Рейс в Аф­га­ни­стан

Как судь­ба во­ен­но­го лет­чи­ка сде­ла­ла кру­той ви­раж в го­ря­чую точ­ку

7 dney - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Виктория АПАНАСЕНОК. Фо­то из лич­но­го ар­хи­ва Ни­ко­лая Губ­ко

Неде­лю на­зад осу­ще­стви­лась моя дав­няя меч­та: уви­деть Минск с вы­со­ты по­ле­та вер­то­ле­та. Гля­дя в окош­ко на уда­ля­ю­щу­ю­ся зем­лю, я неожи­дан­но по­ду­ма­ла: точ­но та­кой же хо­лод­ной по­рой пер­вые со­вет­ские ча­сти пе­ре­сек­ли со­вет­ско-аф­ган­скую гра­ни­цу в де­каб­ре 1979 го­да. На аэро­дро­мы Ка­бу­ла и Ба­гра­ма по воз­ду­ху бы­ли пе­ре­бро­ше­ны де­сант­ни­ки. О чем, уле­тая из род­ных мест, ду­ма­ли недав­ние маль­чиш­ки? Не знаю. Уве­ре­на толь­ко в од­ном: все на­де­я­лись вер­нуть­ся. Жи­вы­ми, а не «гру­зом 200»...

15 февраля 1989 за­вер­шил­ся вы­вод войск СССР из Афг ани­ста­на. Ко­му-то по­счаст ли­ви­лось вновь об­нять род­ных, а кто-то на­веч­но спо­ткнул­ся в го­рах... В день па­мя­ти к ор­ре­спон­дент г азе­ты «7 дней» по­го­во­ри­ла с во­и­но­мин­тер­на­ци­о­на­ли­стом – ка­ва­ле­ром дв ух бо­е­вых ор де­нов, име­ю­щим ква­ли­фи­ка­ции во­ен­но­го лет­чи­ка и пи­ло­та гражданской авиа­ции пер­во­го клас­са, ко­ман­ди­ром воз­душ­но­го су дна – пи­ло­том-ин­струк­то­ром авиа­ции МЧС Бе­ла­ру­си полк ов­ни­ком в за­па­се Ни­ко­ла­ем Губ­ко о том, как это – вер­нуть­ся в мир­ную жизнь, прой­дя вой­ну.

Тя­га к небу

– Вы­рос в де­ре­вуш­ке под Ба­ра­но­ви­ча­ми, а там са­мо­ле­ты ле­та­ли по­сто­ян­но. И все дет­ство, к огда ло­вил рыбу, смот­рел на пи­ло­ти­ро­ва­ние. Т ак все и за­кру­ти­лось. Влю­бил­ся в небо, са­мо­ле­ты, по­ле­ты. Хо­тя од­но вре­мя меч­тал же­лез­но­до­рож­ни­ком- ма­ши­ни­стом стать, как и мно­гие маль­чиш­ки. Но лет­чи­ком как-то ро­ман­тич­нее будет, – шу­тит Ник олай. – На са­мом де­ле в про­фес­сии лет­чи­ка ро­ман­ти­ка тольк о со сто­ро­ны, а в жиз­ни она очень тру дная и от­вет­ствен­ная, свя­зан­ная с по­сто­ян­ным риск ом – оправ дан­ным, ко­неч­но, но все же риском.

Свою служ­бу Ник олай Г уб­ко на­чи­нал пи­ло­том на Коб­ринск ой авиа­ба­зе в 65-м от­дель­ном транс­порт­но-бо­е­вом вер­то­лет­ном пол­ку. А за­тем его судь­ба сде­ла­ла кру­той ви­раж: в 1985 го­ду , по­сле несколь­ких лет служ­бы на ро­ди- не, по пла­но­вой за­мене Ник олай по­пал в Аф­га­ни­стан, где на сво­ем Ми-8 от­ле­тал 13 ме­ся­цев.

Аф­га­ни­стан

– В те вре­ме­на это был к он­вей­ер. Од­ни прих оди­ли, дру­гие ухо­ди­ли. При­шла раз­на­ряд­ка, при­е­ха­ли из минск ого округ а и ска­за­ли, что вот те и те ре­бя­та – в Аф­га­ни­стан. У ме­ня даже не бы­ло мыс­ли от­ка­зать­ся и не ле­теть. Мы то­гда так бы­ли вос­пи­та­ны: Ро­ди­на ска­за­ла на­до – зна чит, на­до. Про­шли опре­де­лен­ную про­грам­му под­го­тов­ки – и в У збе­ки­стан на аэро­дром Ка­ган под Бу­ха­рой. Т ам бы­ла гор­ная под­го­тов­ка лет­но­го со­ста­ва, ак­кли­ма­ти­за­ция, вак­ци­на­ция. И даль­ше, как то­гда го­во­ри­ли, – «за реч­ку».

Та­кой ви­раж стал се­рьез­ным ис­пы­та­ни­ем для мо­ло­дой се­мьи: свадьба сыг­ра­на не так дав­но, же­на в по­ло­же­нии. Но спра­ви­лись. Вы­сто­я­ли, х отя доч­ку наш ге­рой впер­вые уви­дел в воз­расте 10 ме­ся­цев, ко­гда та уже пы­та­лась делать пер­вые ша­ги. «Пись­ма жене пи­сал каж­дый день в перерывах меж­ду по­ле­та­ми, а также по­лу­чал от нее ве­сточ­ки из до­ма. Доч­ку то­же впер­вые уви­дел на фо­то­гра­фии. Она уже по­чти хо­ди­ла, ко­гда вер­нул­ся. Я и днев­ник тог да вел, тольк о сей­час не знаю, где он, ско­рее все­го, у же­ны где-то за­пря­тан», – рас­ска­зы­ва­ет Ни­ко­лай Ми­хай­ло­вич.

О к оли­че­стве бо­е­вых вы­ле­тов Ни­ко­лай Г уб­ко от­ве­ча­ет про­сто: мно­го. Очень мно­го и еже­днев­но. Он от­ме­ча­ет, что каж­дый вы­лет мог стать по­след­ним, но ведь про­фес­сию вы­би­рал осо­знан­но. «Ко­неч­но, го­во­ря об Аф­гане, вспо­ми­на­ешь мно­го кро­ви, гря­зи, по­гиб­ших, ра­не­ных. Но пом­нишь и тот спло­чен­ный кол­лек­тив, где друг за друг а сто­я­ли го­рой. Т ам же я празд­но­вал и свои 25 лет... Знаете, по мо­ло­до­сти все­го не по­ни­ма­ешь и уста­ло­сти не чувств уешь. Мы ма­ло че­го бо­я­лись. Мо­ло­дые! Но по­ни­ма­ли, что нах одим­ся на войне. Спас­ло то, что у нас бы­ла хо­ро­шая эс­кад­ри­лья, от лич­ный уро­вень под­го­тов­ки, пи­ло­ты опыт­ные».

Спу­стя год по­сле воз­вра­ще­ния из го­ря­чей точ­ки его вновь от­пра­ви­ли в Аф­ган. «Но я то­гда до­шел до Каг ана, ме­ня вер­ну ли об­рат­но, по­то­му что по­смот­ре­ли, что я уже вто­рой раз. А мои ре­бя­та-кол­ле­ги, ко­то­рые по­шли, – все по­гиб­ли. Был об­стрел аэродрома ра­ке­та­ми. Одна из них и по­па­ла в к ом­на­ту, где они нах оди­лись. Так друж­но и по­лег ли... Ес­ли бы ме­ня не вер­ну­ли, то так и по­гиб бы вме­сте с ни­ми. И мне оста­лось толь­ко од­но – пом­нить».

Вид­но, что вос­по­ми­на­ния да­ют­ся полк ов­ни­ку тя­же­ло. Да, фи­зи­че­ски он здесь, в ка­би­не­те, но сердцем остал­ся там, в пы­ла­ю­щем Аф­га­ни­стане.

Воз­вра­ще­ние

– Еже­год­но х ожу на Ост­ров слез. Т ам ведь есть це­лая ал­лея порт­ре­тов мо­их знак омых, ко­то­рых тог да уби­ли. Мо­ло­дые все. 15 февраля для ме­ня – это день па­мя­ти. Г од не ви­дим­ся с то­ва- ри­ща­ми, а там встре­ти­лись, по­об­ща­лись, вспом­ни­ли. Это не празд­ник. Мы при­вык­ли к сте­рео­ти­пам, что ес­ли есть ка­кая-то да­та, то с ней обя­за­тель­но на­до по­здра­вить. Но здесь со­вер­шен­но иной смысл, – подчеркивает пол­ков­ник. – Ког да вер­ну лся на Ро­ди­ну, не чув­ство­вал се­бя ге- ро­ем. Мы на 99% та­кие бы­ли в пол­ках. Пе­ред кем се­бя ге­ро­ем чув­ство­вать? Все оди­нак овые. Но граж­дан­ское на­се­ле­ние, у к ого бы­ло по­ни­ма­ние, – те мог ли оце­нить по до­сто­инств у. Од­нак о та­ких бы­ло очень ма­ло. Мно­гие ведь ду­ма­ли: ду­рак, че­го ты ту да по­лез, мог от­ка­зать­ся, от­ды­хать. За­чем рис­ко­вать жиз­нью?»

...Тя­же­ло бы­ло сол­да­там и офи­це­рам воз­вра­щать­ся с вой­ны. Ты по­лон энер­гии, пла­нов, впе­ре­ди долг ая и счаст ли­вая жизнь, а тут раз – Афг ан и смерть ря­дом. А все со­всем юн­цы. «Т ы жи­вешь в дру­гом ми­ре со сво­и­ми ко­ор­ди­на­та­ми. Воз­вра­ща­ешь­ся до­мой, а тут иной ритм жиз­ни, дру­гие про­бле­мы. На войне ведь не ду­ма­ешь ни о чем, кро­ме по­ле­тов. Как это ни стран­но, но там все про­сто».

МЧС

По воз­вра­ще­нии из к оман­ди­ров­ки «из-за реч­ки» ка­пи­тан Губ­ко обу­чал бо­е­вой ра­бо­те но­вое пок оле­ние пи­ло­тов. В 2003 го­ду на чаль­ник недав­но со­здан­ной авиа­ции Ми­ни­стер­ства по чрез­вы­чай­ным си­ту­а­ци­ям пол­ков­ник внут­рен­ней служ­бы Ев­ге­ний К утен­ко пред­ло­жил ему про­дол­жить служ­бу в ка че­стве «кры­ла­то­го» спа­са­те­ля. Рук овод­ство до­ве­ри­ло Ник олаю Ми­хай­ло­ви­чу не про­сто под­го­тов­ку от­дель­ных пи­ло­тов, а да­ло под на­ча­ло свой ос­нов­ной по­тен­ци­ал – аэро­мо­биль­ный от­ряд. 2010 год под­твер­дил в оче­ред­ной раз, что наш ге­рой имен­но тот человек, ко­то­рый с че­стью ре­шит лю­бую слож­ную за­да­чу. В то ле­то эки­паж под его ру­ко­вод­ством был сроч­но на­прав­лен в по­лы­ха­ю­щую лес­ны­ми по­жа­ра­ми Рос­сию. На­чаль­ник аэро­мо­биль­но­го от­ря­да авиа­ции МЧС Бе­ла­ру­си Ник олай Г уб­ко 14 ок­тяб­ря 2010 го­да был на­граж­ден ор­де­ном Му­же­ства. На­гра­ду по­лу­чил из рук Пре­зи­ден­та Рос­сии. Офи­цер Г уб­ко был един­ствен­ным пред­ста­ви­те­лем на­шей стра­ны, чей тру д от­ме­чен столь вы­со­ко. В даль­ней­шем бы­ли и лик­ви­да­ции по­жа­ров в го­рах Тур­ции, и срочные по­ле­ты на аэро­ме­ди­цин­скую эва­ку­а­цию в слож­ных по­год­ных усло­ви­ях, и меж­ду­на­род­ные уче­ния – вез­де Ник олай Ми­хай­ло­вич с че­стью де­мон­стри­ро­вал воз­мож­но­сти авиа­ции чрез­вы­чай­но­го ве­дом­ства Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь.

– Я ни­че­го не х отел бы из­ме­нить в сво­ей судь­бе. Так бы­ло на­до. Уве­рен, что у че­ло­ве­ка долж­на быть биография. Прожить жизнь се­ро нель­зя ни в ко­ем слу­чае.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.