Зо­ло­тое се­че­ние

ALEF - - АВТОГРАФ -

Огля­ды­ва­ясь­на го­то­вые но­вел­лы бу­ду­щей кни­ги, я за­ме­чаю: что­то мно­го у нас тер­ми­нов в за­го­лов­ках, да­же ма­те­ма­ти­че­ских. Но вре­мя та­кое, все про­ис­хо­дит на сты­ке на­ук: био­фи­зи­ка, аст­ро­био­ло­гия, кле­точ­ная ин­же­не­рия. Лю­ди все­го это­го до­стиг­ли, а у нас раз­го­вор о лю­дях. Рас­ска­жу о че­ло­ве­ке, не из­вест­ном ши­ро­кой пуб­ли­ке.

Ми­ха­ил Алек­сан­дро­вич Ма­ру­та­ев, ком­по­зи­тор, член Со­ю­за ком­по­зи­то­ров Моск­вы, за­слу­жен­ный де­я­тель ис­кусств Рос­сии, ака­де­мик Меж­ду­на­род­ной ака­де­мии твор­че­ства, Меж­ду­на­род­ной ака­де­мии на­ук и На­ци­о­наль­ной ака­де­мии со­ци­аль­ных и ин­тел­лек­ту­аль­ных тех­но­ло­гий, меж­ду­на­род­ный « Че­ло­век го­да » : 1994, 1995, 1996, 1997 го­дов ( Меж­ду­на­род­ный био­гра­фи­че­ский центр, Кем­бридж, Ан­глия), 1995 го­да ( Аме­ри­кан­ский био­гра­фи­че­ский ин­сти­тут), на­граж­ден Аме­ри­кан­ским био­гра­фи­че­ским ин­сти­ту­том По­чет­ным дипломом куль­ту­ры.

А те­перь безо вся­ко­го зво­на на­град и отя­же­ля­ю­щих ти­ту­лов. Ми­ша Ма­ру­та­ев, мой друг, по- до­маш­не­му Ми­шель, оча­ро­ва­тель­ный ме­ло­дист, бес­среб­ре­ник, с го­ло­вой по­гру­жен­ный в свое увле­че­ние « про­ве­рить ал­геб­рой гар­мо­нию » , не впи­сы­ва­ю­щий­ся в об­щие нор­мы де­ла­ю­щих ка­рье­ру, до­бы­ва­ю­щих день­ги, бла­га ци­ви­ли­за­ции, про­па­ган­ди­ру­ю­щих свои опу­сы, стóя­щие вни­ма­ния или не стóя­щие, но глав­ное — свои!

Со­вер­шен­но пре­лест­ный в об­ще­нии и ни­сколь­ко не за­ди­ра­ю­щий нос, не ста­но­вя­щий­ся в по­зу. Я люб­лю его му­зы­ку. Осо­бен­но Струн­ный квар­тет № 1. По­ни­маю, что это чи­та­те­лю ма­ло что го­во­рит. Най­ти за­пись мож­но. Он ча­сто ис­пол­нял­ся в со­вет­ское вре­мя, те­перь нет. От­чет­ли­во пом­ню один из на­ших пер­вых раз­го­во­ров с Ма­ру­та­е­вым. Со­об­щил он мне еще до лич­ной встре­чи, по те­ле­фо­ну, что вре­ме­ни у него нет, что за­нят он безум­но ка­кой- то ста­тьей, что пес­ни пи­сать не уме­ет, но... Во- пер­вых, Сла­ва Бойко про­сил что- ни­будь « ма­лы­шо­вое » для сво­е­го но­во­го из­да­ния « Гу­сель­ки » , а во- вто­рых, де­нег у него нет в на­ли­чии ни­ка­ких, и хо­ро­шо бы вос­поль­зо­вать­ся лест­ным пред­ло­же­ни­ем и что- ни­будь со­чи­нить и на­пе­ча­тать!

Мы начали ра­бо­тать. И вско­ре бла­го­да­ря сво­е­му лю­бо­пыт­ству, а еще и встреч­но­му же­ла­нию ком­по­зи­то­ра, ис- пы­ты­вав­ше­го недо­ста­ток в слу­ша­те­лях, ко­то­рые мог­ли бы по­нять и оце­нить его изоб­ре­те­ние, я был по­свя­щен в глав­ное, что со­став­ля­ло его жизнь. Ко­гда он узнал, что я тех­нарь по об­ра­зо­ва­нию, да еще и кан­ди­дат на­ук, он без оби­ня­ков, устро­ив­шись за ро­я­лем, бук­валь­но оше­ло­мил ме­ня. – Зна­ешь, что та­кое зо­ло­тое се­че­ние? – Знаю! Я со­вер­шен­но не по­ни­маю, для че­го это ком­по­зи­то­ру — что, ты со­чи­нять луч­ше ста­нешь, что ли?

– Все рав­но я те­бе по­вто­рю, — го­во­рит Ми­шель, — это де­ле­ние от­рез­ка на две ча­сти та­ким об­ра­зом, что боль­шая его часть от­но­сит­ся к мень­шей так, как весь от­ре­зок — к боль­шей ча­сти.

Я под­твер­ждаю, со­вер­шен­но не по­ни­мая к че­му это, а он про­дол­жа­ет: « Зна­чит, при­мер­но это про­пор­ция: 5/ 3, а точ­нее, 8/ 5, а еще точ­нее — 13/ 8, ну, и так да­лее » .

– И что же, ты это от­крыл? — на­чи­наю по­ти­хонь­ку ехид­ни­чать я. — Это еще древ­ние зна­ли! Эв­кли­ды и Пи­фа­го­ры вме­сте с да Вин­ча­ми...

– Вер­но! За­ме­ча­тель­но! — со­гла­ша­ет­ся Ми­ха­ил Алек­сан­дро­вич, веж­ли­во про­пус­кая мои дерз­кие ре­пли­ки. — А вот ес­ли взять клас­си­ков, му­зы­каль­ных клас­си­ков, Бет­хо­ве­на, на­при­мер, а хо­чешь из близ­ких — Про­ко­фье­ва, то по­лу­ча­ет­ся, что раз­лич­ные ча­сти их про­из­ве­де­ний в со­от­но­ше­ни­ях так­тов под­чи­ня­ют­ся зо­ло­то­му се­че­нию!

И он иг­ра­ет мне один при­мер за дру­гим, и мы не за­ме­ча­ем вре­ме­ни, и я со­вер­шен­но по­тря­сен тем, что услы­шал и уви­дел.

Ма­ру­та­ев пре­под­но­сит мне слов­но толь­ко что сей­час по­ня­тый им уни­вер­саль­ный за­кон ми­ра:

– ... Я вы­вел про­стую фор­му­лу, с по­мо­щью ко­то­рой лю­бую про­пор­цию в лю­бой об­ла­сти твор­че­ства лег­ко про­ве­рить « на зо­ло­то » — име­ет ли она от­но­ше­ние к гар­мо­нии или нет... это це­лое се­мей­ство чи­сел! Это ка­че­ствен­ная сим­мет­рия ми­ра...

Рас­ска­зы Ма­ру­та­е­ва об этом от­кры­тии пе­ре­но­си­ли ме­ня в мир фан­та­сти­че­ский, ми­сти­че­ский, ир­ре­аль­ный, в ко­то­ром кра­со­та и суть су­ще­ство­ва­ния под­чи­не­ны од­но­му уни­вер­саль­но­му за­ко­ну со­от­но­ше­ния чи­сел. За­ко­ну со­вер­шен­но ре­аль­но­му и все­объ­ем­лю­ще­му: от про­пор­ции сто­рон ли­ста пис­чей бу­ма­ги до рас­по­ло­же­ния звезд и пла­нет Га­лак­тик!

И так эле­мен­тар­но про­сто ото­дви­га­лись ку­да- то и во­все ис­че­за­ли не­при­ят­но­сти окру­жав­шей жиз­ни, ту­пость оп­по­нен­тов не толь­ко его, но и мо­их то­же, злоб­ность, агрес­сив­ность окру­жа­ю­щей сре­ды. И я по­ни­мал, по­че­му, кро­ме все­го про­че­го, так до­ро­га ему ат­мо­сфе­ра, ко­то­рую он сам на­шел и в нее оку­нул­ся: здесь он лег­че ды­шал и чув­ство­вал се­бя са­мим со­бой! Был са­мим со­бой! И я вслед за ним на ко­рот­кое вре­мя мог

До­ма у Ми­ха­и­ла Ма­ру­та­е­ва

Newspapers in Russian

Newspapers from USA

© PressReader. All rights reserved.