Ушац

ALEF - - АВТОГРАФ -

Уди­ви­тель­на­ябы­ла Стра­на Со­ве­тов — всё, что бы­ло та­лант­ли­во, но не обыч­но, на по­верх­ность про­бить­ся не мог­ло, оно вы­нуж­ден­но ухо­ди­ло в ан­де­гра­унд и там су­ще­ство­ва­ло… Нель­зя ска­зать, что су­ще­ство­ва­ло спо­кой­но, но со­су­ще­ство­ва­ло с вла­стью, ес­ли осо­бо не бес­по­ко­и­ло её. Боль­ше то­го, власть пре­дер­жа­щие ча­сто ин­те­ре­со­ва­лись про­из­ве­ден­ным этим ан­де­гра­ун­дом и поль­зо­ва­лись им. Так бы­ло с ра­бо­та­ми Эрн­ста Неиз­вест­но­го и пес­ня­ми Вла­ди­ми­ра Вы­соц­ко­го, так бы­ло с юмором Ми­ха­и­ла Жва­нец­ко­го.

Вот и УШАЦ — это « что » или « кто » ? Я за­труд­ня­юсь от­ве­тить. Вот си­дит ря­дом со мной Ми­ха­ил Ла­за­ре­вич Ушац, жи­вой, сим­па­тич­ный че­ло­век, ар­хи­тек­тор, ху­дож­ник, гра­фик, те­ат­раль­ный ху­дож­ник- по­ста­нов­щик, по­эт и при­дум­щик, ма­стер па­лин­дро­ма и т. д. Но это во­все не зна­чит, что УШАЦ — это Ушац. УШАЦ — это яв­ле­ние со­вер­шен­но необыч­ное и не под­да­ю­ще­е­ся крат­ко­му опи­са­нию, фор­му­ли­ро­ва­нию. Во вся­ком слу­чае, мне, как, ду­маю, и мно­гим, вер­нее, боль­шин­ству лю­дей, с та­ким встре­чать­ся вро­де не при­хо­ди­лось.

На­при­мер. Раз­ве мог­ло та­кое слу­чить­ся, что­бы не Ве­ли­кий вождь всех на­ро­дов, да­же не член По­лит­бю­ро или ЦК, да­же ни­ка­кой не ди­рек­тор за­ху­да­ло­го ком­би­на­та или пред­се­да­тель кол­хо­за имел свой му­зей: не при­над­ле­жа­щий ему му­зей, а экс­по­зи­цию, по­свя­щён­ную его пер­соне!

А вот Ушац — име­ет! И на во­прос, не сам ли он его ор­га­ни­зо­вал, отве­ча­ет: « Стоп! Стоп! Стоп! Бо­же упа­си!.. Как сам?! Де­ло бы­ло так: по­зво­ни­ли из Мос­ков­ско­го ар­хи­тек­тур­но­го ин­сти­ту­та, где я учил­ся, и про­си­ли зай­ти. За­шёл. По­ка­зы­ва­ют мне мой ста­рый- ста­рый про­ект. Спра­ши­ва­ют: “Ваш?” Смот­рю — мой. “Под­пи­ши­те, по­жа­луй­ста”. Под­пи­сал. “А за­чем?” – “А для ва­ше­го му­зея!” »

Это ведь не шут­ка — свой му­зей! И анекдоты, и ле­ген­ды о нём — не шут­ка.

Вот этот, на­при­мер. В Москве спро­ек­ти­ро­ва­ли ба­ню, у вхо­да по­ста­ви­ли с двух сто­рон лест­ни­цы ко­ней ра­бо­ты… ко­неч­но, скуль­пто­ра Це­ре­те­ли. И все посетители недо­уме­ва­ли: при чём тут кони? И тут при­шёл Ушац и ска­зал: « Это не про­сто кони, а кони… взмы­лен­ные! »

Или: спро­ек­ти­ро­ва­ли дом и не зна­ли, на ка­ком бе­ре­гу реки его стро­ить — на ле­вом или на пра­вом. Дол­го га­да­ли. Но тут при­шёл… Ушац и ска­зал: « Это не име­ет ни­ка­ко­го зна­че­ния, мож­но на ле­вом, мож­но на пра­вом, по­то­му что… ре­ка не по­гра­нич­ная! »

« Кста­ти, — го­во­рю я, — Ушац, на­счёт гра­ни­цы. Ты ча­сто бы­ва­ешь в Нью- Джер­си у до­че­ри, она успеш­ный ху­дож­ник- муль­ти­пли­ка­тор, у неё своя сту­дия. Там твои вну­ки, а в Москве ты один, со­всем один. Что дер­жит те­бя здесь? »

Вот и УШАЦ — это « что » или « кто » ? Я за­труд­ня­юсь от­ве­тить. Вот си­дит ря­дом со мной Ми­ха­ил Ла­за­ре­вич Ушац, жи­вой, сим­па­тич­ный че­ло­век, ар­хи­тек­тор, ху­дож­ник, гра­фик, те­ат­раль­ный ху­дож­ник- по­ста­нов­щик, по­эт и при­дум­щик, ма­стер па­лин­дро­ма и т. д. УШАЦ — это яв­ле­ние со­вер­шен­но необыч­ное и не под­да­ю­ще­е­ся крат­ко­му опи­са­нию...

Об­лож­ка кни­ги Ми­ха­и­ла Уша­ца « ИЗО­па­лин­дро­мы »

Newspapers in Russian

Newspapers from USA

© PressReader. All rights reserved.