ПЬЕСА про­тив стрес­са

За что Ев­ге­ний Стыч­кин сце­ну лю­бит

7 dney - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ -

Ев­ге­ний Стыч­кин хо­ро­шо из­ве­стен зри­те­лю. Его ки­но­де­бют со­сто­ял­ся в филь­ме «Фу­фель», а се­год­ня на сче­ту ак­те­ра око­ло 70 ро­лей в филь­мах «Гра­фи­ня де Мон­со­ро», «Гре­че­ские ка­ни­ку­лы», «Бе­сы», «Зо­ло­той те­ле­нок», «Лю­бо­вь­мор­ковь», «Утом­лен­ные солн­цем – 2» и др. Ра­бо­тал в Те­ат­ре Лу­ны, те­ат­рах им. Мос­со­ве­та, Вах­тан­го­ва, «Прак­ти­ка», се­год­ня за­нят в «Дру­гом те­ат­ре».

– Я дру­жил с ре­бя­та­ми из «Квар­тет И» и с Сер­ге­ем Пет­рей­ко­вым. Как-то мне пред­ло­жи­ли за­ме­нить Алек­сея Ба­ра­ца в их спек­так­лях, ко­гда он вы­вих­нул но­гу. Мне по­ка­за­лось ин­те­рес­ным, что они хо­тят со­здать что-то от­лич­ное от то­го, что де­ла­ют мно­гие. И ко­гда Сер­гей ско­опе­ри­ро­вал­ся с Оль­гой Суб­бо­ти­ной, взял пре­крас­ную пье­су Ксе­нии Дра­гун­ской «Про­яв­ле­ние люб­ви» и пред­ло­жил нам с Па­шей Май­ко­вым глав­ные ро­ли, у ме­ня не бы­ло ни­ка­ких со­мне­ний. У это­го спек­так­ля смеш­ная судь­ба, так как за вре­мя ра­бо­ты в нем сме­ни­лось семь ак­трис: сто­ит им сыграть – и они тут же бе­ре­ме­не­ют! Ко­гда я при­шел в «Дру­гой те­атр», мне хо­те­лось, что­бы у ме­ня бы­ла своя гри­мер­ка, где есть сто­лик, на ко­то­ром ле­жат мои ве­щи... Но у «Дру­го­го те­ат­ра» нет сво­е­го по­ме­ще­ния, по­это­му у ме­ня нет гри­мер­ки. При этом есть ка­ким-то чу­дом со­здан­ный дух на­сто­я­ще­го те­ат­ра. К то­му же офи­ци­аль­но я не при­вя­зан к нему – ес­ли мне что-то не по­нра­вит­ся, я мо­гу встать и уй­ти. – Ев­ге­ний, вы иг­ра­е­те в мос­ков­ском «Дру­гом те­ат­ре». Чем он вас при­влек?

– Вы ро­ди­лись в се­мье, при­част­ной к ки­не­ма­то­гра­фу, по­это­му ва­ша ак­тер­ская ка­рье­ра бы­ла пред­опре­де­ле­на с дет­ства? Или у вас бы­ли дру­гие меч­ты?

– Дей­стви­тель­но, па­па был од­ним из луч­ших пе­ре­вод­чи­ков-син­хро­ни­стов на «Мос­филь­ме». Ма­ма, хоть и ба­ле­ри­на, тем не ме­нее, мно­го сни­ма­лась в ки­но. Са­мый из­вест­ный фильм, ко­то­рый ви­де­ли все со­вет­ские де­ти, – «Сказ­ка о ца­ре Сал­тане». Мой крест­ный отец, близ­кий друг от­ца, – очень по­пу­ляр­ный ак­тер Ана­то­лий Ро­ма­шин. Про­ще го­во­ря, я рос в ат­мо­сфе­ре ки­но. Но ес­ли чест­но, о бу­ду­щей про­фес­сии ак­те­ра ни­ко­гда не ду­мал. То, что я им стал, – пол­но­стью за­слу­га мо­ей ма­мы, ко­то­рая сде­ла­ла за ме­ня вы­бор и вся­че­ски ста­ра­лась, что­бы ее же­ла­ние ис­пол­ни­лось. Па­па хо­тел, что­бы я, как и он, изу­чал язы­ки, по­сту­пил в МГИМО. Но он не хо­тел ме­шать ма­ме и дал воз­мож­ность мне по­про­бо­вать, под­со­зна­тель­но бу­дучи уве­рен­ным, что у ме­ня не по­лу­чит­ся. А еще у па­пы бы­ла тео­рия, что ес­ли

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.