Куль­ту­ра

7 dney - - КУЛЬТУРА -

На­род­ный ар­тист Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции Юрий Николаев 16 де­каб­ря от­ме­тил свое 70-ле­тие. Не­из­мен­ный ве­ду­щий му­зы­каль­ной про­грам­мы «Утрен­няя поч­та», а за­тем и мно­гих дру­гих по­пу­ляр­ных пе­ре­дач про­дол­жа­ет ра­до­вать сво­их по­клон­ни­ков оп­ти­миз­мом и жиз­не­лю­би­ем. В по­след­ние го­ды – в ка­че­стве ав­то­ра и ве­ду­ще­го про­грам­мы «Чест­ное сло­во». – Юрий Алек­сан­дро­вич, как по­яв­ля­ют­ся та­лант­ли­вые ак­те­ры, те­ле­ве­ду­щие?

– Не­смот­ря на то, что моя ма­ма бы­ла ка­пи­та­ном КГБ, а па­па пол­ков­ни­ком МВД, су­ро­вая про­фес­сия на них не ска­за­лась. Я рос в ат­мо­сфе­ре обо­жа­ния, люб­ви и доб­ро­ты. Сколь­ко се­бя пом­ню, дом наш все­гда был хле­бо­соль­ным и к нам ча­сто при­хо­ди­ли го­сти. Ни од­но за­сто­лье не об­хо­ди­лось без ве­се­лья, пе­сен, мне очень нра­ви­лась эта ат­мо­сфе­ра празд­ни­ка. С ран­не­го дет­ства ро­ди­те­ли хо­те­ли, что­бы я раз­ви­вал­ся все­сто­ронне, по­это­му за­ни­мал­ся в несколь­ких спор­тив­ных сек­ци­ях, иг­рал на фор­те­пья­но. Чи­тал за­по­ем. Лю­бовь к кни­гам при­ве­ла ме­ня в дра­ма­ти­че­ский кру­жок при До­ме пи­о­не­ров, где я в 13 лет сыг­рал глав­ную роль в спек­так­ле «Звезд­ный маль­чик». По­том ме­ня при­гла­си­ли сыг­рать вме­сте со взрос­лы­ми в те­ле­ви­зи­он­ном спек­так­ле на Мол­дав­ском те­ле­ви­де­нии в пря­мом эфи­ре. Во дво­ре драз­ни­ли ар­ти­стом по­го­ре­ло­го те­ат­ра, ме­ня ста­ли узна­вать, дев­чон­ки за­гля­ды­вать­ся, и вме­сте с этим по­яви­лось же­ла­ние быть ар­ти­стом. Отец очень хо­тел, что­бы я по­шел, ес­ли не по его сто­пам, то обя­за­тель­но в Су­во­ров­ское учи­ли­ще, но бла­го­да­рен ему: он оста­вил вы­бор за мной.

– При­е­хав из Ки­ши­не­ва в Моск­ву, вы лег­ко по­сту­пи­ли в ГИТИС?

– В тот год, ко­гда я окан­чи­вал шко­лу, вы­пус­ка­ли сра­зу 10 и 11 класс, в ре­зуль­та­те вы­пуск­ни­ков стало в 2 ра­за боль­ше, со­от­вет­ствен­но, и кон­курс во все ву­зы стра­ны уве­ли­чил­ся. Но я успеш­но про­шел пер­вый тур, по­сле че­го рас­сла­бил­ся… Од­на­жды гу­лял по Москве. Про­хо­дя ми­мо ГИТИСа, ре­шил за­гля­нуть, в хол­ле уви­дел спис­ки аби­ту­ри­ен­тов, до­пу­щен­ных к тре­тье­му ту­ру. С удив­ле­ни­ем об­на­ру­жил, что ме­ня в них нет. Я остол­бе­нел: как так? Ведь вто­ро­го ту­ра еще не бы­ло. И вдруг мое оце­пе­не­ние пре­рвал крик: «Николаев, ты с ума со­шел, те­бя три­жды объ­яв­ля­ли, где ты про­пал?». Я рва­нул в ауди­то­рию и уго­во­рил, что­бы у ме­ня при­ня­ли эк­за­мен.

– Вы успеш­но ра­бо­та­ли в те­ат­ре име­ни Пуш­ки­на, а помни­те свой де­бют в ки­но?

– Сра­зу по­сле окон­ча­ния ГИТИСа мне пред­ло­жи­ли глав­ную роль на ки­но­сту­дии «Бе­ла­русь­фильм» в ки­но­лен­те «Большие пе­ре­го­ны», где вме­сте со мной иг­рал лю­би­мый несколь­ки­ми по­ко­ле­ни­я­ми ар­тист Ни­ко­лай Афа­на­сье­вич Крюч­ков, из­вест­ные ак­те­ры Глеб Стри­же­нов, Ни­ко­лай Ере­мен­ко, Ни­ко­лай Мерз­ли­кин. Во вре­мя съе­мок мы жи­ли в го­сти­ни­це «Сож» в Го­ме­ле, и ту­да мне при­ш­ла по­вест­ка в во­ен­ко­мат. Не­смот­ря на то, что я ра­бо­тал в те­ат­ре и сни­мал­ся в глав­ной ро­ли, ни ру­ко­вод­ство ки­но­сту­дии, ни ре­жис­сер ни­че­го не смог­ли сде­лать, и ме­ня при­зва­ли в ар­мию. Так как съем­ки бы­ли в раз­га­ре, един­ствен­ное, что уда­лось, – от­пра­вить ме­ня слу­жить в Ан­самбль пес­ни и пляс­ки Крас­но­зна­мен­но­го Бе­ло­рус­ско­го во­ен­но­го окру­га, по­это­му я од­но­вре­мен­но слу­жил и сни­мал­ся в ки­но.

– Прав­да, что, ра­бо­тая в те­ат­ре, вы жи­ли в од­ной квар­ти­ре с Вла­ди­ми­ром Мень­шо­вым и Ве­рой Ален­то­вой?

– У те­ат­ра име­ни Пуш­ки­на бы­ла трех­ком­нат­ная квар­ти­ра

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.