Зре­ли­ще избранных

Для тех, у ко­го есть по­ни­ма­ние про­ис­хо­дя­ще­го на сцене, где малей­шие нюансы на­пол­не­ны глу­бо­ким и непо­нят­ным слу­чай­но­му зри­те­лю смыс­лом

Uzbekistan Today (Russian) - - КУЛЬТУРА И ИСКУССТКВУОЛЬТУРА И ИСКУССТВО -

Спек­так­ли те­ат­ра Но оста­ви­ли неод­но­знач­ное впе­чат­ле­ние у таш­кент­ско­го зри­те­ля. Но – один из ста­рей­ших япон­ских дра­ма­ти­че­ских те­ат­ров, за­ро­див­ший­ся в XIV ве­ке.

Тра­ди­ции и ис­то­рия япон­ско­го те­ат­ра ухо­дят кор­ня­ми в да­ле­кое про­шлое. Пря­мая пре­ем­ствен­ность тра­ди­ции про­сле­жи­ва­ет­ся чуть ли не пол­то­ра ты­ся­че­ле­тия, к эпо­хе, ко­гда в Япо­нию с ма­те­ри­ка про­ник буд­дизм, а вме­сте с ним – му­зы­ка и тан­цы из Китая, Ин­дии, Ко­реи.

Важ­ней­шие ат­ри­бу­ты тра­ди­ци­он­но­го япон­ско­го те­ат­ра – мас­ки и тан­цы ис­поль­зо­ва­лись еще в до­буд­дий­ском, на­по­ми­на­ю­щем ша­ман­ские пляс­ки ли­це­дей­стве Ка­гу­ра, вхо­див­шем в син­то­ис­кий ри­ту­ал бо­го­по­чи­та­ния.

Уди­ви­тель­но, что да­же этот ран­ний, от­но­си­тель­но при­ми­тив­ный вид те­ат­раль­но­го ис­кус­ства в Япо­нии не умер, кое-где в про­вин­ци­ях пред­став­ле­ния Ка­гу­ра устра­и­ва­ют­ся до сих пор.

Тра­ди­ци­он­ный япон­ский те­атр – это слож­ный и мно­го­цвет­ный мир, каж­до­му из ком­по­нен­тов ко­то­ро­го (ак­тер­ско­му ма­стер­ству, му­зы­ке, сце­но­гра­фии, мас­кам, де­ко­ра­ци­ям, ко­стю­мам, гри­му, кук­лам, па­ри­кам, тан­цу) по­свя­ще­но нема­ло книг и ста­тей.

Что же та­ко­го ин­те­рес­но­го есть в Но?

Как мы уже пи­са­ли, те­атр Но за­ро­дил­ся в XIV ве­ке. Он стал по­пу­ляр­ным сре­ди са­му­ра­ев и выс­шей ари­сто­кра­тии. Те­атр из­на­чаль­но был ори­ен­ти­ро­ван на выс­шее со­сло­вие и недо­сту­пен для ши­ро­ких масс на­се­ле­ния. В наши дни, ко­неч­но же, пред­став­ле­ние те­ат­ра Но мо­жет по­се­тить лю­бой же­ла­ю­щий, но все рав­но, необ­хо­ди­мо ощу­ще­ние из­бран­но­сти и по­ни­ма­ния про­ис­хо­дя­ще­го на сцене, где малей­шие нюансы на­пол­не­ны глу­бо­ким и непо­нят­ным слу­чай­но­му зри­те­лю смыс­лом.

На про­тя­же­нии ве­ков те­атр раз­вил­ся в мощ­ную на­ци­о­наль­ную тра­ди­цию и на­пол­нил­ся эс­те­ти­че­ской пол­но­той му­зей­ной ми­ни­а­тю­ры. Про­стое, но несу­щее глу­бо­кий смысл убран­ство сце­ны под­чер­ки­ва­ет глу­би­ну чувств ма­сок, об­рам­лен­ных ино­гда в кра­соч­ные, а вре­ме­на­ми про­стые ки­мо­но. И мас­ки, и ки­мо­но вну- три каж­дой шко­лы пе­ре­да­ют­ся из по­ко­ле­ния в по­ко­ле­ние, кста­ти, мас­ки с трех­сот­лет­ней ис­то­ри­ей – неред­кое явление.

Дей­ству­ю­щее ли­цо по­вест­ву­ет ис­то­рии из жизни смерт­ных и ду­хов, бо­гов и де­мо­нов, сра­же­ний вы­иг­ран­ных и про­иг­ран­ных, убий­цах и буд­дий­ских мо­на­хах ар­ха­ич­ной Япо­нии. Ар­ха­ич­ный язык, на ко­то­ром ве­дет­ся по­вест­во­ва­ние, уг­лу- бля­ет «ве­ли­кую за­гад­ку» ма­сок. Хо­тя они мо­гут быть очень впе­чат­ля­ю­щи­ми – как «Хан­ня» – мас­ка мстя­ще­го де­мо­на, боль­шин­ство име­ет спо­кой­ное, мож­но да­же ска­зать, от­ре­шен­ное вы­ра­же­ние, при­зван­ное вы­зы­вать пол­ный спектр зри­тель­ских эмо­ций.

С га­стро­ли­ру­ю­щим в Уз­бе­ки­стане ак­те­ром те­ат­ра Но Но­бо­ру Ка­цу­ми по­бе­се­до­вал кор­ре­спон­дент UT. Ак­тер по­яс­нил, по­че­му нель­зя зри­те­лям до­тра­ги­вать­ся до этих ма­сок:

«Во-пер­вых, мас­ки очень древ­ние, и ес­ли к ним не от­но­сить­ся с опре­де­лен­ным уме­ни­ем, их мож­но по­вре­дить. Во-вто­рых, но­вые мас­ки, ко­то­рые мы за­ка­зы­ва­ем, сто­ят очень до­ро­го. Од­на мас­ка – по­ряд­ка $5 тыс. В-тре­тьих, их из­го­тав­ли­ва­ют из неокра­шен­но­го япон­ско­го ки­па­ри­са, есте­ствен­ный цвет ко­то­ро­го ко­леб­лет­ся от сол­неч­но-зо­ло­то­го до чер­но-шо­ко­лад­но­го. В сво­ем боль­шин­стве мас­ки не при­вя­за­ны к ка­кой-то опре­де­лен­ной ро­ли, а ши­ро­ко ис­поль­зу­ют­ся в раз­ных пье­сах. Ча­сто мы слы­шим, что мас­кам Но не хва­та­ет ин­ди­ви­ду­аль­но­сти в вы­ра­же­нии. Но я счи­таю, что в со­че­та­нии с глу­бо­ко сим­во­лич­ны­ми дви­же­ни­я­ми ак­те­ра и мо­но­тон­ной му­зы­кой они со­зда­ют уни­каль­ную ар­ти­сти­че­скую ат­мо­сфе­ру.

Ведь мас­ки – неотъ­ем­ле­мый ат­ри­бут дра­мы. А чув­ства ра­до­сти и зло­бы, юмо­ра и па­фо­са, вы­ра­жа­ют­ся ед­ва за­мет­ным из­ме­не­ни­ем на­кло­на при при­ло­же­нии мас­ки к ли­цу, игрой све­та на сцене, дра­ма­ти­че­ским ре­чи­та­ти­вом хо­ра – Утаи и ак­ком­па­не­мен­том ба­ра­ба­нов и флейт – Ха­я­си.

Я счи­таю, что сек­рет при­вле­ка­тель­но­сти те­ат­ра Но со­сто­ит в том, что мас­ки вы­ра­жа­ют «чи­стые» эмо­ции героев, без при­ме­сей и вли­я­ний соб­ствен­ных лиц ак­те­ров. Так что, ес­ли вы ище­те «чи­стых» эмо­ций, то ра­но или позд­но най­де­те се­бя на пред­став­ле­нии Но».

Зна­ме­ни­тый зна­ток япон­ской куль­ту­ры ака­де­мик Н.Ко­нрад пред­по­ло­жил, что клас­си­че­ский япон­ский те­атр со­хра­нил в се­бе и эле­мен­ты ан­тич­ной дра­мы, про­ник­шей на Даль­ний Во­сток дол­гим и окруж­ным пу­тем – че­рез эл­ли­ни­сти­че­ские го­су­дар­ства Пе­ред­ней Азии, Ин­дию и Ки­тай.

Newspapers in Russian

Newspapers from Uzbekistan

© PressReader. All rights reserved.