УЗЕЛКИ НА ПА­МЯТЬ

ALEF - - ЗОЛОТЫЕ ПЕРЬЯ - За­вя­зы­вал узелки и пе­ча­лил­ся Юрия БЕЗЕЛЯНСКИЙ, Рос­сия

рый в ли­це Аки­мо­ва об­рел сво­е­го ре­жис­се­ра, на­пи­сал став­шие впо­след­ствии зна­ме­ни­ты­ми сказ­ки « Тень » и « Дра­кон » .

По­сле то­го как в Те­ат­ре ко­ме­дии запретили ста­вить « Прин­цес­су и сви­но­па­са » , ре­жис­сер вновь пред­ло­жил сво­е­му ав­то­ру об­ра­тить­ся к лю­би­мо­му обо­и­ми Ан­дер­се­ну, а имен­но к « Те­ни » . « Дней че­рез де­сять по­сле это­го раз­го­во­ра, — вспо­ми­нал Н. Акимов, — Шварц про­чи­тал на­пи­сан­ный зал­пом и по­чти без пе­ре­де­лок пер­вый акт — са­мый бле­стя­щий в этой пье­се, обо­шед­ший с тех пор сце­ны мно­гих стран ми­ра » .

Шварц пи­сал « Тень » несколь­ко лет, хо­тя ре­пе­ти­ции на­ча­лись еще до то­го, как он пье­су за­кон­чил. Пре­мье­ра со­сто­я­лась в ап­ре­ле 1940- го. Но ис­то­рия об уче­ном, ко­то­рый при­е­хал в вол­шеб­ную стра­ну, что­бы сде­лать всех лю­дей счастливыми, но вы­нуж­ден бо­роть­ся со сво­ей ко­вар­ной Те­нью, пе­ре­не­сен­ная на сце­ну, уж очень на­по­ми­на­ла пред­во­ен­ный Со­вет­ский Со­юз. В ко­то­ром пра­ви­ли бал до­но­си­тель­ство и шпи­о­но­ма­ния, ли­це­ме­рие и под­лость, лесть и низ­ко­по­клон­ство, и все это в со­че­та­нии с же­сто­ко­стью и пре­да­тель­ством, эле­мен­тар­ным неве­же­ством и от­кро­вен­ной глу­по­стью.

Страх про­ни­зы­вал все по­ры об­ще­ства. Лю­ди бо­я­лись, они не ве­ри­ли, что доб­ро­та и прав­да мо­гут ко­гда- ни­будь вос­тор­же­ство­вать над же­сто­ко­стью и неправ­дой. Шварц ( не толь­ко « Те­нью » ) го­во­рил это­му: нет. Несмот­ря на зри­тель­ский успех, спек­такль вско­ре был за­пре­щен.

Но на­до бы­ло знать ха­рак­тер Аки­мо­ва — в « от­те­пель­ные » вре­ме­на, ко­гда ста­ло мож­но, что нель­зя бы­ло вче­ра, он вновь по­ста­вил фи­ло­соф­скую сказ­ку Швар­ца. При этом объ­яс­нил пуб­ли­ке, что « Тень » для Те­ат­ра ко­ме­дии — то же, что « Чай­ка » для МХАТа и « Прин­цес­са Ту­ран­дот » для Те­ат­ра Вах­тан­го­ва. А эти сло­ва че­го­то да сто­и­ли — сказ­ка в 40- м про­дер­жа­лась в ре­пер­ту­а­ре те­ат­ра все­го несколь­ко ме­ся­цев. Акимов не толь­ко вос­ста­нав­ли­вал спра­вед­ли­вость — это был еще жест выс­ше­го по­ряд­ка, жест ху­до­же­ствен­ный.

В 1962 го­ду в кни­ге « Не толь­ко о те­ат­ре » ре­жис­сер пи­сал: « … у пьес Швар­ца та­кая же судь­ба, как у цве­тов, мор­ско­го при­боя и дру­гих да­ров при­ро­ды: их лю­бят все » .

В сво­ей « Те­ле­фон­ной книж­ке » Ев­ге­ний Шварц пи­сал об Аки­мо­ве: « … Все яс­но в нем. Ни­ка­ко­го ту­ма­на. От­сю­да прав­ди­вость… Акимов в дра­ке ( те­ат­раль­ной. — Г. Е.) прав­див, ясен и смел до то­го, что про­тив­ник, кри­ча: « Мир хи­жи­нам, вой­на двор­цам! » или нечто по­доб­ное, ис­че­за­ет… Он не те­ря­ет чув­ства брезг­ли­во­сти, как без­об­раз­ник эпо­хи Воз­рож­де­ния, не кри-

115 лет – Ли­ле Брик ( ро­ди­лась 11 но­яб­ря 1891 го­да). Лю­бовь и му­за Вла­ди­ми­ра Ма­я­ков­ско­го. Но дру­гие как- то за­бы­ты, а вот имя Ли­ля с Ма­я­ков­ским во­шло в ис­то­рию нерас­тор­жи­мо. Она, как фут­боль­ный тре­нер, вы­жа­ла из сво­е­го лю­би­мо­го по­эта- фор­вар­да мак­си­мум лю­бов­ной ли­ри­ки. А по­сле смер­ти Вла­ди­ми­ра Вла­ди­ми­ро­ви­ча по­тра­ти­ла нема­ло сил на его про­дви­же­ние. Вы­ра­жа­ясь со­вре­мен­ным языком, ока­за­лась на­сто­я­щим ма­сте­ром про­мо­у­ше­на, то бишь про­дви­же­ния по­э­зии Ма­я­ков­ско­го. Од­но пись­мо Ста­ли­ну че­го сто­ит!..

117 лет – Дмит­рию По­крас­су ( ро­дил­ся 7 но­яб­ря 1899 го­да в Ки­е­ве). Ком­по­зи­тор, автор мно­гих по­пу­ляр­ных пе­сен со­вет­ско­го про­шло­го. Мно­гие его пес­ни по­шли в на­род бла­го­да­ря ки­но: « Дан при­каз ему на За­пад… » , « Ес­ли завтра вой­на… » , « Три тан­ки­ста, три ве­се­лых дру­га… » Все пес­ни бод­рые, оп­ти­ми­сти­че­ские, по­бед­ные. Од­на­жды Ста­лин при­гла­сил По­крас­са на про­смотр аме­ри­кан­ско­го филь­ма « Три муш­ке­те­ра » . Дмит­рий По­красс страш­но раз­вол­но­вал­ся: де­ло в том, что му­зы­ку к это­му филь­му на­пи­сал его брат Са­му­ил По­красс, эми­гри­ро­вав­ший в США. В Кремль Дмит­рий По­красс по­ехал, но кар­ти­ну от стра­ха по­чти не ви­дел. Ко­гда за­жег­ся свет, Ста­лин отыс­кал гла­за­ми ком­по­зи­то­ра, дол­го смот­рел на него неми­га­ю­щим взгля­дом, по­том ска­зал: « Что тре­пе­щешь? Не тре­пе­щи – му­зы­ка хо­ро­шая » . Эта шут­ка во­ждя обер­ну­лась для По­крас­са тя­же­лым нерв­ным рас­строй­ством, прав­да, Дмит­рий Яко­вле­вич пе­ре­жил во­ждя на 25 лет – умер в 1978- м.

А кто пом­нит да­ту 13 но­яб­ря 1980 го­да – под­пи­са­ние к пе­ча­ти сбор­ни­ка « То­ва­рищ пес­ня » ? Там та­кая « Пес­ня пер­во­класс­ни­ка » : « То ли еще бу­дет, / То ли еще бу­дет, / То ли еще бу­дет; / Ой- ой- ой!!! »

Что бу­дет еще? Ка­кой узе­лок, а мо­жет быть, пет­лю за­тя­нет нам ис­то­рия? И это бу­дет не пес­ня пер­во­класс­ни­ка…

Ре­клам­ный пла­кат ху­до­же­ствен­но­го филь­ма « Убить дракона »

Newspapers in Russian

Newspapers from USA

© PressReader. All rights reserved.