Пе­ре­зи­му­ем как-ни­будь

7 dney - - УДИВИТЕЛЬНОЕ РЯДОМ - Та­тья­на МОИСЕЕВА

Ах, зи­муш­ка, зи­ма на­сту­па­ет. И с каж­дым днем все хо­лод­ней ста­но­вит­ся… Мно­гие пти­цы на юг уле­те­ли. Жи­вот­ные кто ме­хом гу­стым об­за­вел­ся, кто в но­рах зи­му­ет, спит… А как же рас­те­ния? Боль­шин­ство де­ре­вьев, ку­стар­ни­ков сбро­си­ли ли­стья. Од­но­лет­ни­ки, от­ме­рев, се­ме­на оста­ви­ли. Мно­го­лет­ни­ки укры­лись в зем­ле в ви­де кор­не­вищ, клуб­ней, лу­ко­виц или ждут сне­га, что­бы на­крыл их до вес­ны…

Ка­ча­ет­ся от вет­ра ореш­ник. Дро­жат его ве­точ­ки на вет­ру, при­кры­тые сло­ем ко­жи­цы, чуть тол­ще ли­сти­ка бу­ма­ги. И у ря­бин­ки тре­пе­щут. И у кру­ши­ны лом­кой… Дро­жит и оси­на, но тер­пит и жа­ру, и хо­лод. Хо­тя и тре­щин­ки (ни­кто от них не за­стра­хо­ван) по ко­ре по­шли. И ве­точ­ки су­хие встре­ча­ют­ся. Ря­дом ясень рас­тет. Он за ле­то проб­ку-слой вон ка­кой на­рас­тил да в поч­ках под че­шуй­ка­ми ли­сти­ки укрыл. И у ду­бов ко­ра тол­стая. Бы­ва­ло, на­сквозь про­мер­за­ли, аж су­чья тре­ща­ли, но до сих пор жи­вы. Хо­тя со вре­ме­нем и по­ис­тре­па­лись. А что­бы успеш­но пе­ре­зи­мо­вать, глав­ное те­перь – во­вре­мя ли­стья сбро­сить да вла­ги в ство­ле и вет­ках со­хра­нить…

В за­ви­си­мо­сти от ро­да-ви­да рас­те­ния по-раз­но­му ре­а­ги­ру­ют на по­ни­же­ние тем­пе­ра­ту­ры. Ко­го-то спа­са­ют от ги­бе­ли тол­стая ко­ра, во­лос­ки на по­бе­гах и поч­ках, на­ле­ты вос­ка и смо­лы. Кто-то зи­му­ет в зем­ле в ви­де кор­не­вищ, клуб­ней, лу­ко­виц или, сбро­сив ли­стья, пе­ре­хо­дит в глу­бо­кий по­кой. Но к весне устой­чи­вость к мо­ро­зу по­ни­жа­ет­ся, и рас­те­ния мо­гут под­мер­зать. Ни­же «им­му­ни­тет» их и на из­бы­точ­но увлаж­нен­ных и пло­до­род­ных поч­вах. Да и мо­ло­дые рас­те­ния сла­бее, чем в зре­лом воз­расте. Раз­лич­на так­же устой­чи­вость кор­ней, ство­ла, вет­вей, по­чек. Ху­же все­го она у мо­ло­дых вет­вей, по­бе­гов. Ве­тер и мо­роз, ис­су­ша­ю­щие воз­дух, для них гу­би­тель­ны, а кор­ни, зи­мой сла­бо по­да­вая во­ду, не успе­ва­ют снаб­жать ею край­ние ве­точ­ки.

Мно­гие рас­те­ния к зи­ме ин­тен­сив­но на­кап­ли­ва­ют са­ха­ра и дру­гие за­щит­ные ве­ще­ства, по­вы­ша­ют кон­цен­тра­цию кле­точ­но­го со­ка. При по­сте­пен­ном по­ни­же­нии тем­пе­ра­ту­ры со ско­ро­стью 0,5–1°С в час кри­стал­ли­ки льда об­ра­зу­ют­ся в меж­кле­точ­ни­ках. Клет­ки обез­во­жи­ва­ют­ся… и рас­те­ния гиб­нут от «зим­ней за­су­хи». А при быст­ром по­ни­же­нии тем­пе­ра­ту­ры во­да за­мер­за­ет в клет­ках, по­вре­ждая ее струк­ту­ры и спо­соб­ствуя ко­а­гу­ля­ции бел­ков. И клет­ки гиб­нут сра­зу. Уби­тые мо­ро­зом рас­те­ния, от­та­яв, те­ря­ют тур­гор, из их тка­ней вы­те­ка­ет во­да… Луч­ше пе­ре­но­сят мо­ро­зы рас­те­ния с боль­шим ко­ли­че­ством са­ха­ра в тка­нях. Раство­рен­ный в кле­точ­ном со­ке, он, свя­зы­вая во­ду, предо­хра­ня­ет клет­ки от по­терь вла­ги и свер­ты­ва­ния бел­ка…

Есть и та­кие рас­те­ния, что пря­чут­ся с осе­ни в под­стил­ку или в зем­лю за­ры­ва­ют­ся. Лишь хо­ло­да уй­дут – из кор­не­ви­ща тол­сто­го по­бе­ги по­ле­зут, вы­пус­кая ли­сти­ки. Так по­сту­па­ет май­ник дву­лист­ный, сед­мич­ник ев­ро­пей­ский, ку­пе­ны, лан­дыш май­ский… Дав­но ушли на по­кой и мно­гие дру­гие оби­та­те­ли ле­са. Пе­ре­ле­ски, че­рем­ша, чи­стяк ве­сен­ний, хох­лат­ки, вет­ре­ни­цы, ме­ду­ни­цы… Схо­ро­ни­лись еще с ле­та – лишь от­цве­ли и сра­зу же за­сох­ли. Оста­лись клуб­ни да лу­ко­ви­цы. Вот их-то и на­до им сбе­речь. Хо­ро­шо, что поч­ва в ле­су не все­гда про­мер­за­ет. Снег, осо­бен­но све­же­вы­пав­ший, хо­ро­ший теп­ло­изо­ля­тор. Со­зда­ет свое­об­раз­ный пар­ник. И все бла­го­да­ря стро­е­нию сне­жи­нок. Лег­кие и рых­лые, они лишь на 5% со­сто­ят из во­ды, а осталь­ную часть за­ни­ма­ет воз­дух (кис­ло­род), а у него пло­хая теп­ло­про­вод­ность. По­это­му и не страш­ны рас­те­ни­ям под сне­гом су­точ­ные пе­ре­па­ды тем­пе­ра­тур. К то­му же он и от за­су­хи спа­са­ет: в снеж­ные зи­мы в нем со­дер­жит­ся до 1/3 го­до­вых осад­ков . Сто­ит сол­ныш­ку при­греть, как тя­нут­ся бе­лые, го­лу­бые, си­ре­не­вые го­лов­ки пер­во­цве­тов, воз­ве­щая о при­хо­де вес­ны. Но жизнь эфе­ме­ро­и­дов ко­рот­ка – цве­тут ра­но, а боль­ше вре­ме­ни на­хо­дят­ся в тем­ни­це…

В сос­няч­ке по­жух уз­ко­лист­ный мят­лик. Мно­гие бра­тья-сест­ры его – тра­вы зла­ко­вые – так­же зи­му­ют. Да и ве­реск обык­но­вен- ный рас­пла­стал­ся по зем­ле. То тут, то там зе­ле­не­ют и дру­гие рас­те­ния. Гру­шан­ка круг­ло­лист­ная, зи­мо­люб­ка зон­тич­ная, брус­ни­ка обык­но­вен­ная… Ли­сточ­ки их ко­жи­стые, вос­ком по­кры­тые, во­ду со­хра­ня­ют до вес­ны. А снег вы­па­дет – еще ком­форт­ней ста­нет. Ко­пы­тень ев­ро­пей­ский ло­пу­ши­стый с яс­нот­кой зе­лен­чу­ко­вой, по­хо­жей на кра­пи­ву, то­же храб­рят­ся. Ед­ва вид­ны, да и ли­стья из зем­ли тор­чат. Ждут, ко­гда снег их при­жмет. И то­гда под тол­щей его без невзгод они пе­ре­зи­му­ют… Мно­гие ку­стар­нич­ки, та­кие как чер­ни­ка обык­но­вен­ная и го­лу­би­ка то­пя­ная, на зи­му ски­ды­ва­ют ли­стья. Толь­ко стеб­ли го­лые сто­ят. А у зем­ля­ни­ки остат­ки за­сох­ших ли­стьев со­зда­ют оберт­ку для мо­ло­дых ли­сти­ков и укры­ва­ют вер­ху­шеч­ную цве­точ­ную поч­ку. Лишь снег сой­дет – тро­нут­ся в рост…

Еще недав­но пу­ши­лись, буд­то ми­ни-елоч­ки, ве­точ­ки хво­щей лес­ных. А те­перь по­ник­ли-по­жел­те­ли, толь­ко кор­ни оста­лись в зем­ле. Да и за­рос­ли то­пя­ных их бра­тьев по­гиб­ли. Как и у всех лю­би­те­лей во­ды, стеб­ли их мяг­кие, под­мерз­ли. Лишь тор­чат из-под под­стил­ки, зе­ле­не­ют круг­лый год пру­ти­ки, чуть тол­ще ка­ран­да­ша, хво­ща зи­му­ю­ще­го. Креп­кие они, как сталь, – под ко­рой у них кри­стал­лы крем­не­зе­ма. И мхи с ли­шай­ни­ка­ми и пла­у­на­ми не бо­ят­ся за­су­хи и лив­ней, не страш­ны им ни жа­ра, ни мо­ро­зы. И все­гда ажур­ны и гу­сты. По­хру­стят чу­ток без во­ды, дождь прой­дет – опять вос­пря­нут. Сне­га нет – не бе­да: они и так пе­ре­зи­му­ют…

Не стра­шен лю­тый мо­роз и хвой­ным. Игол­ки их, по­кры­тые плен­кой жи­ро­по­доб­но­го ве­ще­ства, ку­ти­ку­лой и вос­ко­вым на­ле­том, хоть и про­мер­за­ют, но не гиб­нут. Для них опас­нее зим­няя «за­су­ха». Хо­тя уз­кие, длин­ные, они ис­па­ря­ют вла­ги во мно­го раз мень­ше, чем лист. Да и устьи­ца у них по­гру­же­ны в глубь тка­ней, и вла­го­по­те­ри ми­ни­маль­ны. Вот и сто­ят, кра­су­ют­ся – и зи­мой, и ле­том од­ним цве­том – бо­яры­ни ели да ку­че­ря­вые сос­ны. Игол­ки их со­хра­ня­ют­ся всю зи­му, дер­жась на вет­ках 2–15 лет, в за­ви­си­мо­сти от ви­да. Лишь неж­ная хвоя лист­вен­ни­цы опа­да­ет еже­год­но…

У каж­до­го рас­те­ния – свой цикл раз­ви­тия, свой в жиз­ни путь. Так пред­на­чер­та­но при­ро­дой из­дав­на: од­ни без ли­стьев сто­ят зи­мой, дру­гие пря­чут­ся под сне­гом, а тре­тьи укры­ва­ют­ся в зем­ле… Все при­спо­со­би­лись: кто как су­мел...

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.