, что- то объ­яс­ня­ет, до­ка­зы­ва­ет. Сер­дит­ся, спо­рит. Устав­ший и уже по­ряд­ком раз­дра­жен­ный, пе­ре­счи­ты­ва­ет, сколь­ко ин­тер­вью дал за день. И сно­ва сме­ет­ся…

… По­сле чу­дес­ных кад­ров с вок­за­ла Яро­слав­ля — по­хо­ро­ны. Гроб. Са­ха­ров­ский центр и огром­ная тол­па во­круг него. От кон­тра­ста вжи­ма­ешь­ся в крес­ло и за­жму­ри­ва­ешь­ся, как от по­ще­чи­ны. По­ло­ви­ну се­ан­са мы сме­я­лись. В кон­це, мне ка­жет­ся, в за­ле все пла­ка­ли… Це­лая жизнь, ко­то­рую так рез­ко, так чу­до­вищ­но обо­рва­ли. Че­ло­век мощ­ней­ше­го оба­я­ния, умев­ший рас­по­ло­жить к се­бе даже ярых про­тив­ни­ков, че­ло­век яс­ный, доб­рый и непо­сред­ствен­ный. От­ня­ли жизнь у то­го, кто был во­пло­ще­ни­ем жиз­ни. У че­ло­ве­ка, ко­то­рый ни­ко­гда не хо­тел для окру­жа­ю­щих ни­че­го, кро­ме добра…

Newspapers in Russian

Newspapers from USA

© PressReader. All rights reserved.