СЕН­СА­ЦИЯ в му­зее

Опо­знан порт­рет бе­зы­мян­ной кра­са­ви­цы в На­ци­о­наль­ном ху­до­же­ствен­ном му­зее Бе­ла­ру­си

7 dney - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Еле­на ЕЛОВИК

В со­бра­ни­ях ху­до­же­ствен­ных му­зеев, в экс­по­зи­ци­ях за­пас­ни­ков хра­нит­ся огром­ное ко­ли­че­ство неа­т­ри­бу­ти­ро­ван­ных порт­ре­тов, на ко­то­рых за­пе­чат­ле­ны ли­ца тех, кто иг­рал важ­ную роль в исто­рии. Здесь и по­ли­ти­че­ские де­я­те­ли, и по­эты, и пи­са­те­ли, и, без­услов­но, об­во­ро­жи­тель­ные жен­щи­ны, ко­то­рые нра­ви­лись муж­чи­нам и ра­ди ко­то­рых свер­ша­лись по­дви­ги и важ­ные го­су­дар­ствен­ные пре­об­ра­зо­ва­ния.

Одна из та­ких безы­мян­ных кра­са­виц дол­гие годы мол­ча взи­ра­ет на по­се­ти­те­лей На­ци­о­наль­но­го ху до­же­ствен­но­го му­зея Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь с полотна из­вест­но­го пе­тер­бург­ско­го ху­дож­ни­ка Кон­стан­ти­на Мак ов­ско­го. Док­тор фи­ло­соф­ских на­ук, за­ме­сти­тель шеф-ре­дак­то­ра жур­на­ла «Ро­ди­на» и ве­ду­щий на­уч­ный со­труд­ник Ин­сти­ту­та все­об­щей исто­рии РАН Се­мен Эк­штут, при­дя на экс­кур­сию и рас­смот­рев по­лот­но, сде­лал вы­вод, что на нем изоб­ра­же­на княж­на Ека­те­ри­на Дол­го­ру­ко­ва. В про­шлом го­ду в Пе­тер­бур­ге о ней вы­шла в свет очень ин­те­рес­ная книг а Юлии Са­фро­но­вой «Ека­те­ри­на Юрьев­ская. Ро­ман в пись­мах».

«До­ста­точ­но срав­нить мно­го­чис­лен­ные ар­хив­ные фо­то­гра­фии с тем порт­ре­том, к ото­рый име­ет­ся в ва­шем со­бра­нии, что­бы сде­лать од­ноз­на чный вы­вод о том, что Мак ов­ский на­пи­сал порт­рет имен­но этой велик освет­ской ба­рыш­ни. На нек ото­рых фо­то­гра­фи­ях, как мне ка­жет­ся, ви­дим даже те же са­мые се­реж­ки, что за­пе­чат лел ху дож­ник, – счи­та­ет ис­то­рик. – На­до об­ра­тить­ся в Цен­траль­ный го­су­дар­ствен­ный ар­хив ки­но­фо­то­фо­но­до­ку­мен­тов Рос­сийск ой Фе­де­ра­ции (Санкт-Пе­тер­бург), за­про­сить эти сним­ки. По­лаг аю, что речь идет о до­воль­но-та­ки се­рьез­ном от­кры­тии, пусть даже оно по­ка су­ществ ует на уровне на­уч­ной ги­по­те­зы. Пред­сто­ит еще от­ве­тить на ряд во­про­сов: ка­ким об­ра­зом по­лот­но сю­да по­па­ло, на­хо­ди­лось ли оно в част­ном со­бра­нии или бы­ло пе­ре­ме­ще­но в Бе­ла­русь из Г осу­дар­ствен­но­го му­зей­но­го фон­да».

Сто­ит на­пом­нить, что Ека­те­ри­на Дол­го­рук ова в те­че­ние 14 лет со­сто­я­ла в ин­тим­ных от­но­ше­ни­ях с им­пе­ра­то­ром Алек­сан­дром II. Он бо­го­тво­рил эту жен­щи­ну, об­ме­ни­вал­ся с ней за­пис­ка­ми, сло­вом, это бы­ла лю­бовь всей его жиз­ни. Г оло­во­кру­жи­тель­ный ро­ман про­дол­жал­ся очень дол­го, им­пе­ра­тор был несво­бо­ден. По­сле смер­ти супруги Ма­рии Алек­сан­дров­ны он всту­пил в морг ана­ти­че­ский брак со сво­ей из­бран­ни­цей, да­ро­вав ей ти­тул свет­лей­шей кня­ги­ни Юрьев­ской. Вен­ча­ние поз­во­ли­ло им­пе­ра­то­ру узак онить их об­щих де­тей.

По­след­ний вздох ца­ря, уби­то­го на­ро­до­воль­ца­ми, при­ня­ла уби­тая го­рем Ека­те­ри­на Ми­хай­лов­на. По­сле смер­ти му­жа жи­ла вос­по­ми­на­ни­я­ми, со­хра­нив всю одежду лю­би­мо­го, вплоть до домашнего ха­ла­та. Она на­пи­са­ла кни­гу вос­по­ми­на­ний и ск он­ча­лась спу­стя со­рок один год по­сле смер­ти су­пру­га. Потеряв в 33 го­да му­жа, она всю остав­шу­ю­ся жизнь бы­ла вер­на его па­мя­ти.

«Я смот­рю на порт­рет этой жен­щи­ны, лов­лю ее изу­ми­тель- ный взгляд: в нем и власт­ность, и в то же вре­мя жен­ствен­ность. Это не взгляд ода­лис­ки, не взгляд со­дер­жан­ки или до­ро­гой к окот­ки. Это взг ляд жен­щи­ны, к ото­рая лю­бит и лю­би­ма, но к ото­рая пе­ре­жи­ва­ет очень сильную лю­бов­ную дра­му , – при­от­кры­ва­ет секреты своего ма­стер­ства мос­ков­ский экс­перт. – Кон­стан­тин Его­ро­вич Мак ов­ский был мод­ным и до­ро­гим пе­тер­бург­ским порт­ре­ти­стом. Поз­во­лить за­ка­зать свой порт­рет у него мог ли толь­ко очень со­сто­я­тель­ные да­мы, за­ни­ма­ю­щие вы­сок ое по­ло­же­ние в об­ще­стве. В дан­ном слу­чае, ко­гда идет речь о фрей­лине дво­ра княжне Дол­го­рук овой, чье ро­до­слов­ное дре­во восх одит к Рю­ри­ку, все это сов­па­да­ет. Со­гла­си­тесь, бы­ло бы стран­но, ес­ли бы женщина, имев­шая столь вы­со­кий ста­тус, не оста­ви­ла по­сле се­бя жи­во­пис­ных порт­ре­тов. Портреты оста­лись, но де­ло все в том, что по тем или иным при­чи­нам их скры­ва­ли. Ли­бо свет лей­шая кня­ги­ня их вы­вез­ла и ста­ра­лась не афи­ши­ро­вать».

Ес­ли вер­сия Се­ме­на Эк­шту­та под­твер­дит­ся, станет оче­вид­но, что мы об­ре­тем жи­во­пис­ный порт­рет, об­ла­да­ю­щий боль­шой ис­то­ри­че­ской цен­но­стью.

В моск ов­ском из­да­тель­стве «Куч­ко­во по­ле» сей­час го­то­вит­ся к пе­ча­ти его ито­го­вая книг а « Жи­во­пис­ный де­тек­тив: рас­сле­до­ва­ния и на­ход­ки», из ко­то­рой чи­та­тель узна­ет, как об­ре­та­ли име­на ше­дев­ры портретной живописи.

«Несколь­ко по­доб­но­го ро­да от­кры­тий бы­ли сде­ла­ны во вре­мя на­ших журналистских к оман­ди­ро­вок в Ар­хан­гельск и Пермь, ку­да мы ез­ди­ли вме­сте с шеф-ре­дак­то­ром жур­на­ла «Ро­ди­на» Иго­рем Ко­цем, – уточ­ня­ет со­бе­сед­ник. – Сло­жи­лась прак­ти­ка: в по­след­ний день ко­ман­ди­ров­ки за «при­мер­ное по­ве­де­ние» мне да­ют па­ру ча­сов на посещение ху до­же­ствен­но­го му­зея, ко­то­рый есть в го­ро­де. Т аким об­ра­зом был опо­знан, ска­жем, ге­не­рал-май­ор Дмит­рий Кон­стан- ти­но­вич Ск оро­ду­ли, человек пуш­кин­ской эпо хи, бле­стя­щий инженер, ко­то­рый сто­ял у ис­то­ков создания рус­ско­го ра­кет­но­го ору­жия. У да­лось уста­но­вить на порт­ре­те и бли­ста­тель­но­го во­ен­но­го раз­вед­чи­ка Ми­ха­и­ла Мар­ты­но­ви­ча Ро­гов­ско­го. Бо­лее то­го, я иден­ти­фи­ци­ро­вал Ро­говск ого на од­ном из пуш­кин­ских ри­сун­ков. А те­перь вот уда­ча – «узнал» Ека­те­ри­ну Ми­хай­лов­ну».

В ап­ре­ле 2018-го Рос­сия будет от­ме­чать 200-лет­нюю го­дов­щи­ну со дня рож­де­ния Алек­сандра II. Есть вер­сия, что царь со­би­рал­ся к оро­но­вать кня­ги­ню Юрьев­скую, провести в Рос­сий­ской им­пе­рии кон­сти­ту­ци­он­ные ре­фор­мы и уда­лить­ся в част­ную жизнь со сво­ей су­пру­гой. Нек ото­рые ис­то­ри­ки счи­та­ют, что, ес­ли бы на­ро­до­воль­цы не уби­ли ца­ря-ре­фор­ма­то­ра, воз­мож­но, не по­ка­ти­лось бы крас­ное ко­ле­со по стране.

Кста­ти, Алек­сандр II был осо­бо страст­ным лю­би­те­лем о хо­ты. По­сле его во­ца­ре­ния при им­пе­ра­тор­ском дво­ре во­шла в мо­ду охо­та на мед­ве­дя. В 1860 г . на та­кую о хо­ту в Бе­ло­веж­скую пу­щу бы­ли приг ла­ше­ны пред­ста­ви­те­ли пра­вя­щих до­мов Ев­ро­пы. До­бы­тые им­пе­ра­то­ром тро­феи укра­ша­ли сте­ны Ли­син­ско­го павильона. Но это уже тема дру­го­го по­вест­во­ва­ния….

«Я был у див­лен, увидев в На­ци­о­наль­ном ху до­же­ствен­ном му­зее Бе­ла­ру­си стольк о ве­ли­ко­леп­ных ше­дев­ров! По­тря­са­ю­ще! На­сто­я­щее бог ат­ство лю­бой стра­ны – в про­из­ве­де­ни­ях ис­кус­ства, – ре­зю­ми­ро­вал со­бе­сед­ник. – Как ска­зал зна­ме­ни­тый пер­сид­ский по­эт Джа­ми: Смот­ри: двор­цы пре­вра­ще­ны

в ру­и­ны. Ушли в око­вах гне­ва

вла­сте­ли­ны. От их двор­цов не сы­щешь

ты сле­да, А пись­ме­на пев­цов жив ут

все­гда».

Кар­ти­на Кон­стан­ти­на Ма­ков­ско­го в На­ци­о­наль­ном ху­до­же­ствен­ном му­зее.

В кон­це де­каб­ря 2017 го­да на од­ном из аук­ци­о­нов па­рад­ный порт­рет Ека­те­ри­ны Ми­хай­лов­ны Юрьев­ской ушел за $1,3 млн. И на­пи­сал его Кон­стан­тин Его­ро­вич Ма­ков­ский.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.