Три ве­се­лых де­ла: ро­дить­ся, же­нить­ся, уме­реть

7 dney - - БЕЛАРУСЬ – КИТАЙ - Да­рья ГИРГЕЛЬ

Про­дол­жа­ем пуб­ли­ка­цию эс­се пре­по­да­ва­те­ля фа­куль­те­та жур­на­ли­сти­ки БГУ Да­рьи Гиргель, несколь­ко лет про­ра­бо­тав­шей в Ки­тае в Хэнань­ском уни­вер­си­те­те (го­род Кай­фын) пре­по­да­ва­те­лем рус­ско­го язы­ка.

Хо­лод­ное на зав­трак? Нель­зя!

Од­на­жды на за­ня­тии по рус­ско­му язы­ку, за­креп­ляя лек­си­ку по те­ме «Еда», я ре­ши­ла ис­поль­зо­вать ме­тод на­гляд­но­сти и по­ка­за­ла сту­ден­там бли­ны, куп­лен­ные пе­ред на­ча­лом па­ры, что­бы утром не бес­по­ко­ить­ся, что съесть на зав­трак. Уви­дев про­зрач­ный па­кет с бли­на­ми, сту­ден­ты мгно­вен­но за­ма­ха­ли ру­ка­ми, да­вая мне по­нять, что я со­вер­ши­ла ошиб­ку. Же­ста­ми, по­ка­зы­вая на жи­вот, они пы­та­лись объ­яс­нить мне, что на зав­трак нель­зя есть хо­лод­ные про­дук­ты.

Ки­тай­цы уме­ют за­бо­тить­ся о сво­ем здо­ро­вье и охот­но де­лят­ся зна­ни­я­ми в во­про­сах ме­ди­ци­ны с ино­стран­ца­ми. Ко­гда ки­тай­ские кол­ле­ги пер­вый раз уго­ща­ли ме­ня ки­тай­ски­ми фи­ни­ка­ми (зи­зи­фус на­сто­я­щий, или уна­би, или юю­ба ки­тай­ская), не забыли рас­ска­зать о по­лез­ных свой­ствах это­го про­дук­та, осо­бен­но для жен­ско­го ор­га­низ­ма.

С точ­ки зре­ния тра­ди­ци­он­ной ки­тай­ской ме­ди­ци­ны, иде­аль­ная пи­ща долж­на быть при­ят­на на вкус, со­дер­жать пи­та­тель­ные ве­ще­ства и об­ла­дать це­леб­ны­ми свой­ства­ми. Ки­тай­цы де­лят все про­дук­ты на го­ря­чие, теп­лые, хо­лод­ные и ней­траль­ные. Наи­бо­лее цен­ные – ней­траль­ные, по­то­му что ор­га­низм за­тра­чи­ва­ет зна­чи­тель­но мень­ше энер­гии на их пе­ре­ва­ри­ва­ние.

Не­пра­виль­ный об­раз жиз­ни – пре­сы­ще­ние го­ря­чи­ми или хо­лод­ны­ми про­дук­та­ми – на­ру­ша­ет гар­мо­нич­ное те­че­ние энер­гии ци в ор­га­низ­ме, и че­ло­век чув­ству­ет недо­мо­га­ние. Сту­ден­ты ис­кренне про­яви­ли за­бо­ту о мо­ем здо­ро­вье, и, сле­дуя их доб­ро­му со­ве­ту – не осту­жать лиш­ний раз свой ор­га­низм и не ли­шать его жи­ви­тель­ной энер­гии ци, я от­ка­за­лась от хо­лод­ных бли­нов на зав­трак. За­ме­ни­ла их теп­лым баоц­зы – по­пу­ляр­ное ки­тай­ское блю­до, пред­став­ля­ю­щее со­бой неболь­шой пи­ро­жок, при­го­тов­ля­е­мый на па­ру.

Ба­буш­ку хо­ро­нят

Узнав о пред­сто­я­щей го­до­вой ко­ман­ди­ров­ке в Ки­тай, я на­ча­ла

нте­ре­со­вать­ся ки­тай­ской куль­туой и обы­ча­я­ми. Рас­спра­ши­ва­ла итай­ско­го кол­ле­гу об осо­бен­но­тях их мен­та­ли­те­та, но на все мои опро­сы он про­сто от­ве­чал: «При­е­ешь – са­ма все уви­дишь». В Ки­тае мне до­ве­лось на­блю­ать мно­го раз­ных си­ту­а­ций – но­гда за­бав­ных, ино­гда груст­ных. езна­ние, непо­ни­ма­ние дру­гой уль­ту­ры ча­сто при­во­дит нас к по­пеш­ным, оши­боч­ным вы­во­дам. ак слу­чи­лось и со мной. Од­на­жды тром по до­ро­ге в уни­вер­си­тет я слы­ша­ла ве­се­лую му­зы­ку, уви­деа лю­дей, стол­пив­ших­ся, как мне ока­за­лось, воз­ле вхо­да в ма­ле­ньий ма­га­зин­чик. Днем и ве­че­ром му­зы­ка проол­жа­ла иг­рать, а лю­ди не спе­и­ли рас­хо­дить­ся. «На­вер­ное, разд­ну­ют от­кры­тие но­во­го ма­зи­на», – рас­су­ди­ла я. И ре­ши­ла одой­ти по­бли­же. Но ни вы­вес­ки на­зва­ни­ем но­во­го ма­га­зи­на, ни ро­чей ат­ри­бу­ти­ки, свя­зан­ной с ткры­ти­ем, я не за­ме­ти­ла, од­на­ко бра­ти­ла вни­ма­ние, что у вхо­да в ма­га­зин» сто­я­ла па­ра кра­си­вых урав­лей, сде­лан­ных из бу­ма­ги. Мне бы то­гда уже вспом­нить, что ки­тай­ской ми­фо­ло­гии жу­рав­ли се­гда вы­сту­па­ли как по­сред­ни­ки еж­ду зем­ным и по­ту­сто­рон­ним ми­а­ми. Я ре­ши­ла уточ­нить у кол­ле­ги, ре­по­да­ва­тель­ни­цы рус­ско­го язы­ка, ита­ян­ки Ва­ли (ее рус­ское имя): – Ка­кой ма­га­зин се­го­дня от­крыи? Ва­ля про­сто от­ве­ти­ла: – А, это ба­буш­ку хо­ро­нят.

Как мне объ­яс­ни­ли, чем в бо­лее пре­клон­ном воз­расте уми­ра­ет че­ло­век в Ки­тае, тем ве­се­лее долж­на быть му­зы­ка на его по­хо­ро­нах. Ки­тай­цы го­во­рят: «У нас есть три ве­се­лых де­ла: ро­дить­ся, же­нить­ся и уме­реть».

В кни­ге Н.А. Спеш­не­ва «Ки­тай­цы: осо­бен­но­сти на­ци­о­наль­ной пси­хо­ло­гии» я про­чи­та­ла: «Тор­же­ствен­но об­став­лен­ные по­хо­ро­ны ки­тай­цам не по­нят­ны. Ошиб­ка ев­ро­пей­цев со­сто­ит в том, что они апри­о­ри пред­став­ля­ют се­бе, что по­хо­ро­ны долж­ны быть тор­же­ствен­ны­ми. По­хо­ро­ны, как и сва­дьба, долж­ны быть шум­ны­ми и до­ро­ги­ми, но нет при­чи­ны, по­че­му они долж­ны во что бы то ни ста­ло быть тор­же­ствен­ны­ми». И, ко­неч­но, нель­зя за­бы­вать, что бе­лый цвет в Ки­тае ас­со­ци­и­ру­ет­ся с тра­у­ром.

О не ры­дай, мой Па­о­ло...

Од­на­жды мне по­зво­ни­ли из уни­вер­си­те­та и, по­ин­те­ре­со­вав­шись, рас­по­ла­гаю ли я сво­бод­ным вре­ме­нем, веж­ли­во по­про­си­ли зай­ти. Чем вы­зва­на та­кая прось­ба, сфор­му­ли­ро­ван­ная столь пре­ду­пре­ди­тель­но? Мои мыс­ли кру­жи- лись во­круг сту­ден­тов, эк­за­ме­нов, пре­по­да­ва­тель­ской эти­ки и пред­сто­я­щих зим­них ка­ни­кул. Го­во­рят: « Жи­вешь – до все­го до­жи­вешь».

В офи­се я уви­де­ла незна­ко­мую мне мо­ло­дую ки­та­ян­ку. Нас пред­ста­ви­ли друг дру­гу. К со­жа­ле­нию, я не за­по­ми­на­ла ее име­ни. Она – на­чи­на­ю­щая опер­ная пе­ви­ца, по­лу­чи­ла му­зы­каль­ное об­ра­зо­ва­ние в Ки­тае и Ита­лии – при­мет уча­стие в меж­ду­на­род­ном кон­кур­се опер­ных ис­пол­ни­те­лей, ко­то­рый бу­дет про­хо­дить в Санкт-Пе­тер­бур­ге. По усло­ви­ям кон­кур­са участ­ни­кам на­до спеть од­ну опер­ную арию на рус­ском язы­ке.

Вре­ме­ни на по­ис­ки в Кай­фыне рус­ско­языч­но­го спе­ци­а­ли­ста с про­филь­ным му­зы­каль­ным об­ра­зо­ва­ни­ем уже со­всем не оста­ва­лось, по­это­му ме­ня по­про­си­ли по­слу­шать, как моя но­вая зна­ко­мая по­ет арию Фран­че­ски из опе­ры С. Рах­ма­ни­но­ва «Фран­чес­ка да Ри­ми­ни» и по­мочь ей ис­пра­вить на­сколь­ко воз­мож­но про­из­но­ше­ние рус­ских зву­ков. Че­рез день она долж­на бы­ла уле­теть в Пе­тер­бург. На­до бы­ло дей­ство­вать.

До­го­во­ри­лись о двух ре­пе­ти­ци­ях у ме­ня до­ма. Ки­та­ян­ка пе­ла, я осто­рож­но по­прав­ля­ла зву­ки и уда­ре­ния. От­чет­ли­во за­пом­ни­лись сло­ва: «О не ры­дай, мой Па­о­ло, не на­до». Мо­ло­дая опер­ная пе­ви­ца из Ки­тая бы­ла на­столь­ко усерд­на в обу­че­нии пе­нию и пра­виль­но­му про­из­но­ше­нию рус­ских слов, что на меж­ду­на­род­ном кон­кур­се в Санкт-Пе­тер­бур­ге она за­ня­ла вто­рое ме­сто, при этом ее рус­ский был без­упреч­ным.

Я люб­лю ки­тай­ские по­сло­ви­цы, в них рас­кры­ва­ет­ся на­ци­о­наль­ный ха­рак­тер. «Боль­шое сча­стье за­ви­сит от судь­бы, ма­лень­кое – от усер­дия». На­де­юсь, что у ге­ро­и­ни этой ис­то­рии скла­ды­ва­ет­ся все счаст­ли­во.

У те­бя бе­лая ко­жа

В Ки­тае мне ча­сто го­во­ри­ли, что у ме­ня бе­лая ко­жа. Я это рас­це­ни­ва­ла как ком­пли­мент. Пом­ню, как на за­ня­тии ки­тай­ские сту­ден­ты ис­кренне недо­уме­ва­ли и спра­ши­ва­ли ме­ня, по­че­му ев­ро­пей­цы и американцы в сво­бод­ное вре­мя лю­бят хо­дить в со­ля­рии, ко­гда на­до, на­о­бо­рот, ста­рать­ся укры­вать­ся от пря­мых сол­неч­ных лу­чей?

Бе­лая ко­жа в Ки­тае из­древ­ле счи­та­ет­ся при­зна­ком кра­со­ты и бла­го­род­ства. Лю­ди со свет­лой ко­жей все­гда ас­со­ци­и­ро­ва­лись с бо­гат­ством и вы­со­ким со­ци­аль­ным ста­ту­сом. На­при­мер, в ки­тай­ской ли­те­ра­ту­ре тон ко­жи ис­поль­зо­вал­ся для обо­зна­че­ния со­ци­аль­но­го ста­ту­са ге­ро­ев.

Се­го­дня в Ки­тае ни­кто не хо­чет вы­гля­деть кре­стья­ни­ном. Со­вре­мен­ная ки­та­ян­ка ста­ра­ет­ся, что­бы ее ко­жа все­гда бы­ла кра­си­вой. Ко­гда в Ки­тае теп­ло и яр­кое солн­це, да­мы скры­ва­ют­ся под зон­ти­ка­ми.

– У те­бя мо­гут быть некра­си­вые гла­за, кри­вой рот, ужас­ный нос, но ес­ли у те­бя бе­лая ко­жа, ты – кра­си­вый! – го­во­рят о се­бе ки­тай­цы.

Иде­аль­но, ко­гда ко­жа на ли­це фар­фо­ро­во-бе­лая и аб­со­лют­но без­упреч­ная. Счи­та­ет­ся, что ко­жа ки­та­ян­ки долж­на быть та­кой, что­бы по ней нель­зя бы­ло определить воз­раст. Мно­гие жен­щи­ны вка­лы­ва­ют се­бе спе­ци­аль­ные инъ­ек­ции, что­бы ко­жа бы­ла бе­лой. В ма­га­зи­нах про­да­ют­ся от­бе­ли­ва­ю­щие мас­ки. Ки­тай­ские сту­дент­ки рас­ска­за­ли мне, что они ста­ра­ют­ся 1-2 ра­за в день пить во­ду или чай с чай­ной лож­кой ме­да, по­ла­гая, что мед смяг­ча­ет ко­жу и в це­лом ока­зы­ва­ет по­ло­жи­тель­ное вли­я­ние на здо­ро­вье.

Си­ди и жди

Год я жи­ла в об­ще­жи­тии для ки­тай­ских пре­по­да­ва­те­лей. Ес­ли и бы­ли ка­кие-то бы­то­вые неудоб­ства, глав­ное, успо­ка­и­ва­ла я се­бя, что­бы ин­тер­нет ра­бо­тал ис­прав­но.

Но од­на­жды ве­че­ром, вер­нув­шись в свою ком­на­ту по­сле за­ня­тий, об­на­ру­жи­ла, что ин­тер­нет пе­ре­стал ра­бо­тать. Утром, пе­ред на­ча­лом за­ня­тий, я по­спе­ши­ла в офис, что­бы со­об­щить со­труд­ни­кам свою прось­бу под­клю­чить ин­тер­нет, и, убе­див­шись, что по­ня­ли ме­ня пра­виль­но (а ме­ня за­ве­ри­ли, что уже ве­че­ром ин­тер­нет-со­еди­не­ние бу­дет вос­ста­нов­ле­но), по­шла на за­ня­тия.

Но ве­че­ром ин­тер­нет не за­ра­бо­тал. Утром я опять от­пра­ви­лась в офис и рас­ска­за­ла, что по-преж­не­му не мо­гу вый­ти в ин­тер­нет. Ки­тай­ские со­труд­ни­ки ме­ня вы­слу­ша­ли, ска­за­ли, что про­ве­ря­ет­ся вся уни­вер­си­тет­ская сеть, и нуж­но по­до­ждать. Ме­ня об­на­де­жи­ли. Но ве­че­ром ин­тер­нет-со­еди­не­ния все еще не бы­ло.

Так про­дол­жа­лось несколь­ко дней под­ряд, по­ка я не спро­си­ла ки­тай­ско­го кол­ле­гу, что же мне де­лать, к ко­му об­ра­щать­ся в по­доб­ной си­ту­а­ции.

– Си­ди и жди, – по­сле­до­вал необыч­ный для ме­ня со­вет.

То есть мне нуж­но прий­ти в офис, рас­ска­зать о сво­ей про­бле­ме, остать­ся в офи­се и тер­пе­ли­во ждать, ко­гда про­бле­ма бу­дет ре­ше­на.

– Но я не мо­гу ждать в офи­се так дол­го. Да и за­чем? Как мое при­сут­ствие по­мо­жет вос­ста­но­вить ин­тер­нет-со­еди­не­ние? Кол­ле­га мне разъ­яс­нил: – Ес­ли ты при­дешь в офис, рас­ска­жешь, что у те­бя слу­чи­лось, и тут же уй­дешь, то ки­тай­цы мо­гут по­ду­мать, что про­бле­ма не на­столь­ко важ­на для те­бя, раз ты ухо­дишь, и ее ре­ше­ние мож­но от­ло­жить на неопре­де­лен­ный срок. Но ес­ли ты не ухо­дишь и ждешь, то они по­ни­ма­ют, что про­бле­ма се­рьез­ная, и при­ни­ма­ют­ся ее ре­шать. Ки­тай­цы го­во­рят: «Не бу­дешь тер­петь, сча­стье рас­та­ет как снег. Бу­дешь тер­петь, невзго­ды раз­ве­ют­ся как пе­пел».

В пят­ни­цу по­сле за­ня­тий я за­гля­ну­ла в офис, но сра­зу ухо­дить не спе­ши­ла. И хо­тя к кон­цу неде­ли мой за­пас тер­пе­ния за­кан­чи­вал­ся, при­шлось по­до­ждать. Все­го-то и на­до бы­ло – опла­тить до­ступ в ин­тер­нет и по­ка­зать кви­тан­цию. Со­вет «си­ди и жди» и ки­тай­ские уро­ки тер­пе­ния я вспо­ми­на­ла не раз. И все­гда с улыб­кой.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.