И За­пад, и Во­сток

Uzbekistan Today (Russian) - - ТОЧКА ЗРЕНИЯ -

Экс­перт по меж­ду­на­род­ным от­но­ше­ни­ям и гео­по­ли­ти­ке в Цен­траль­ной Азии, ав­тор кни­ги «Гео­по­ли­ти­че­ские про­цес­сы в со­вре­мен­ной Цен­траль­ной Азии: Иран и США» док­тор по­ли­ти­че­ских на­ук Гу­ли Юл­да­ше­ва на­зва­ла бла­го­при­ят­ные внеш­не­по­ли­ти­че­ские фак­то­ры по углуб­ле­нию про­цес­са во­вле­че­ния Ира­на в эко­но­ми­ку Уз­бе­ки­ста­на.

– В по­след­нее вре­мя в экс­перт­ных кру­гах ак­тив­но мус­си­ру­ют­ся пред­сто­я­щие ира­но-уз­бек­ские пе­ре­го­во­ры на выс­шем уровне. В рам­ках об­суж­де­ний при­сут­ству­ют со­мне­ния в свя­зи с ближ­не­во­сточ­ной си­ту­а­ци­ей по по­во­ду воз­мож­но­го в пер­спек­ти­ве сбли­же­ния Ис­лам­ской Рес­пуб­ли­ки Иран и Рес­пуб­ли­ки Узбекистан. Что вы ду­ма­е­те об этом? – В первую оче­редь хо­чу под­черк­нуть: об­щая история, ре­ли­гия, язык и куль­ту­ра все­гда вли­я­ли и бу­дут по­зи­тив­но вли­ять на раз­ви­тие ира­но-уз­бек­ских от­но­ше­ний. Не­за­ви­си­мо от про­во­ди­мо­го пра­ви­тель­ством кур­са, дву­сто­рон­ние от­но­ше­ния на де­ле и так раз­ви­ва­ют­ся на уровне граж­дан­ско­го об­ще­ства (чел­ноч­ная торговля, мел­кий биз­нес).

Сам факт при­сталь­но­го вни­ма­ния экс­пер­тов к ира­но-уз­бек­ским от­но­ше­ни­ям та­к­же яв­ля­ет­ся фак­ти­че­ским при­зна­ни­ем объ­ек­тив­ной бли­зо­сти Ира­на и Уз­бе­ки­ста­на.

Ис­хо­дя из это­го, ду­маю, что пе­ре­го­во­ры, без­услов­но, со­сто­ят­ся: к это­му есть се­рьез­ный ин­те­рес с обе­их сто­рон. Од­на­ко труд­но ска­зать, ко­гда имен­но. Оче­вид­но, что на про­цесс при­ня­тия ре­ше­ний в этом во­про­се вли­я­ют неод­но­знач­ная си­ту­а­ция как на тер­ри­то­рии са­мо­го Ближ­не­го Во­сто­ка, так и во­круг него, где огром­ную роль иг­ра­ет Иран, и меж­го­су­дар­ствен­ные раз­но­гла­сия ве­ду­щих ак­то­ров с их осо­бой иран­ской по­зи­ци­ей (США, Са­у­дов­ская Ара­вия, Рос­сия и дру­гие). Бы­ло бы на­ив­но утвер­ждать, что Узбекистан, где про­жи­ва­ет бо­лее 88% му­суль­ман, от­ка­жет­ся ра­ди ин­ве­сти­ций и тех­но­ло­гий от тес­ных кон­так­тов с ближ­не­во­сточ­ным ре­ги­о­ном. Нема­лую роль имен­но ис­то­ри­че­ское и куль­тур­ное тя­го­те­ние уз­бек­ско­го на­ро­да сыг­ра­ло в ро­сте по­то­ка ми­гра­ции ча­сти уз­бе­ки­стан­ских граж­дан в со­сед­ние му­суль­ман­ские стра­ны, в том чис­ле ближ­не­во­сточ­ные. Ежегодно сот­ни пе­ре­беж­чи­ков из го­су­дарств ЦА по­пол­ня­ют ря­ды ра­ди­каль­ных ор­га­ни­за­ций, вклю­чая Ис­лам­ское го­су­дар­ство (ИГ). Оче­вид­но, что у ча­сти на­се­ле­ния су­ще­ству­ет но­сталь­гия по утра­чен­но­му ис­лам­ско­му про­шло­му. На­стро­е­ния дру­гой мно­го­чис­лен­ной ча­сти на­се­ле­ния вы­ра­жа­ют­ся в рас­про­стра­не­нии ис­лам­ской одеж­ды, тра­ди­ций и обы­ча­ев. Пра­ви­тель­ство Уз­бе­ки­ста­на ре­а­ги­ру­ет на эти вы­зо­вы из­вест­ной нам по­ли­ти­кой в об­ла­сти ис­ла­ма – воз­рож­де­ни­ем ис­лам­ско­го наследия, мест­ных мно­го­ве­ко­вых тра­ди­ций, стро­и­тель­ством ме­че­тей, ис­лам­ских уни­вер­си­те­тов, ор­га­ни­за­ци­ей хад­жа и так да­лее. Да­же общ­ность про­блем, ес­ли вду­мать­ся, вы­те­ка­ет из общ­но­сти ис­то­рии, куль­ту­ры и мен­та­ли­те­та иран­ско­го и уз­бек­ско­го на­ро­дов: схо­жая де­мо­гра­фи­че­ская си­ту­а­ция с вы­со­кой рож­да­е­мо­стью, пре­ва­ли­ро­ва­ни­ем в об­ще­стве мо­ло­де­жи, по­лу­ко­ло­ни­аль­ное про­шлое, за­ви­си­мость от раз­ви­тых го­су­дарств и во мно­гом вы­те­ка­ю­щие из все­го это­го ны­неш­ние со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ские про­бле­мы. К то­му же та­кой исто­ри­че­ский опыт, как со­вет­ский строй в Уз­бе­ки­стане и англо-аме­ри­кан­ское до­ми­ни­ро­ва­ние в Иране, вы­звал схо­жее под­раз­де­ле­ние об­ществ на кон­сер­ва­тив­ных и мо­дер­ни­зи­ро­ван­ных пред­ста­ви­те­лей. Раз­ни­ца лишь в сте­пе­ни мо­дер­ни­за­ции и тра­ди­ци­он­но­сти. С дру­гой сто­ро­ны, го­су­дар­ствен­ный на­ци­о­на­лизм в обе­их странах во­все не чужд ис­лам­ской идео­ло­гии – ли­де­ры са­ми яв­ля­ют­ся вы­ход­ца­ми из этой тра­ди­ци­он­ной, но мо­дер­ни­зи­ру­ю­щей­ся сре­ды. От­сю­да прак­ти­че­ская при­вер­жен­ность как Ира­на, так и Уз­бе­ки­ста­на внеш­не­по­ли­ти­че­ско­му ло­зун­гу «И За­пад, и Во­сток», опо­ра на региональное парт­нер­ство при ак­тив­ном со­труд­ни­че­стве с гло­баль­ны­ми парт­не­ра­ми и ор­га­ни­за­ци­я­ми. В со­во­куп­но­сти пе­ре­чис­лен­ные фак­то­ры бу­дут сти­му­ли­ро­вать дву­сто­рон­нее парт­нер­ство. Во­прос лишь в том, как оба го­су­дар­ства смо­гут пре­одо­леть не­удач­но скла­ды­ва­ю­щи­е­ся для них ба­рье­ры дву­сто­рон­не­му парт­нер­ству. – Не бу­дут ли раз­ли­чия по­ли­ти­че­ских ре­жи­мов – свет­ское пра­ви­тель­ство в Уз­бе­ки­стане и тео­кра­ти­че­ский ре­жим в Иране пре­пят­ство­вать со­труд­ни­че­ству? – Не ду­маю. Во-пер­вых, весь ис­лам­ский мир се­год­ня, несмот­ря на ло­каль­ные ка­та­клиз­мы и ха­ос, в це­лом раз­ви­ва­ет­ся в сто­ро­ну свет­ско­сти, до­ста­точ­но праг­ма­ти­чен и ра­ци­о­на­лен в от­но­ше­ни­ях со свет­ски­ми го­су­дар­ства­ми. До­ста­точ­но вспом­нить дру­же­ствен­ные от­но­ше­ния Са­у­дов­ской Ара­вии и Па­ки­ста­на со свет­ски­ми стра­на­ми Цен­траль­ной Азии. Иран в этом не яв­ля­ет­ся ис­клю­че­ни­ем, сто­ит упо­мя­нуть та­к­же эко­но­ми­че­ски вза­и­мо­вы­год­ные от­но­ше­ния За­па­да с ис­лам­ски­ми го­су­дар­ства­ми, вклю­чая от­но­ше­ния стран ЕС и Ира­на. Во-вто­рых, оба об­ще­ства пе­ре­жи­ва­ют схо­жие про­цес­сы мо­дер­ни­за­ции и, как от­ме­ча­лось, со­пут­ству­ю­щий это­му рас­кол об­ще­ства на ве­стер­ни­зи­ро­ван­ных и кон­сер­ва­тив­ных. На­ко­нец, са­мое глав­ное, – Иран, как по­ка­за­ло вре­мя, не толь­ко не был во­вле­чен в де­я­тель­ность ка­ких-ли­бо ра­ди­каль­ных ор­га­ни­за­ций, но и сам яв­ля­ет­ся ак­тив­ным бор­цом про­тив Ис­лам­ско­го го­су­дар­ства (ИГ). В це­лом ира­но-уз­бек­ские от­но­ше­ния на­чи­на­ют по­сте­пен­но вы­хо­дить из преж­не­го за­стой­но­го со­сто­я­ния, что чи­сто в праг­ма­ти­че­ском плане свя­за­но, во-пер­вых, с по­ли­ти­кой Уз­бе­ки­ста­на по обес­пе­че­нию ре­ги­о­наль­но­го доб­ро­со­сед­ства и фор­ми­ро­ва­нию по­я­са ста­биль­но­сти и без­опас­но­сти во­круг ре­ги­о­на ЦА; во-вто­рых, ней­тра­ли­те­том Таш­кен­та в ира­но-аме­ри­кан­ском кон­флик­те; в-тре­тьих, кон­со­ли­да­ци­ей свя­зей меж­ду Ира­ном и ве­ду­щи­ми ре­ги­о­наль­ны­ми иг­ро­ка­ми в ЦА – Рос­си­ей, Ки­та­ем, Тур­ци­ей и Ин­ди­ей. – По оцен­кам спе­ци­а­ли­стов, Иран с во­ен­но-обо­рон­ной точ­ки зре­ния – до­ста­точ­но силь­ное го­су­дар­ство и надежный парт­нер. С уче­том общ­но­сти гло­баль­ных угроз и вы­зо­вов глав­ной те­мой возможных пе­ре­го­во­ров меж­ду Ира­ном и Уз­бе­ки­ста­ном, по мне­нию рос­сий­ских ана­ли­ти­ков, мо­жет стать борь­ба с тер­ро­риз­мом. Что вы ду­ма­е­те об этом и воз­мож­но ли со­труд­ни­че­ство Ира­на и Уз­бе­ки­ста­на в во­ен­но-по­ли­ти­че­ской сфе­ре? – Со­глас­на с тем, что су­ще­ству­ет общ­ность угроз и вы­зо­вов в ре­ги­оне Цен­траль­ной и Юж­ной Азии (ЦЮА), их вза­и­мо­связь с Ближ­ним Во­сто­ком. Од­на­ко, как из­вест­но, од­ни во­ен­ные ме­ры не мо­гут ре­шить про­бле­мы ре­ги­о­на, при­мер – Си­рия и Аф­га­ни­стан. Осо­бен­но в усло­ви­ях меж­го­су­дар­ствен­ных кон­флик­тов и раз­но­гла­сий. Той же ста­биль­но­сти мож­но до­стичь пла­но­мер­ны­ми эко­но­ми­че­ски­ми дей­стви­я­ми. Од­ним из глав­ных пунк­тов возможных пе­ре­го­во­ров с Ира­ном мо­жет стать об­суж­де­ние во­про­сов по­стро­е­ния и за­пус­ка транс­порт­ных ма­ги­стра­лей, в част­но­сти, ко­ри­до­ров Ма­за­ри–Ша­риф – Ге­рат, Узбекистан–Турк­ме­ни­станИран–Оман, Ки­тай–Ка­зах­стан–Узбекистан–Туркменистан–Иран, Ба­ку–Тби­ли­си–Карс с во­вле­че­ни­ем Ира­на и Уз­бе­ки­ста­на, и ло­ги­сти­че­ско­го ха­ба Ча­ба­хор с по­тен­ци­а­лом ре­а­ли­за­ции про­ек­та Се­вер–Юг. Вза­и­мо­вы­год­ная торговля вдоль тра­ек­то­рии будущих марш­ру­тов спо­соб­на сгла­дить боль­шин­ство ре­ги­о­наль­ных про­ти­во­ре­чий, вклю­чая меж­ду внут­рен­ни­ми по­ли­ти­че­ски­ми си­ла­ми во­вле­чен­ных сто­рон. Кстати, Со­еди­нен­ные Шта­ты – глав­ный оп­по­нент Ира­на – в прин­ци­пе не воз­ра­жа­ют про­тив ко­ри­до­ров Ма­за­ри-Ша­риф – Ге­рат и че­рез порт Ча­ба­хор, пред­по­чи­тая та­к­же ней­тра­ли­тет по по­во­ду дру­гих марш­ру­тов. Есть по­ни­ма­ние то­го, что без уча­стия Ира­на невоз­мож­но ста­би­ли­зи­ро­вать огром­ный ре­ги­он Цен­траль­ной и Юж­ной Азии, вклю­чая Аф­га­ни­стан. При этом гло­баль­ные угро­зы и вы­зо­вы (меж­ду­на­род­ный тер­ро­ризм, нар­ко­тор­гов­ля) не сни­ма­ют­ся с по­вест­ки дня. В этом плане на­ря­ду с транс­порт­ны­ми во­про­са­ми мож­но ожи­дать и об­суж­де­ние во­про­сов во­ен­но-по­ли­ти­че­ско­го парт­нер­ства по от­дель­ным на­прав­ле­ни­ям, в част­но­сти, за­щи­те стро­я­щих­ся и уже функ­ци­о­ни­ру­ю­щих эко­но­ми­че­ских объ­ек­тов. Опыт Ира­на тут мо­жет ока­зать­ся бес­цен­ным. – Ра­нее бы­ло озву­че­но на­ме­ре­ние двух стран уве­ли­чить то­ва­ро­обо­рот с $ 250 млн до $ 1 млрд. Как вы ду­ма­е­те, воз­мож­но ли это в бли­жай­шие го­ды и ка­кую роль в этом мо­жет сыг­рать от­кры­тый в ап­ре­ле это­го го­да в Те­ге­ране Уз­бек­ско-иран­ский тор­го­вый дом? – Ма­ло­ве­ро­ят­но, что­бы в бли­жай­шие го­ды мы смог­ли до­стичь та­ко­го уров­ня то­ва­ро­обо­ро­та. Те­ге­ран сам нуж­да­ет­ся в еже­год­ных ин­ве­сти­ци­ях в свою эко­но­ми­ку. Срав­ни­тель­но не­дав­но, к при­ме­ру, Те­ге­ра­ну тре­бо­ва­лось $500 млрд толь­ко в нефтяной сек­тор и $1,5 млрд на рас­ши­ре­ние се­ти же­лез­ных до­рог. Си­ту­а­ция вряд ли кар­ди­наль­но из­ме­ни­лась с уче­том ны­неш­не­го уже­сто­че­ния аме­ри­кан­ских санк­ций. По дан­ным Ор­га­ни­за­ции раз­ви­тия тор­гов­ли Ира­на, объ­ем дву­сто­рон­не­го то­ва­ро­обо­ро­та ИРИ и Уз­бе­ки­ста­на в 2017 го­ду со­ста­вил все­го $227 млн. Не слу­чай­но Таш­кент ста­вит бо­лее ре­а­ли­стич­ную за­да­чу – уве­ли­чить тор­гов­лю с Ира­ном до $500 млн. В этих усло­ви­ях де­я­тель­ность Уз­бек­ско-иран­ско­го тор­го­во­го до­ма мо­жет но­сить лишь огра­ни­чен­ный ха­рак­тер. Нуж­ны мас­штаб­ные си­стем­ные ме­ро­при­я­тия по сдви­гу ны­неш­ней си­ту­а­ции с мерт­вой точ­ки. Преж­де все­го необ­хо­ди­мо до­стичь про­грес­са по трем ос­нов­ным на­прав­ле­ни­ям со­труд­ни­че­ства: в транс­порт­ной сфе­ре, обес­пе­че­нии со­от­вет­ству­ю­ще­го та­мо­жен­но-тран­зит­но­го ре­жи­ма и в бан­ков­ской об­ла­сти. Толь­ко до­стиг­нув успе­ха по этим во­про­сам, мож­но го­во­рить об углуб­ле­нии про­цес­са во­вле­че­ния Ира­на в эко­но­ми­ку Уз­бе­ки­ста­на. Бла­го­при­ят­ны­ми внеш­не­по­ли­ти­че­ски­ми фак­то­ра­ми в этом на­прав­ле­нии мо­гут стать сле­ду­ю­щие мо­мен­ты:

• Успех пе­ре­го­во­ров внеш­не­по­ли­ти­че­ских ве­домств ЕС и Ира­на по Йе­ме­ну, что мо­жет стать на­ча­лом диа­ло­га и де­эс­ка­ла­ции меж­ду Ира­ном и Са­у­дов­ской Ара­ви­ей. Тен­ден­цию уси­ли­ва­ет го­тов­ность Па­ки­ста­на к по­сред­ни­че­ству меж­ду Ира­ном и Са­у­дов­ской Ара­ви­ей;

• Ре­а­ли­за­ция пла­нов пра­ви­тель­ства по со­зда­нию в стране ин­фра­струк­ту­ры ис­лам­ско­го бан­ков­ско­го де­ла и фи­нан­сов. К то­му же част­ные ком­па­нии и су­ве­рен­ные фон­ды стран Пер­сид­ско­го за­ли­ва, по при­бли­зи­тель­ным под­сче­там, вла­де­ют гло­баль­ным ин­ве­сти­ци­он­ным порт­фе­лем на сум­му $4,5 трил­ли­о­на, что де­ла­ет их круп­ней­ши­ми ин­ве­сто­ра­ми в ми­ре;

• Го­тов­ность ЕС, Рос­сии, Ки­тая, Тур­ции и Ин­дии на­ра­щи­вать эко­но­ми­че­ское вза­и­мо­дей­ствие с Ира­ном во­пре­ки санк­ци­ям США.

Тем вре­ме­нем Ми­ни­стер­ство внеш­ней тор­гов­ли Уз­бе­ки­ста­на го­то­вит «до­рож­ную кар­ту» по со­труд­ни­че­ству с Ира­ном в об­ла­сти тек­стиль­ной, стро­и­тель­ной, нефтяной про­мыш­лен­но­сти, ги­ги­е­ны и ме­ди­ци­ны, переработке сель­хоз­про­дук­ции. Та­ким об­ра­зом, углуб­ле­ние эко­но­ми­че­ско­го парт­нер­ства Ира­на и Уз­бе­ки­ста­на – вполне до­сти­жи­мая и ре­аль­ная за­да­ча. Од­на­ко тем­пы и объ­ем парт­нер­ства бу­дут за­ви­сеть от мно­же­ства пе­ре­мен­ных, ре­гу­ли­ру­е­мых по хо­ду дан­но­го про­цес­са.

Newspapers in Russian

Newspapers from Uzbekistan

© PressReader. All rights reserved.