ФУН­ДА­МЕНТ ЖИЗ­НИ НА­РО­ДА

Исто­ри­че­ские и со­ци­о­куль­тур­ные ис­то­ки ста­нов­ле­ния бе­ло­рус­ской го­су­дар­ствен­но­сти

Belaruskaya Dumka - - ЗМЕСТ - Ста­тья по­сту­пи­ла в редакцию 15.03.2018 г.

Исто­ри­че­ские и со­ци­о­куль­тур­ные ис­то­ки ста­нов­ле­ния бе­ло­рус­ской го­су­дар­ствен­но­сти

ядви­га яскевИч. фун­да­мент жиз­ни на­ро­да. Исто­ри­че­ские и со­ци­о­куль­тур­ные ис­то­ки ста­нов­ле­ния бе­ло­рус­ской го­су­дар­ствен­но­сти. Ав­тор рас­кры­ва­ет исто­ри­че­ские и со­ци­о­куль­тур­ные ис­то­ки ста­нов­ле­ния бе­ло­рус­ской го­су­дар­ствен­но­сти, опи­ра­ясь на ре­кон­струк­цию ос­нов­ных этапов ис­то­рии Бе­ла­ру­си. В ста­тье обос­но­вы­ва­ет­ся мысль о том, что тра­ди­ци­он­ные фор­мы ин­сти­ту­ци­о­наль­ной ор­га­ни­за­ции об­ще­ми­ро­во­го об­ще­жи­тия в ви­де вза­и­мо­дей­ствия на­ци­о­наль­ных го­су­дарств столь же ак­ту­аль­ны и се­год­ня в усло­ви­ях гло­ба­ли­за­ции. По­это­му все бо­лее оче­вид­ной ста­но­вит­ся необ­хо­ди­мость со­хра­не­ния на­ци­о­наль­ных тра­ди­ций и куль­тур­ных при­о­ри­те­тов в кон­тек­сте ста­нов­ле­ния и укреп­ле­ния бе­ло­рус­ской го­су­дар­ствен­но­сти. клю­че­вые сло­ва: бе­ло­рус­ская го­су­дар­ствен­ность, вза­и­мо­дей­ствие на­ци­о­наль­ных го­су­дарств, гло­ба­ли­за­ция, ис­то­рия Бе­ла­ру­си, спе­ци­фи­ка бе­ло­рус­ской куль­ту­ры, со­хра­не­ния на­ци­о­наль­ных тра­ди­ций и куль­тур­ных при­о­ри­те­тов. Yadzviha YASKEVICH. Foundation of a nation. Historical and socio-cultural background of the Belarusian statehood. The author analyzes milestones of Belarus’ history and examines historical and socio-cultural origins of the Belarusian statehood. The author believes that traditional forms of global institutional management in the form of interaction of nation states remain just as relevant in the era of globalization. Therefore, it is getting increasingly obvious that Belarus should preserve national traditions and cultural values as it develops and strengthens its statehood. Keywords: Belarusian statehood, interaction of nation states, globalization, history of Belarus, specificity of Belarusian culture, preservation of national traditions and cultural priorities.

Ис­то­рия Бе­ла­ру­си пред­став­ля­ет со­бой часть ис­то­рии об­ще­сла­вян­ской, ев­ро­пей­ской и ми­ро­вой ци­ви­ли­за­ции. Про­шлое на­ше­го на­ро­да – неотъ­ем­ле­мое бо­гат­ство и важ­ней­ший фак­тор на­цио- наль­но­го са­мо­со­зна­ния и раз­ви­тия бе­ло­рус­ской го­су­дар­ствен­но­сти. Имен­но по­это­му ис­то­ри­че­ская ле­то­пись Бе­ла­ру­си долж­на стро­ить­ся на на­ци­о­наль­ных при­о­ри­те­тах бе­ло­рус­ско­го на­ро­да, пат­ри­о­ти­че­ско­го от­но­ше­ния к сво­е­му Оте­че­ству, то есть ис­хо­дить из объ­ек­тив­ных, на­ци­о­наль­ных по­зи­ций, с при­вле­че­ни­ем ре­пре­зен­та­тив­ных до­ку­мен­тов по всем пе­ри­о­дам раз­ви­тия бе­ло­рус­ско­го эт­но­са, ис­хо­дя из меж­ду­на­род­но­го ха­рак­те­ра ис­то­ри­че­ской на­у­ки и ис­то­ри­че­ско­го про­цес­са. Лю­бая на­ция не мо­жет быть жиз­не­устой­чи­вой и ста­биль­ной без под­лин­но осмыс­лен­но­го и исторически вос­ста­нов­лен­но­го про­шло­го, по­сколь­ку ис­то­рия, как под­чер­ки­вал Вац­лав Ла­стов­ский, это фун­да­мент, на ко­то­ром стро­ит­ся жизнь на­ро­да [1, с. 7–17].

В оте­че­ствен­ной на­у­ке по­след­них де­ся­ти­ле­тий в ос­нов­ном ис­поль­зу­ет­ся

ци­ви­ли­за­ци­он­ный под­ход, ко­то­рый со­че­та­ет­ся с фор­ма­ци­он­ным и обес­пе­чи­ва­ет бо­лее адек­ват­ное по­ни­ма­ние про­шло­го Бе­ла­ру­си в кон­тек­сте ми­ро­во­го про­цес­са с при­зна­ни­ем на­ци­о­наль­ных и об­ще­че­ло­ве­че­ских цен­но­стей и при­о­ри­те­тов в осмыс­ле­нии со­бы­тий и фак­тов, рас­смот­ре­ни­ем оте­че­ствен­ной ис­то­рии как ор­га­нич­ной ча­сти ев­ро­пей­ской и ми­ро­вой ис­то­рии, ак­ту­а­ли­за­ци­ей про­бле­мы бе­ло­рус­ской го­су­дар­ствен­но­сти.

Уже в се­ре­дине 1980-х го­дов Бе­ла­русь всту­пи­ла в пе­ри­од ра­ди­каль­ных со­ци­аль­но-по­ли­ти­че­ских транс­фор­ма­ций, обу­слов­лен­ных кри­зис­ны­ми яв­ле­ни­я­ми в жиз­ни со­вет­ско­го об­ще­ства. Воз­мож­но­сти ис­поль­зо­ва­ния ад­ми­ни­стра­тив­ных ме­то­дов в эко­но­ми­ке бы­ли ис­чер­па­ны, в СССР про­воз­гла­си­ли курс на «уско­ре­ние со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия стра­ны» и «пе­ре­строй­ку». Ра­ди­каль­ные со­бы­тия 1990-х го­дов спо­соб­ство­ва­ли ста­нов­ле­нию бе­ло­рус­ской го­су­дар­ствен­но­сти и ее по­ли­ти­че­ских ин­сти­ту­тов (ин­сти­ту­ты пре­зи­дент­ства, пар­ла­мен­та­риз­ма и др.). 27 июля 1990 го­да Вер­хов­ный Со­вет БССР при­нял Декла­ра­цию о го­су­дар­ствен­ном су­ве­ре­ни­те­те БССР. С это­го вре­ме­ни и на­чи­на­ет­ся стро­и­тель­ство бе­ло­рус­ско­го го­су­дар­ства, со­про­вож­да­ю­ще­е­ся вхож­де­ни­ем Бе­ла­ру­си в но­вые со­ю­зы с быв­ши­ми рес­пуб­ли­ка­ми СССР, в том чис­ле в Со­юз­ное го­су­дар­ство с Рос­сий­ской Фе­де­ра­ци­ей, в Евразийский эко­но­ми­че­ский со­юз и др. [2, с. 165–166].

На­ци­о­наль­ная куль­ту­ра бе­ло­ру­сов скла­ды­ва­лась на ос­но­ве бе­ло­рус­ско­го эт­но­са во вза­и­мо­дей­ствии с раз­лич­ны­ми эт­ни­че­ски­ми груп­па­ми – рус­ски­ми, по­ля­ка­ми, ли­тов­ца­ми, укра­ин­ца­ми, ев­ре­я­ми, та­та­ра­ми и др. На про­тя­же­нии все­го сво­е­го раз­ви­тия она ощу­ща­ла вли­я­ние тра­ди­ций дру­гих на­ро­дов и са­ма зна­чи­тель­но вли­я­ла на них. Тес­ные вза­и­мо­свя­зи бы­ли обу­слов­ле­ны, преж­де все­го, гео­гра­фи­че­ским по­ло­же­ни­ем Бе­ла­ру­си меж­ду Во­сто­ком и За­па­дом, так­же тем, что на ее тер­ри­то­рии рас­по­ла­га­ют­ся два боль­ших куль­тур­ных ре­ги­о­на – пра­во­слав­но-ви­зан­тий­ский и рим­ско­ка­то­ли­че­ский [3, с. 268–271].

За вре­мя сов­мест­но­го су­ще­ство­ва­ния бе­ло­рус­ско­го, укра­ин­ско­го и рус­ско­го на­ро­дов в со­ста­ве Ки­ев­ской Ру­си (IX – пер­вая треть XIII ве­ка) в ос­нов­ном сфор­ми­ро­ва­лась до­воль­но близ­кая в эт­ни­че­ском плане для все­го на­се­ле­ния ма­те­ри­аль­ная и ду­хов­ная куль­ту­ра, ценности ко­то­рой в оди­на­ко­вой сте­пе­ни при­над­ле­жат ду­хов­но­му на­сле­дию этих на­ро­дов. Боль­шую роль в обо­га­ще­нии ду­хов­ной жиз­ни бе­ло­ру­сов, при­об­ще­нии их к хри­сти­ан­ской ре­ли­гии сыг­ра­ли про­све­ти­те­ли Ев­фро­си­ния По­лоц­кая, Ки­рилл Ту­ров­ский, Кли­мент Смо­ля­тич, Авра­амий Смо­лен­ский и дру­гие вы­да­ю­щи­е­ся цер­ков­ные де­я­те­ли, пи­са­те­ли и мыс­ли­те­ли. На про­тя­же­нии XI–XIII ве­ков зна­чи­тель­ное вли­я­ние на уро­вень зод­че­ства, пись­мен­но­сти, свет­ско­го и цер­ков­но­го изоб­ра­зи­тель­но­го ис­кус­ства ока­зы­ва­ли ви­зан­тий­ские ка­но­ны и тра­ди­ции. По утвер­жде­нию из­вест­но­го бе­ло­рус­ско­го фи­ло­со­фа Вла­ди­ми­ра Ко­но­на, куль­ту­ра это­го вре­ме­ни пред­став­ля­ла со­бой тип «ран­не­хри­сти­ан­ско­го Воз­рож­де­ния», рож­ден­но­го столк­но­ве­ни­ем и син­те­зом твор­че­ских ис­ка­ний мо­ло­до­го эт­но­са, хри­сти­ан­ско­го ду­хов­но­го по­движ­ни­че­ства и при­не­сен­ной из Ви­зан­тии эл­ли­ни­сти­че­ской куль­ту­ры [4].

В пе­ри­од с кон­ца XIII по XV век про­ис­хо­дит слож­ный культурный син­тез: к сла­вя­но-ви­зан­тий­ской тра­ди­ции при­со­еди­ня­ют­ся за­пад­но­ев­ро­пей­ские твор­че­ские им­пуль­сы. В XVI ве­ке эти вли­я­ния уси­ли­ва­ют­ся и про­ис­хо­дит ста­нов­ле­ние ста­ро­бе­ло­рус­ско­го язы­ка, раз­ви­тие ху­до­же­ствен­ной куль­ту­ры на ос­но­ве соб­ствен­ных куль­тур­ных осо­бен­но­стей в со­че­та­нии с ви­зан­тий­ски­ми и за­пад­но­ев­ро­пей­ски­ми об­раз­ца­ми. «Хри­сти­ан­ский» гу­ма­низм бе­ло­рус­ско­го Воз­рож­де­ния, эти­че­ская на­прав­лен­ность про­из­ве­де­ний на­ци­о­наль­ной ли­те­ра­ту­ры, ценности ли­бе­ра­лиз­ма, ре­ли­ги­оз­ная то­ле­рант­ность – все это опре­де­ли­ло осо­бое зна­че­ние дан­но­го пе­ри­о­да и бы­ло по­ло­же­но в ос­но­ва­ние бе­ло­рус­ской куль­ту­ры.

Ши­ро­ким свя­зям бе­ло­рус­ской и ев­ро­пей­ской куль­тур на­ря­ду с гео­гра­фи­че­ским по­ло­же­ни­ем со­дей­ство­вал и об­ще­ствен­но-по­ли­ти­че­ский строй, на­прав­лен­ный на осво­е­ние луч­ших до-

сти­же­ний за­пад­но­ев­ро­пей­ской ци­ви­ли­за­ции. Рас­цве­ту эко­но­ми­че­ской и куль­тур­ной жиз­ни бе­ло­рус­ских го­ро­дов спо­соб­ство­ва­ли Маг­де­бург­ское пра­во, а так­же пло­до­твор­ная ра­бо­та в этих на­се­лен­ных пунк­тах ма­сте­ров из За­пад­ной Ев­ро­пы (немец­ких, ита­льян­ских, ни­дер­ланд­ских и др.). Зна­чи­тель­ное раз­ви­тие, на­ря­ду с ки­рил­ли­че­ски­ми из­да­ни­я­ми, по­лу­чи­ли и ла­ти­но­языч­ные кни­ги. Уче­ба в уни­вер­си­те­тах Кра­ко­ва, Па­дуи, Бо­ло­ньи, Ке­нигсбер­га бы­ла для то­гдаш­ней бе­ло­рус­ской ин­тел­ли­ген­ции обыч­ным яв­ле­ни­ем. В Ве­ли­ком Кня­же­стве Ли­тов­ском бе­ло­рус­ские куль­ту­ра и язык стали ос­нов­ны­ми для раз­лич­ных этносов, на­се­ля­ю­щих его.

Оформ­ле­ние бе­ло­рус­ской на­род­но­сти в пе­ри­од ВКЛ и ста­нов­ле­ние бе­ло­рус­ско­го ти­па куль­ту­ры свя­за­но, преж­де все­го, с раз­ви­ти­ем язы­ка. В это вре­мя Ф. Ско­ри­ной был сде­лан пе­ре­вод Биб­лии на ста­ро­бе­ло­рус­ский (по то­гдаш­ней тер­ми­но­ло­гии – «русь­ка мо­ва») язык. На нем пи­са­лись со­гла­ше­ния, ве­лось де­ло­про­из­вод­ство, ар­хив го­су­дар­ствен­ной кан­це­ля­рии, ко­то­рый со­хра­нил­ся под на­зва­ни­ем Мет­ри­ка Ве­ли­ко­го Кня­же­ства Ли­тов­ско­го, со­зда­ны три ре­дак­ции Ста­ту­та ВКЛ. По­сред­ством род­но­го язы­ка пред­ста­ви­те­ли бе­ло­рус­ско­го Воз­рож­де­ния вы­ра­жа­ли при­над­леж­ность к сво­ей куль­тур­ной тра­ди­ции.

Гу­ма­ни­сти­че­ские идеи и ценности ев­ро­пей­ско­го Ре­нес­сан­са да­ли тол­чок со­зда­нию на оте­че­ствен­ной поч­ве оригинальных ли­те­ра­тур­ных про­из­ве­де­ний. Толь­ко во вто­рой по­ло­вине XVI ве­ка объ­ем вы­пу­щен­ных в Бе­ла­ру­си книг в де­сять раз пре­вы­шал ко­ли­че­ство из­да­ний, от­пе­ча­тан­ных в Мос­ков­ском го­су­дар­стве.

В XVI – на­ча­ле XVIII ве­ка пер­во­сте­пен­ную роль в раз­ви­тии бе­ло­рус­ской куль­ту­ры на­чи­на­ет иг­рать кон­фес­си­о­наль­ный фак­тор. Религия ста­но­вит­ся и при­зна­ком куль­тур­ной при­над­леж­но­сти. По­пыт­кой со­зда­ния соб­ствен­ной бе­ло­рус­ской ре­ли­гии в ка­ком-то смыс­ле мож­но на­звать уни­ат­ство (объ­еди­не­ние за­пад­ной и во­сточ­ной вет­вей хри­сти­ан­ства с при­зна­ни­ем вер­хо­вен­ства рим­ско­го па­пы и со­хра­не­ни­ем гре­че­ской об­ряд­но­сти). В кон­це XVIII ве­ка с ним отож­деств­ля­ло се­бя око­ло 70 % на­се­ле­ния Бе­ла­ру­си. Уния не толь­ко ста­ла ре­ли­ги­ей боль­шин­ства на­се­ле­ния, в бо­го­слу­же­нии она ис­поль­зо­ва­ла белорусский язык. На про­тя­же­нии бо­лее чем двух­сот­лет­ней ис­то­рии уни­ат­ства в Бе­ла­ру­си на его цен­но­стях вы­рос­ло несколь­ко по­ко­ле­ний. С лик­ви­да­ци­ей унии в 1839 го­ду на­чал­ся мас­со­вый пе­ре­ход в ка­то­ли­че­ство и пра­во­сла­вие. По­сле че­го в во­про­сах ре­ли­гии у бе­ло­ру­сов к XIX ве­ку сло­жи­лись опре­де­ле­ния – «ве­ры поль­ской» (уния и ка­то­ли­че­ство) или «ве­ры рус­ской» (пра­во­сла­вие). Дол­гое вре­мя су­ще­ство­ва­ло та­кое пред­став­ле­ние: ка­то­лик – зна­чит по­ляк, пра­во­слав­ный – рус­ский.

С кон­ца XVIII ве­ка бе­ло­рус­ские земли ока­за­лись в со­ста­ве Рос­сий­ской им­пе­рии. В это вре­мя в бе­ло­рус­ской куль­ту­ре пер­во­сте­пен­ное зна­че­ние на­чи­на­ют при­об­ре­тать яв­ле­ния на­род­ной куль­ту­ры. Это бы­ло за­ко­но­мер­но в усло­ви­ях, ко­гда выс­шие слои об­ще­ства пе­ре­хо­ди­ли в рус­ло сна­ча­ла поль­ской, за­тем – рус­ской го­су­дар­ствен­но­сти. На­ци­о­наль­ной куль­ту­ре для то­го, что­бы со­хра­нить се­бя, тре­бо­ва­лось «пе­рей­ти» на иной уро­вень – на­род­ный, фольк­лор­ный. На­чи­ная с XIX ве­ка бе­ло­рус­ская куль­ту­ра при­об­ре­та­ет уни­каль­ную осо­бен­ность, ста­но­вит­ся куль­ту­рой кре­стьян­ства, в ос­но­ве ко­то­рой ле­жит бо­га­тей­ший фольк­лор.

По­иск спе­ци­фич­но­сти, соб­ствен­но­го «ли­ца» бе­ло­рус­ской куль­ту­ры ха­рак­те­рен для на­ших на­ци­о­наль­ных де­я­те­лей XIX – на­ча­ла ХХ ве­ка (Ф. Бо­гу­ше­вич, Я. Ку­па­ла, И. Аб­ди­ра­ло­вич, А. Цви­ке­вич и др.). Во вто­рой по­ло­вине XIX ве­ка воз­ни­ка­ет про­ект по­стро­е­ния на­ци­о­наль­ной куль­ту­ры. На­чи­на­ет­ся ин­тен­сив­ное изу­че­ние ис­то­рии бе­ло­рус­ско­го края, его язы­ка, бо­га­тых фольк­лор­ных тра­ди­ций. Воз­ни­ка­ет фе­но­мен поль­ско-бе­ло­рус­ских по­этов и пи­са­те­лей: А. Миц­ке­вич, Я. Че­чот, В. Сы­ро­ком­ля и др. В кон­це XIX ве­ка на­род из объ­ек­та опи­са­ния и ис­сле­до­ва­ния пре­вра­ща­ет­ся в субъ­ект ис­то­рии. На­чи­на­ет­ся фор­ми­ро­ва­ние дис­кур­са на­ци­о­наль­но­го воз­рож­де­ния.

Од­ним из пер­вых сфор­му­ли­ро­вал идею бе­ло­рус­ско­го пу­ти И. Аб­ди­ра­ло­вич (Кон­чев­ский). В сво­ем трак­та­те «Ад­веч­ным

шля­хам: дась­лед­зі­ны бе­ла­рус­ка­га сь­ве­та­гля­ду» (1921) он рас­смат­ри­ва­ет ис­то­рию Бе­ла­ру­си как ис­то­рию ко­ле­ба­ния меж­ду За­па­дом и Во­сто­ком. От­сю­да и воз­ни­ка­ет идея пу­ти, сред­ством дви­же­ния по ко­то­ро­му яв­ля­ет­ся твор­че­ство [5 , с. 23].

Для Бе­ла­ру­си про­бле­ма са­мо­иден­ти­фи­ка­ции свя­за­на со слож­но­стью ис­то­ри­че­ско­го пу­ти раз­ви­тия, пре­ры­ви­сто­стью куль­тур­ной тра­ди­ции. На­хож­де­ние Бе­ла­ру­си в со­ста­ве Ре­чи Пос­по­ли­той, Рос­сий­ской им­пе­рии, СССР повли­я­ло на мен­та­ли­тет на­ше­го на­ро­да, си­сте­му его цен­но­стей. Бе­ло­рус­ские земли на про­тя­же­нии зна­чи­тель­но­го ис­то­ри­че­ско­го вре­ме­ни по­сто­ян­но под­вер­га­лись пе­ре­де­лам. Воз­мож­но этим объ­яс­ня­ет­ся то, что са­мо­иден­ти­фи­ка­ция бе­ло­ру­сов но­си­ла в ос­нов­ном ло­каль­ный ха­рак­тер и ос­но­вы­ва­лась боль­ше на при­над­леж­но­сти к опре­де­лен­ной тер­ри­то­рии, мест­но­сти, ре­ги­о­ну («тут­эй­шыя»), со­ци­аль­ной груп­пе (пра­во­слав­ные, ка­то­ли­ки и т. д.), кла­ну, ро­ду, се­мье, не до­хо­дя до уров­ня на­ции и го­су­дар­ства. Ис­клю­чи­тель­ная лю­бовь к род­ной зем­ле, при­вя­зан­ность к род­ным ме­стам, хо­зяй­ствен­ность, бе­реж­ли­вость, тру­до­лю­бие, го­сте­при­им­ство, со­стра­да­ние, пре­дан­ность се­мье и се­мей­но-ро­до­вая со­ли­дар­ность – ха­рак­тер­ные чер­ты мен­та­ли­те­та бе­ло­ру­сов.

В по­след­ние де­ся­ти­ле­тия во­прос на­ци­о­наль­но-куль­тур­ной са­мо­иден­ти­фи­ка­ции при­об­рел боль­шую остро­ту. Это свя­за­но с гло­баль­ны­ми из­ме­не­ни­я­ми, ко­то­рые сей­час про­ис­хо­дят в ми­ре. На­ци­о­наль­ная иден­тич­ность, как и куль­тур­ная, не яв­ля­ет­ся чем-то раз и на­все­гда дан­ным, неиз­мен­ным. Она име­ет свой­ство за­рож­дать­ся и ис­че­зать, пе­ре­жи­вать про­цесс транс­фор­ма­ции и быть все вре­мя в раз­ви­тии. В част­но­сти, по­лу­чи­ли рас­про­стра­не­ние но­вые ин­фор­ма­ци­он­ные фор­мы бы­тия в куль­ту­ре. Они со­зда­ют прин­ци­пи­аль­но но­вые сфе­ры куль­тур­ной иден­тич­но­сти – са­мо­опре­де­ле­ния лич­но­сти в си­сте­ме куль­ту­ры.

Ес­ли в «клас­си­че­ской» куль­ту­ре иден­тич­ность осо­зна­ва­лась и стро­и­лась как на­бор опре­де­лен­ных стан­дар­тов по­ве­де­ния и мыш­ле­ния, ос­но­ван­ных на тра­ди­ци­он­ных фор­мах транс­ля­ции цен­но­стей, то для «мо­за­ич­ной» куль­ту­ры ин­фор­ма­ци­он­но­го об­ще­ства ха­рак­те­рен ши­ро­кий спектр воз­мож­ных цен­ност­ных ори­ен­та­ций и сти­лей жиз­ни. Со­вре­мен­ные про­цес­сы гло­ба­ли­за­ции ве­дут к со­зда­нию гло­баль­ной куль­ту­ры, про­стран­ством ко­то­рой ста­но­вят­ся не от­дель­ные ча­сти Земли, а весь мир. Воз­ни­ка­ет все боль­ше транс­на­ци­о­наль­ных струк­тур: куль­тур­ных, по­ли­ти­че­ских, эко­но­ми­че­ских. На­ци­о­наль­ный и культурный фак­то­ры иден­тич­но­сти со­хра­ня­ют­ся, но иг­ра­ют мень­шую роль в срав­не­нии с ин­ди­ви­ду­аль­ной и груп­по­вой иден­тич­но­стью.

Ак­тив­ность ин­фор­ма­ци­он­ных про­цес­сов к кон­цу ХХ – на­ча­лу XXI ве­ка ста­ла столь вы­со­кой, что воз­ни­ка­ет необ­хо­ди­мость адап­та­ции всей си­сте­мы куль­ту­ры к гло­баль­но­му ин­фор­ма­ци­он­но­му по­лю че­ло­ве­че­ства. Фор­ми­ру­ет­ся об­щее ком­му­ни­ка­ци­он­ное про­стран­ство, с об­ще­при­ня­ты­ми пра­ви­ла­ми, нор­ма­ми и сте­рео­ти­па­ми, про­ни­зы­ва­ю­щее все куль­ту­ры.

Классическая эпо­ха ло­каль­ных куль­тур с ее за­вер­шен­но­стью, ста­ци­о­нар­но­стью, на­ли­чи­ем со­от­вет­ству­ю­щих оп­по­зи­ций («свой – чу­жой»), про­стран­ствен­ной от­да­лен­но­стью друг от дру­га, сво­е­го ро­да «им­му­ни­те­том» к дру­гой куль­ту­ре, не до­пус­ка­ю­щим чуж­дых эле­мен­тов и вли­я­ний, от­но­си­тель­но за­мкну­той се­ми­о­ти­че­ской, язы­ко­вой си­сте­мой, жест­кой ра­ци­о­наль­но-тео­ре­ти­че­ской па­ра­диг­мой с вы­со­ким ста­ту­сом и ве­рой в на­у­ку транс­фор­ми­ру­ет­ся в со­вре­мен­ной си­ту­а­ции в гло­баль­ное ком­му­ни­ка­ци­он­ное про­стран­ство. Оно, в свою оче­редь, со­зда­ет иные пра­ви­ла и спо­со­бы об­ще­ния, обес­пе­чи­вая ди­на­мич­ное раз­ви­тие куль­ту­ры, те­ря­ю­щей ста­ци­о­нар­ность и за­вер­шен­ность, раз­ры­вая гра­ни­цы и со­зда­вая пред­по­сыл­ки ино­го ти­па един­ства.

Кро­ме это­го, ста­нов­ле­ние гло­баль­но­го ком­му­ни­ка­ци­он­но­го про­стран­ства при­во­дит к уве­ли­че­нию ско­ро­сти раз­ру­ше­ния ста­рых цен­но­стей, к сжа­тию вре­мен­ных рамок это­го про­цес­са. По­это­му все бо­лее оче­вид­на необ­хо­ди­мость со­хра­не­ния на­ци­о­наль­ных тра­ди­ций и куль­ту­ро­ло­ги­че­ских при­о­ри­те­тов. Из­ме­ня­ет­ся тра­ди­ци­он­ная си­сте­ма куль­тур­ной ком­му­ни­ка­ции, в ре­зуль­та­те че­го на­чи­на-

ет­ся раз­ру­ше­ние ло­каль­но­го ха­рак­те­ра куль­ту­ры и ак­ту­а­ли­зи­ру­ет­ся про­бле­ма со­хра­не­ния на­ци­о­наль­ных куль­тур­ных при­о­ри­те­тов [6, с. 28]. Гло­баль­ное вза­и­мо­дей­ствие куль­тур­ных тра­ди­ций, не остав­ля­ю­щее ил­лю­зий по по­во­ду воз­мож­но­сти со­хра­не­ния «чи­стых», ло­каль­ных об­ра­зо­ва­ний в их пер­во­здан­ном эт­ни­че­ском и со­ци­о­куль­тур­ном изо­ля­ци­о­низ­ме, при­во­дит к ста­нов­ле­нию в XXI ве­ке гло­баль­ной куль­ту­ры, с глу­бин­ным диа­ло­гом раз­лич­ных куль­тур, ре­ли­гий, на­ро­дов и об­нов­лен­ной шка­лой об­ще­че­ло­ве­че­ских цен­но­стей.

На фоне гло­баль­но­го кри­зи­са ак­ту­а­ли­зи­ру­ет­ся необ­хо­ди­мость си­стем­ных ис­сле­до­ва­ний про­бле­мы вза­и­мо­от­но­ше­ний гло­баль­но­го и на­ци­о­наль­но­го, со­хра­не­ния на­ци­о­наль­ных при­о­ри­те­тов, ис­сле­до­ва­ния фе­но­ме­на гло­ба­ли­за­ции, ее воз­дей­ствия на на­ци­о­наль­ную куль­ту­ру, эко­но­ми­ку, по­ли­ти­ку. Гло­ба­ли­за­ция па­ра­док­саль­ным, на пер­вый взгляд, об­ра­зом по­вы­си­ла ценности са­мо­быт­но­сти, спе­ци­фи­ки, непо­вто­ри­мо­сти каж­дой из объ­еди­ня­ю­щих­ся «еди­ниц» – на­ци­о­наль­ных го­су­дарств.

Неко­то­рые ис­сле­до­ва­те­ли утвер­жда­ют: со­вре­мен­ная гло­ба­ли­за­ция уни­фи­ци­ру­ет эт­низм (ори­ен­та­цию на на­ци­о­наль­ные при­о­ри­те­ты) и при­ве­дет к «пост­на­ци­о­наль­но­му са­мо­по­ни­ма­нию по­ли­ти­че­ско­го це­ло­го», «пост­на­ци­о­наль­но­му об­ще­ству». При этом воз­ла­га­ет­ся на­деж­да на некую вне­на­ци­о­наль­ную все­об­щую по­ли­ти­че­скую куль­ту­ру, ко­то­рая поз­во­лит пе­ре­стро­ить со­ли­дар­ность граж­дан «на аб­стракт­ной ос­но­ве кон­сти­ту­ци­он­но­го пат­ри­о­тиз­ма», не при­бе­гая к мен­таль­ной уко­ре­нен­но­сти в на­ции, в ис­то­рии и не по­рож­дая жертв на­ци­о­наль­но-куль­тур­ной иден­тич­но­сти. Граж­дане Ев­ро­со­ю­за с це­лью граж­дан­ской со­ли­дар­но­сти, невзи­рая на на­ци­о­наль­ные гра­ни­цы, долж­ны на­учить­ся при­зна­вать друг дру­га в ка­че­стве од­ной и той же го­су­дар­ствен­но­по­ли­ти­че­ской си­сте­мы [7, с. 215].

Аль­тер­на­тив­ные мо­де­ли «объ­яс­не­ния Ев­ро­пы» счи­та­ют как на­цию, так и на­ци­о­наль­ное го­су­дар­ство сво­и­ми ос­нов­ны­ми ори­ен­ти­ра­ми. Транс­фор­ма­ция в «гло­баль­ное граж­дан­ское об­ще­ство» не долж­на быть от­ве­том, по мне­нию немец­ко­го про­фес­со­ра фи­ло­со­фии Ман­фре­да Спи­ке­ра, на вы­зо­вы гло­ба­ли­за­ции [8].

Ста­но­вит­ся ясно, что тра­ди­ци­он­ные фор­мы ин­сти­ту­ци­о­наль­ной ор­га­ни­за­ции об­ще­ми­ро­во­го об­ще­жи­тия в ви­де вза­и­мо­дей­ствия на­ци­о­наль­ных го­су­дарств столь же ак­ту­аль­ны. Роль на­ци­о­наль­но­го го­су­дар­ства, со­вер­шен­ство­ва­ние и уси­ле­ние при­о­ри­те­тов го­су­дар­ствен­но­сти, ре­гу­ли­ро­ва­ния и управ­ле­ния эко­но­ми­кой на са­мом де­ле при пе­ре­хо­де к гло­ба­ли­за­ции и рын­ку от­нюдь не сни­жа­ют­ся, а во мно­гих от­но­ше­ни­ях да­же воз­рас­та­ют, ибо го­су­дар­ство долж­но взять на се­бя при­ня­тие ре­ше­ний, ко­то­рые необ­хо­ди­мы об­ще­ству.

Се­год­ня при­о­ри­тет­ны­ми для бе­ло­ру­сов долж­ны стать ценности язы­ка, соб­ствен­ной ис­то­рии, на­ци­о­наль­ные тра­ди­ции и обы­чаи, об­ще­че­ло­ве­че­ские иде­а­лы добра, прав­ды, спра­вед­ли­во­сти. Кри­стал­ли­за­ция бе­ло­рус­ско­го «Я», со­хра­не­ние са­мо­быт­но­сти, ори­ги­наль­но­сти и непо­вто­ри­мо­сти куль­тур­но-ци­ви­ли­за­ци­он­но­го фе­но­ме­на Бе­ла­ру­си, вы­стра­и­ва­ние от­но­ше­ний с дру­ги­ми куль­ту­ра­ми на ос­но­ве диа­ло­га и по­ли­куль­ту­ра­лиз­ма вы­сту­па­ют необ­хо­ди­мым усло­ви­ем раз­ви­тия на­шей на­ци­о­наль­ной куль­ту­ры, а на ее ба­зе – бе­ло­рус­ской го­су­дар­ствен­но­сти.

Ядви­га ЯСКЕВИЧ, док­тор фи­ло­соф­ских на­ук, про­фес­сор

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.