«Я ВАС ВСЕХ ЛЮБ­ЛЮ»

AiF Minsk - - ТРАГЕДИЯ ГЛАВНОЕ -

Он при­шёл в «Зим­нюю виш­ню» с ма­мой, па­пой и 4-лет­ней сест­рён­кой, что­бы ку­пить ве­сен­нюю шап­ку. По пу­ти за­шли в иг­ро­вую ком­на­ту - как раз то­гда, ко­гда на­чал­ся по­жар. В па­ни­ке се­мья за­блу­ди­лась в за­ко­ул­ках ТРЦ и в ито­ге ока­за­лась в ло­вуш­ке. Маль­чи­ка отец успел вы­тол­кать из ок­на чет­вёр­то­го эта­жа. Упав на ас­фальт, школь­ник по­лу­чил се­рьёз­ную трав­му - пе­ре­лом та­за. Сей­час Се­рё­жа на­хо­дит­ся в дет­ской мно­го­про­филь­ной боль­ни­це.

Вла­сти обе­ща­ют, что ре­а­би­ли­та­цию маль­чик бу­дет про­хо­дить в луч­ших кли­ни­ках стра­ны. По­ка Се­рё­жа в боль­ни­це, ке­ме­ров­чане на­шли его тё­тю. Она по­мо­жет ему пе­ре­жить ужас по­те­ри - ведь ро­ди­те­ли и млад­шая сест­ра по­гиб­ли в «Зим­ней вишне».

В день тра­ге­дии в ки­но­за­ле «Зим­ней виш­ни» на­хо­ди­лись Ан­на и Дмит­рий За­реч­не­вы вме­сте со сво­им 7-лет­ним сы­ном. Ан­на вспо­ми­на­ет: «Мы при­шли как раз к на­ча­лу филь­ма. Ме­ста бы­ли в 1-м за­ле на 5-м ря­ду. Где-то в се­ре­дине се­ан­са раз­дал­ся крик: «По­жар!» Я схва­ти­ла сы­на за ру­ку и быст­ро по­бе­жа­ла к вы­хо­ду. По­че­му-то сиг­на­ли­за­цию слыш­но не бы­ло, мы услы­ша­ли её толь­ко на пер­вом эта­же… Че­рез од­ни узкие две­ри тол­па ло­ма­ну­лась из за­ла. Вто­рой вы­ход по­че­му-то не от­кры­ли. Хо­тя по эта­жу уже ва­лил чёр­ный ед­кий дым, ко­то­рый пол­но­стью за­тя­нул дет­скую иг­ро­вую пло­щад­ку и вто­рой ки­но­зал… Очень мно­го пла­чу­щих и кри­ча­щих де­тей. Это бы­ло страшно». На тре­тьем эта­же муж­чи­на кри­чал в па­ни­ке, что в од­ном из кинозалов его де­ти. Муж Ан­ны, Дмит­рий, по­пы­тал­ся про­брать­ся к де­тям, ко­то­рые ока­за­лись в пле­ну у ед­ко­го ды­ма. Ды­шать уже бы­ло нечем. Дмит­рий по­до­брал бро­шен­ную кем-то шап­ку, об­лил её во­дой и хо­тел ис­поль­зо­вать как ре­спи­ра­тор. Но и шап­ка не по­мо­га­ла… А в это вре­мя его сын пла­кал: «Наш па­па по­гиб­нет?» Ан­на с тру­дом смог­ла успо­ко­ить кри­ча­ще­го ре­бён­ка и вы­ве­сти его из тор­го­во­го цен­тра. Че­рез вен­ти­ля­ци­он­ные шах­ты дым уже до­шёл до пер­во­го эта­жа. Пер­ши­ло в гор­ле, сле­зи­лись гла­за… «Сын успо­ко­ил­ся, толь­ко ко­гда в две­рях по­явил­ся наш па­па. Сла­ва бо­гу, что мы все от­ту­да вы­бра­лись», - вспо­ми­на­ет Ан­на.

Ма­те­ри­а­лы под­го­то­ви­ли: Юлия ШИГАРЕВА (ре­дак­тор руб­ри­ки, Па­вел КА­ЗА­КОВ («АиФ в Куз­бас­се»).

Ма­шу Мо­роз на­шли под об­лом­ка­ми кры­ши на вто­рой день спа­са­тель­ной опе­ра­ции. Ко­гда бу­ше­вал по­жар, 13-лет­няя школь­ни­ца от­пра­ви­ла из ки­но­за­ла про­щаль­ное со­об­ще­ние сво­им дру­зьям: «Мы го­рим. Я вас люб­лю. Всех. Воз­мож­но про­щай­те». В пер­вые сут­ки она чис­ли­лась про­пав­шей без ве­сти. Од­но­класс­ни­ки из 89-го ли­цея пе­ре­пи­сы­ва­лись в ча­тах, в груп­пах, на ка­на­лах - кто что смог про неё узнать… Пе­ре­жи­ва­ли за «гор­дость шко­лы» - ведь де­воч­ка бы­ла от­лич­ни­цей и по­лу­ча­ла гу­бер­на­тор­скую сти­пен­дию. Хо­ди­ла в сту­дию тан­цев, пре­крас­но ри­со­ва­ла, за­ни­ма­лась пла­ва­ни­ем, изу­ча­ла ан­глий­ский.

На­ко­нец Ма­шу на­шли. Ещё жи­вой. Успе­ли до­вез­ти до боль­ни­цы, но там она умер­ла, не при­хо­дя в со­зна­ние.

Ека­те­ри­на БАРОВА, Сер­гей ГРАЧЁВ,

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.