Го­луб­ка мор­ско­го офи­це­ра

ALEF - - LOVE STORY -

Жизнь лей­те­нан­та Шмид­та, Пет­ра Пет­ро­ви­ча, бы­ла ко­рот­кой и дра­ма­тич­ной. Рус­ский дво­ря­нин, от­важ­ный мо­ряк, ар­ти­сти­че­ская на­ту­ра, че­ло­век бла­го­род­ный и про­ти­во­ре­чи­вый, он по­сле смер­ти стал ре­во­лю­ци­он­ным идо­лом. Неза­дол­го до сво­ей каз­ни Шмидт влю­бил­ся — без па­мя­ти и об­ре­чен­но.

По­да­рок судь­бы

Сто­ял конец июля 1905 го­да. В ва­гоне по­ез­да Ки­ев – Одес­са ца­рил по­лу­мрак. « Это ме­сто сво­бод­но? Раз­ре­ши­те мне сесть? » — спро­сил муж­чи­на в мор­ском ки­те­ле, ху­до­ща­вый ша­тен, на вид лет со­ро­ка. Блед­ное ли­цо и впа­лые ще­ки при­да­ва­ли ему вид че­ло­ве­ка, пе­ре­нес­ше­го мно­го стра­да­ний. Его по­пут­чи­цей ока­за­лась да­ма в ву­а­ли, мо­ло­дая и кра­си­вая. « Это вы?! — вос­клик­нул изум­лен­ный офи­цер. — Я ви­дел вас нын­че на ип­по­дро­ме, все­го несколь­ко ми­нут. Ме­ня по­ра­зи­ло ва­ше ли­цо… » Незна­ком­ка мол­ча­ла. « Во­ля ва­ша, мо­же­те не от­ве­чать, — про­дол­жал стран­ный по­пут­чик. — Кто я? Незна­ко­мый че­ло­век, ис­ка­тель при­клю­че­ний, ва­гон­ный шу­лер... »

« Вас за­бав­но слу­шать, — про­из­нес­ла на­ко­нец да­ма. — Го­во­ри­те. Оста­лось 30 ми­нут, я вы­хо­жу в Дар­ни­це » . И в от­вет услы­ша­ла: « Про­сти­те за ди- кость мо­ей прось­бы, но раз­ре­ши­те мне пи­сать. По­верь­те, что ни од­ним сло­вом, ни од­ним на­ме­ком я не оскорб­лю ва­ших чувств. Ес­ли вам бу­дет оди­но­ко, тоск­ли­во, тя­же­ло, ра­ди Б- га, дай­те мне знать. Я при­ду к вам на по­мощь » .

Так они позна­ко­ми­лись: же­на­тый Петр Шмидт и за­муж­няя Зи­на­и­да ( Ида) Риз­берг. Оба по­ня­ли, что те­перь на­все­гда свя­за­ны неви­ди­мой ни­тью, ко­то­рую ни­что не смо­жет разо­рвать. Они об­ме­ня­лись ад­ре­са­ми.

Жен­щи­на- за­гад­ка вы­шла из по­ез­да на стан­ции Дар­ни­ца, а Шмидт не спал всю ночь. Он по­лю­бил с пу­га­ю­щей неот­вра­ти­мо­стью — то ли свою слу­чай­ную спут­ни­цу, то ли об­раз, ко­то­рый сам се­бе вы­ду­мал. Все­го 40 ми­нут в ку­пе по­ез­да, а по­том бы­ли только пись­ма. Сот­ни пи­сем. Поч­то­вый ро­ман, длив­ший­ся семь месяцев: с 22 июля 1905- го по 20 фев­ра­ля 1906 го­да.

Иде­а­лист и ро­ман­тик

Пет­ру Шмид­ту, рож­ден­но­му в Одес­се 150 лет на­зад, 5 ( 17) фев­ра­ля 1867 го­да, бы­ла пред­опре­де­ле­на флот­ская карьера, ко­то­рой от­да­ли дань несколь­ко по­ко­ле­ний Шмид­тов. Млад­ший от­прыск с дет­ства то­же гре­зил мо­рем. Он от­ли­чал­ся неор­ди­нар­ным мыш­ле­ни­ем, пел, пре­вос­ход­но иг­рал на ви­о­лон­че­ли, ри­со­вал. Но глав­ный его та­лант — это дар ощу­щать чу­жое стра­да­ние бо­лее ост­ро, чем свое. Имен­но этот дар рож­да­ет бун­та­рей и по­этов.

По окон­ча­нии Мор­ско­го учи­ли­ща Петр Шмидт был про­из­ве­ден в мич­ма­ны и на­зна­чен на Бал­тий­ский флот. Но цар­ская служ­ба с уни­же­ни­ем и бес­пра­ви­ем ниж­них чи­нов пре­ти­ла мо­ло­до­му офи­це­ру- ли­бе­ра­лу. К то­му же, во­пре­ки уста­ву, он же­нил­ся на жен­щине с « жел­тым би­ле­том » с бла­гой це­лью ее спа­сти. Но су­пру­га, оста­вив му­жу ма­ло­лет­не­го сы­на, вер­ну­лась к преж­ней про­фес­сии.

Ко­ман­до­ва­ние за­му­чи­лось с этим су­ма­сбро­дом, ко­то­ро­го все­гда вы­ру­чал дя­дя- ад­ми­рал. У Шмид­та бы­ла не луч­шая на­след­ствен­ность: его род­ствен­ни­ки уми­ра­ли от моз­го­вой го­ряч­ки, а у са­мо­го Пет­ра слу­ча­лись нерв­ные при­пад­ки. « По бо­лез­ни » его пе­ре­ве­ли в Чер­но­мор­ский флот, за­тем на Ти­хий оке­ан и, на­ко­нец, в ком­мер­че­ский флот.

Судь­бу лей­те­нан­та из­ме­ни­ла встре­ча с Идой Риз­берг. Он пи­сал ей еже­днев­но. « Вче­ра, как во­дит­ся, на сон гря­ду­щий пе­ре­чи­тал Ва­ши пись­ма. Всю­ду у пись­мен­но­го сто­ла пья­ня­щий за­пах Ва­ших ду­хов. Всю­ду неот­ступ­но со мной… Вы пе­ре­вер­ну­ли всю мою жизнь. По­ни­ма­е­те ли Вы сами, сколь­ко сча­стья да­ли мне Ва­ши пись­ма? Я Вас люб­лю. Это страш­ное и свя­тое сло­во. И про­из­но­сить его мож­но, только ко­гда оно вы­ли­ва­ет­ся из ду­ши, как мо­лит­ва… »

Она от­ве­ти­ла не сра­зу. А он го­ре­вал: « На пять мо­их пи­сем Вы от­ве­ча­е­те од­ним » .

У мат­ро­сов нет во­про­сов

Ида Риз­берг бы­ла даль­ней род­ствен­ни­цей по­эта, пуб­ли­ци­ста и пе­да­го­га Из­ра­и­ля- Бе­ра Риз­бер­га. Вре­мя бы­ло смут­ное. Хо­ди­ли слу­хи о весь­ма со­мни­тель­ной ки­ев­лян­ке, ко­то­рая вполне мог­ла быть связ­ной меж­ду Ев­рей­ским ко­ми­те­том и уже из­вест­ным вне­пар­тий­ным со­ци­а­ли­стом Пет­ром Шмид­том. Яко­бы гос­по­жа Риз­берг на­ме­рен­но влю­би­ла в се­бя « стран­но­го лей­те­нан­та » , ведь в ми­ро­вой раз­вед­ке при­ме­ров то­му нема­ло.

В 1969 го­ду ре­жис­се­ром Ев­ге­ни­ем Мат­ве­е­вым был снят фильм « Поч­то­вый ро­ман » , по­свя­щен­ный ис­то­рии вза­и­мо­от­но­ше­ний меж­ду ре­во­лю­ци­о­не­ром- де­мо­кра­том Пет­ром Шмид­том и Зи­на­и­дой Риз­берг. На фо­то — афи­ша филь­ма

Петр Пет­ро­вич Шмидт

Newspapers in Russian

Newspapers from USA

© PressReader. All rights reserved.