Стар­тап-эко­си­сте­ма: опыт Из­ра­и­ля

ICTNEWS - - МУНДАРИЖА ИЮНЬ - МАР­ГА­РИ­ТА ГРИНБЛАТ

З. А.: В мар­те те­ку­ще­го го­да я при­ня­ла уча­стие в кур­се Startup Accelerations in the Entrepreneurial Ecosystem. Эта про­грам­ма фи­нан­си­ру­ет­ся со сто­ро­ны МАШАВ – из­ра­иль­ско­го агент­ства, ко­то­рое ока­зы­ва­ет по­мощь раз­ви­ва­ю­щим­ся стра­нам. Для по­тен­ци­аль­ных участ­ни­ков объ­яв­ля­ет­ся кон­курс, и же­ла­ю­щие по­да­ют за­яв­ки, по­сле че­го с ни­ми про­во­дят­ся интервью. По­сле это­го вы ста­но­ви­тесь участ­ни­ком МАШАВ-кур­са. Дан­ная про­грам­ма по­кры­ва­ет все рас­хо­ды внут­ри стра­ны, вклю­чая ви­зу, кро­ме пе­ре­ле­та.

В хо­де кур­са мы по­се­ти­ли ак­се­ле­ра­то­ры, вен­чур­ные фон­ды и ми­ни­стер­ство ин­но­ва­ций Из­ра­и­ля (Innovation Authority). Слож­но вы­брать ка­кой-то один ак­се­ле­ра­тор, каж­дый из них был уникален. На­при­мер, меж­ду­на­род­ный Maschallenge Israel, в ко­то­рый мо­гут в прин­ци­пе по­пасть да­же на­ши про­ек­ты. Также сто­ит от­ме­тить от­лич­ный ак­се­ле­ра­тор при уни­вер­си­те­те Тех­ни­он и уни­каль­ный ко­вор­кинг-центр WeWork при Microsoft ScaleUp.

О про­ек­те Microsoft ScaleUp нуж­но упо­мя­нуть от­дель­но. Это ак­се­ле­ра­тор и ин­ку­ба­тор, ра­бо­та­ю­щий по от­ра­бо­тан­ной схе­ме. Ты при­хо­дишь с иде­ей, взра­щи­ва­ешь ее до MVP (minimal value product) и вы­хо­дишь на ры­нок. Ко­гда мы были в ком­па­нии Viola Ventures, нам рас­ска­за­ли, как от­би­ра­ют­ся стар­та­пы для ин­ве­сти­ро­ва­ния. Боль­шое вни­ма­ние об­ра­ща­ют на то, из какого ак­се­ле­ра­то­ра вы­шел про­ект. На­при­мер, ес­ли стар­тап из Microsoft ScaleUp, то ин­ве­сто­ры в нем уве­ре­ны. Ак­се­ле­ра­то­ры от­ве­ча­ют за ка­че­ство про­ек­та, по­сколь­ку каж­дый продукт взра­щи­ва­ет­ся и те­сти­ру­ет­ся в их ла­бо­ра­то­ри­ях.

Сто­ит уточ­нить, что стар­та­пы – это про­ек­ты с ин­но­ва­ци­он­ным под­хо­дом, на­при­мер, TechTransfers или IoT. Стар­тап мо­жет раз­ра­ба­ты­вать­ся в лю­бой от­рас­ли, где при­ме­ним ин­но­ва­ци­он­ный под­ход. В Из­ра­и­ле стар­та­пе­ра­ми в ос­нов­ном становятся ин­же­не­ры по­сле 35 лет. Из­ра­иль­тяне окан­чи­ва­ют шко­лу, про­хо­дят ар­мию и уже по­сле ар­мии и уни­вер­си­те­та за­пус­ка­ют свои стар­та­пы. По­сле 35 лет у спе­ци­а­ли­стов уже есть опре­де­лен­ные свя­зи, бо­лее зре­лые идеи и ака­де­ми­че­ский бэк­гра­унд, ко­то­рым они об­за­во­дят­ся в сте­нах уни­вер­си­тет­ских ла­бо­ра­то­рий. На од­ной из па­нель­ных дис­кус­сий экс­пер­та­ми вы­сту­па­ли в ос­нов­ном вы­пуск­ни­ки Тех­ни­о­на, и это очень по­ка­за­тель­но.

Мы также по­се­ти­ли араб­ский ак­се­ле­ра­тор Takwin. Там нам рас­ска­за­ли, что ара­бам чуть слож­нее за­пус­кать свои стар­та­пы, по­то­му что они не слу­жат в ар­мии. В Из­ра­и­ле очень хо­ро­шо ра­бо­та­ет система brotherhood – ес­ли ты про­слу­жил в ар­мии,

то со­слу­жив­цы мо­гут стать тво­и­ми биз­нес-парт­не­ра­ми.

Ин­те­рес­но бы­ло по­се­тить Хо­лон­ский ин­сти­тут тех­но­ло­гий, в ко­то­ром весь верх­ний этаж за­ни­ма­ет ла­бо­ра­то­рия. Пред­ста­ви­те­ли раз­ных ин­ду­стрий при­ез­жа­ют в этот уни­вер­си­тет за спе­ци­а­ли­ста­ми. Из­ра­иль­ские ву­зы тес­но со­труд­ни­ча­ют с ком­па­ни­я­ми в ре­аль­но вы­стро­ен­ной эко­си­сте­ме, в ко­то­рой участ­ву­ют го­су­дар­ство, ар­мия, фи­нан­со­вые ин­сти­ту­ты (вен­чур­ные ком­па­нии, фон­ды), меж­ду­на­род­ные про­ек­ты и транс­на­ци­о­наль­ные кор­по­ра­ции.

Из­ра­иль­ские ак­се­ле­ра­то­ры ра­бо­та­ют на ми­но­ри­тар­ном парт­нер­стве (как пра­ви­ло, они по­лу­ча­ют от 3 до 7% при­бы­ли про­ек­та). Взяв­шись за ту или иную стар­тап-ко­ман­ду, ак­се­ле­ра­тор вкла­ды­ва­ет­ся с тем усло­ви­ем, что он по­лу­чит свой про­цент. У Из­ра­и­ля вы­стро­е­ны хо­ро­шие от­но­ше­ния с Си­ли­ко­но­вой до­ли­ной, от­ку­да при­ез­жа­ют ин­ве­сто­ры за из­ра­иль­ски­ми стар­та­па­ми. По­лу­ча­ет­ся так, что в Из­ра­и­ле со­зда­ны все усло­вия, что­бы вза­и­мо­дей­ство­вать с ком­па­ни­я­ми США.

Кста­ти, в Из­ра­и­ле за­пу­сти­ли стар­тап­ви­зу, ко­то­рая да­ет­ся на два го­да. А ес­ли ты под­клю­ча­ешь­ся к ка­кой-ли­бо про­грам­ме Innovation Authority (на­хо­дишь ин­ве­сто­ра и под­клю­ча­ешь­ся к ак­се­ле­ра­то­ру), то ты по­лу­ча­ешь до­ступ к пя­ти­лет­ней визе. Но для Уз­бе­ки­ста­на это по­ка недо­ступ­но.

Кро­ме то­го, есть го­су­дар­ствен­ные про­грам­мы под­держ­ки стар­та­пов. Мы, ко­неч­но, мо­жем до­го­во­рить­ся и под­клю­чить­ся к ним, но нам нечего по­ка пред­ло­жить, по­то­му что в Уз­бе­ки­стане нет стар­та­пов имен­но в гло­баль­ном по­ни­ма­нии. К со­жа­ле­нию, рань­ше у нас не бы­ло усло­вий для раз­ви­тия стар­та­пов. Это сей­час от­дель­но об­ра­зо­ва­но ми­ни­стер­ство ИКТ, Мир­зо-Улу­г­бек­ский ин­но­ва­ци­он­ный центр, соз­да­ют­ся ко­вор­кинг-цен­тры Ground Zero (их уже 3 на се­го­дня). Все идет к то­му, что те­перь и в Уз­бе­ки­стане долж­ны взле­тать стар­та­пы. Но ес­ли смот­реть в ко­рень про­бле­мы – у нас не оста­лось в стране лю­дей, ко­то­рые мо­гут вы­сту­пить с ноу-хау, т. е. необ­хо­ди­мо их взра­щи­вать, что мы и пла­ни­ру­ем де­лать в сте­нах на­ше­го ак­се­ле­ра­то­ра.

Х. А.: Как нам рас­ска­зы­ва­ли и как на­пи­са­но в кни­ге «На­ция ум­ных лю­дей, ис­то­рия из­ра­иль­ско­го эко­но­ми­че­ско­го чу­да», Из­ра­иль стал стар­тап-на­ци­ей по ря­ду при­чин. Во-пер­вых, это куль­тур­ный фак­тор. Ис­то­рия Из­ра­и­ля го­во­рит о мно­гом, ос­но­ва его на­ции – это лю­ди, ко­то­рые жи­ли в раз­ных стра­нах. И по тем или иным при­чи­нам (куль­тур­ным, ис­то­ри­че­ским, ре­ли­ги­оз­ным) они все­гда были вы­нуж­де­ны ин­ве­сти­ро­вать в се­бя. Мы ви­дим, что Из­ра­иль – это стра­на, ко­то­рая име­ет се­рьез­ные свя­зи со всем

Ко­гда речь за­хо­дит о про­ва­лах стар­та­пов в Уз­бе­ки­стане, мы сно­ва и сно­ва воз­вра­ща­ем­ся к во­про­су о необ­хо­ди­мо­сти со­зда­ния и раз­ви­тия стар­тап-эко­си­стем. Са­мое по­пу­ляр­ное ре­ше­ние на се­го­дня – адап­та­ция меж­ду­на­род­но­го опы­та. Зна­чи­тель­ный про­рыв в этом на­прав­ле­нии сде­лал Из­ра­иль. О том, как ра­бо­та­ет эко­си­сте­ма стра­ны и что мо­жет пе­ре­нять Уз­бе­ки­стан, ICTNEWS рас­ска­за­ли Зухра Абдурахманова, ру­ко­во­ди­тель про­ек­та «Ак­се­ле­ра­тор биз­не­са GROUND ZERO» и Хикмат Абдурахманов, со­ос­но­ва­тель GROUND ZERO.

ми­ром, по­то­му что мно­го ев­ре­ев на­хо­дит­ся в раз­лич­ных стра­нах мира, в том чис­ле в раз­ви­тых стра­нах. Важ­но пом­нить, что США и мно­гие ев­ро­пей­ские стра­ны по­мо­га­ли Из­ра­и­лю в его ста­нов­ле­нии как го­су­дар­ства.

Я при­мер­но ме­сяц жил в ки­бу­це Ке­ту­ра, ко­то­рый на­хо­дит­ся в са­мой юж­ной ча­сти Из­ра­и­ля неда­ле­ко от Эй­ла­та. И 90% взрос­ло­го на­се­ле­ния это­го ки­бу­ца имеют выс­шее об­ра­зо­ва­ние. Ко­гда нам рас­ска­зы­ва­ли о том, в чем сек­рет успе­ха, пер­вое, на что они де­ла­ли упор, – это ин­тел­лек­ту­аль­ный по­тен­ци­ал. Из­ра­иль – это ин­тел­лек­ту­аль­ный по­тен­ци­ал и куль­тур­но-ис­то­ри­че­ская за­кал­ка.

Вто­рой фак­тор – это огра­ни­чен­ность ре­сур­сов. Из­ра­иль – это стра­на, у ко­то­рой прак­ти­че­ски ни­че­го нет, кро­ме ин­тел­лек­ту­аль­но­го по­тен­ци­а­ла. И в су­ро­вых пу­стын­ных усло­ви­ях эта стра­на умуд­ря­ет­ся быть круп­ным экс­пор­те­ром ово­щей, фрук­тов и про­чих сель­ско­хо­зяй­ствен­ных про­дук­тов. В ки­бу­це Ке­ту­ра мы ви­де­ли про­из­вод­ство во­до­рос­лей и их экс­порт. Ки­ло­грамм пе­ре­ра­бо­тан­ных во­до­рос­лей сто­ит по­ряд­ка трех тысяч дол­ла­ров США. В ма­лень­ком ме­сте с ма­лень­ки­ми ре­сур­са­ми ва­ша за­да­ча – про­из­во­дить вы­со­ко­рен­та­бель­ный продукт. Это важ­но, по­то­му что Уз­бе­ки­стан – стра­на, в ко­то­рой боль­шой раз­дел эко­но­ми­ки – это сель­ское хо­зяй­ство. Еще од­на тех­но­ло­гия – система оро­ше­ния. Про­бле­ма со­хра­не­ния во­ды также сбли­жа­ет нас с Из­ра­и­лем. Им уда­ет­ся на­хо­дить ар­те­зи­ан­ские источ­ни­ки, очи­щать во­ду и да­же де­лать ее пи­тье­вой. Они очень эф­фек­тив­но ис­поль­зу­ют во­ду че­рез ка­пель­ные си­сте­мы оро­ше­ния.

Стар­тап – это не обя­за­тель­но ИКТ. Он мо­жет быть тех­но­ло­гич­ным, и в том чис­ле в сельском хо­зяй­стве. Очень важ­но осо­зна­ние, что стар­тап – это эко­си­сте­ма, а не те ре­бя­та, ко­то­рые сей­час у нас де­ла­ют сай­ты. Их на­до под­клю­чить к эко­но­ми­ке, сель­ско­му хо­зяй­ству, про­из­вод­ству, что­бы на сты­ке рож­да­лась си­нер­гия он­лайн- и офлайн-зна­ний.

Од­ни из наи­бо­лее раз­ви­тых стар­та­п­э­ко­си­стем на­хо­дят­ся в Тель-Ави­ве, Хай­фе, Бе­эр-Ше­ве. В раз­ных ре­ги­о­нах Из­ра­и­ля есть уни­вер­си­те­ты, на­при­мер, Тех­ни­он, ХИТ, уни­вер­си­тет Бен-Гу­ри­о­на, ко­то­рые и фор­ми­ру­ют эко­си­сте­му. Мно­гие не по­ни­ма­ют, что эта среда фор­ми­ру­ет­ся во­круг зна­ний. На­ши же уз­бек­ские уни­вер­си­те­ты очень ото­рва­ны от этой эко­си­сте­мы, но не все­гда это их ви­на. У нас очень за­ре­гу­ли­ро­ван­ная по­ли­ти­ка в об­ла­сти об­ра­зо­ва­ния. Необ­хо­ди­мо сде­лать уни­вер­си­те­ты бо­лее гиб­ки­ми и при­бли­жен­ны­ми к эко­но­ми­ке.

Что ка­са­ет­ся ак­се­ле­ра­то­ров, в ка­ком бы уни­вер­си­те­те мы ни были, вез­де есть свои ак­се­ле­ра­то­ры, ко­вор­кинг-цен­тры, ин­ку­ба­то­ры, при­чем несколь­ко. Вза­и­мо­дей­ству­ют ли они меж­ду со­бой – ду­маю, да, на­вер­ня­ка. Ведь стра­на долж­на иметь об­щую эко­но­ми­че­скую, пред­при­ни­ма­тель­скую це­поч­ку. Ре­гу­ли­ру­ет­ся ли стар­тап-эко­си­сте­ма из цен­тра? Ско­рее всего нет, это очень де­цен­тра­ли­зо­ван­ная система. В Из­ра­и­ле да­же ар­мия до­ста­точ­но де­цен­тра­ли­зо­ва­на, на­при­мер, ге­не­рал не бу­дет при­ни­мать еже­днев­ных ре­ше­ний в от­но­ше­нии ря­до­вых сол­дат. Что это да­ет? Воз­мож­ность луч­ше­го по­ни­ма­ния ло­каль­ных си­ту­а­ций и быст­рое при­ня­тие ло­каль­ных ре­ше­ний.

Как фи­нан­си­ру­ют­ся стар­та­пы? У них есть мощ­ное ве­дом­ство – Innovation Authority. Глав­ная за­да­ча ве­дом­ства – обес­пе­чить кон­ку­рен­то­спо­соб­ность эко­но­ми­ки. Бу­дет ли это сфе­ра сель­ско­го хо­зяй­ства, мо­ды, тек­сти­ля – неваж­но. Они готовы под­дер­жи­вать лю­бые тех­но­ло­ги­че­ски ин­те­рес­ные стар­та­пы, ко­то­рые зав­тра да­дут пре­иму­ще­ства эко­но­ми­ке.

В Из­ра­и­ле мно­го вен­чур­ных ком­па­ний. Мы по­се­ти­ли од­ну из них – круп­ную ор­га­ни­за­цию JVP (Jerusalem Venture Partners). Роль го­су­дар­ства при со­зда­нии вен­чур­ных фон­дов за­клю­ча­лась в том, что­бы при­гла­сить круп­ных иг­ро­ков и дать им опре­де­лен­ный про­цент де­нег. В ре­зуль­та­те они по­мог­ли вен­чур­ным ком­па­ни­ям встать на но­ги.

Кро­ме то­го, сей­час во всем ми­ре внед­ря­ет­ся система управ­ле­ния рис­ка­ми (Risks based approach). Это не озна­ча­ет, что уста­нав­ли­ва­ет­ся то­таль­ный контроль за всем и вся. Пред­при­ни­ма­тель сда­ет от­чет­ность, и ве­дом­ство не про­ве­ря­ет ее то­таль­но, оно смот­рит до­ку­мен­ты на ос­но­ва­нии вы­бор­ки. На­при­мер, в слу­чае, ес­ли по­ка­за­те­ли от­чет­но­сти по­шли вверх или вниз от­но­си­тель­но сред­не­от­рас­ле­вых стан­дар­тов.

Осо­бен­ность из­ра­иль­ской стар­тап-эко­си­сте­мы – это доверие к рын­ку, де­цен­тра­ли­зо­ван­ность, от­сут­ствие при­о­ри­тет­ных от­рас­лей и невме­ша­тель­ство. В ито­ге так по­лу­чи­лось, что Из­ра­иль тра­ди­ци­он­но си­лен в об­ла­сти ме­ди­ци­ны, туризма, ки­бер­без­опас­но­сти, во­ору­же­ний.

У нас стар­тап-эко­си­сте­ма по­ка в за­ча­точ­ном со­сто­я­нии, то­гда как в Из­ра­и­ле она очень раз­ви­та. Ка­кой вы­ход у стар­та­пов в Из­ра­и­ле? Он обес­пе­чи­ва­ет­ся R&D-цен­тра­ми (цен­тра­ми ис­сле­до­ва­ний и раз­ра­бо­ток). Эти цен­тры фор­ми­ру­ют­ся во­круг ак­се­ле­ра­то­ров, уни­вер­си­те­тов и поз­во­ля­ют те­сти­ро­вать пер­вич­ные про­ек­ты. Там есть спе­ци­а­ли­сты, ко­то­рые про­ве­ря­ют идеи. По­че­му стар­та­пы вы­ку­па­ют­ся на ран­ней ста­дии? Они по­ку­па­ют спе­ци­а­ли­стов и вклю­ча­ют их в свои R&D-цен­тры.

В Уз­бе­ки­стане од­но­знач­но при­жил­ся бы опыт Из­ра­и­ля в об­ла­сти сель­ско­го хо­зяй­ства, ир­ри­га­ции, здра­во­охра­не­ния, об­ра­зо­ва­ния и всех сфер, где огра­ни­че­ны ре­сур­сы и схо­жи кли­ма­ти­че­ские усло­вия. Ис­то­ри­че­ски у нас бы­ла очень хо­ро­шо раз­ви­та научная де­я­тель­ность. На­при­мер, в тек­стиль­ной сфе­ре, ма­ши­но­стро­е­нии, ир­ри­га­ции она бы­ла раз­ви­та да­же по ми­ро­вым мер­кам. Я ду­маю, у нас есть все шан­сы это сде­лать. Един­ствен­ное – нуж­но раз­ви­вать ры­ноч­ную эко­но­ми­ку, умень­шать гос­сек­тор, по­вы­шать кон­ку­рен­цию. Вкла­ды­вать в моз­ги. Не­дав­но я как раз де­лал пре­зен­та­цию по этой те­ме. В Таш­кен­те есть 39 ин­сти­ту­тов. Это здо­ро­во, но сре­ди них – ни од­но­го част­но­го.

Нам также не хва­та­ет го­тов­но­сти ид­ти на риск – бо­им­ся со­вер­шить ошиб­ку. Та­кой под­ход нуж­но ме­нять. Необ­хо­ди­ма под­держ­ка экс­пер­тов, мен­то­ров. Нуж­но боль­ше диа­ло­га меж­ду го­су­дар­ствен­ным и част­ным сек­то­ром. Сле­ду­ет по­мо­гать част­но­му сек­то­ру не льго­та­ми, а улуч­ше­ни­ем усло­вий ра­бо­ты. На­при­мер, мож­но упростить про­цесс сда­чи от­чет­но­сти. Нуж­но раз­ви­вать меж­ду­на­род­ные от­но­ше­ния, со­зда­вать свя­зи с уни­вер­си­те­та­ми. Уве­ли­чи­вать тех­но­ло­гич­ность в тра­ди­ци­он­ных сфе­рах биз­не­са. Ско­рее всего в этом плане мы ни­че­го но­во­го не при­ду­ма­ем.

Не­дав­но мы встре­ча­лись с по­слом Из­ра­и­ля и за­ме­сти­те­лем гла­вы про­грам­мы МАШАВ и до­го­во­ри­лись о со­труд­ни­че­стве на бли­жай­шие 2-3 го­да. Мы вне­сем пред­ло­же­ния и бу­дем при­гла­шать экс­пер­тов для крат­ко­сроч­ных и сред­не­сроч­ных про­грамм, про­во­дить сов­мест­ные кон­кур­сы для пред­при­ни­ма­те­лей. У МАШАВ есть три при­о­ри­тет­ных от­рас­ли, од­на из ко­то­рых – ин­но­ва­ции. И мы бу­дем уси­ли­вать это на­прав­ле­ние как для МАШАВ, так и для на­шей стра­ны. Это не про­сто ра­зо­вое при­гла­ше­ние экс­пер­та, а це­лая стра­те­гия, ко­то­рая по­этап­но бу­дет фор­ми­ро­вать ка­че­ствен­ные ин­но­ва­ци­он­ные про­ек­ты.

ЗУХРА АБДУРАХМАНОВА, РУ­КО­ВО­ДИ­ТЕЛЬ ПРО­ЕК­ТА «АК­СЕ­ЛЕ­РА­ТОР БИЗ­НЕ­СА GROUND ZERO»

ХИКМАТ АБДУРАХМАНОВ, СО­ОС­НО­ВА­ТЕЛЬ GROUND ZERO

Newspapers in Russian

Newspapers from Uzbekistan

© PressReader. All rights reserved.