От­чуж­ден­ный труд и его пост­ин­ду­стри­аль­ная участь

Belaruskaya Dumka - - ЗМЕСТ БЕ­ЛА­РУС­КАЯ ДУМ­КА - уДК 304.444

от­чуж­ден­ный труд и его пост­ин­ду­стри­аль­ная участь

алек­сандр ДЕ­мИ­Дов. от­чуж­ден­ный труд и его пост­ин­ду­стри­аль­ная участь. От­чуж­де­ние тру­да, опи­сан­ное и про­ана­ли­зи­ро­ван­ное К. Марк­сом, по-преж­не­му по­рож­да­ет от­чуж­де­ние лю­дей друг от дру­га и от са­мих се­бя. В от­ли­чие от из­вест­но­го эко­но­ми­ста XIX ве­ка, ав­тор ста­тьи счи­та­ет, что это от­чуж­де­ние обу­слов­ле­но не раз­де­ле­ни­ем тру­да или част­ной соб­ствен­но­стью, а на­ли­чи­ем то­вар­но­го про­из­вод­ства. В пуб­ли­ка­ции так­же по­ка­за­ны воз­мож­но­сти ис­чез­но­ве­ния то­вар­но­го про­из­вод­ства и свя­зан­но­го с ним от­чуж­де­ния тру­да вслед­ствие но­вей­ших на­уч­но-тех­ни­че­ских транс­фор­ма­ций про­из­вод­ствен­ной сфе­ры. Клю­че­вые сло­ва: от­чуж­де­ние тру­да, об­ще­ство то­ва­ро­про­из­во­ди­те­лей, то­вар­ная фор­ма про­из­вод­ства, на­уч­но­тех­ни­че­ский про­гресс, пост­ин­ду­стри­аль­ное об­ще­ство, ин­фор­ма­ци­он­но-ком­му­ни­ка­ци­он­ная ре­во­лю­ция, на­но­тех­но­ло­гии, ин­фор­ма­ция, зна­ние. Alexander DEMIDOV. Alienated labor and its post-industrial fate. The alienation of labor, described and analyzed by Karl Marx, still results in the alienation of people from each other and from themselves. Unlike the well-known economist of the 19th century, the author of the article believes that this alienation is not due to the division of labor or private property, but because of commodity production. The publication also discusses a possibility of disappearance of commodity production and the associated alienation of labor due to the latest scientific and technical transformations in the manufacturing sector. Keywords: labor alienation, consumer society, commodity production, scientific and technical progress, post-industrial society, information and communication revolution, nanotechnologies, information, knowledge.

Со­вре­мен­ное об­ще­ство ос­но­вы­ва­ет­ся на то­вар­ной фор­ме про­из­вод­ства. То­вар – про­дукт тру­да, со­зда­ва­е­мый не для удо­вле­тво­ре­ния соб­ствен­ных по­треб­но­стей, а для про­да­жи. Это зна­чит, лю­ди про­из­во­дят то, что им для се­бя не нуж­но, то есть за­ни­ма­ют­ся от­чуж­ден­ным тру­дом. Мо­жет ли от­чуж­ден­ный труд стать ненуж­ным? Воз­мож­но, раз­ви­тие пост­ин­ду­стри­аль­но­го об­ще­ства даст по­ло­жи­тель­ный от­вет на этот во­прос.

От­чуж­ден­ным тру­дом на­зы­ва­ют про­дук­тив­ную де­я­тель­ность, в ко­то­рой че­ло­век не рас­по­ла­га­ет це­ля­ми, сред­ства­ми, про­дук­та­ми этой де­я­тель­но­сти, са­мим со­бой и от­но­ше­ни­я­ми с дру­ги­ми людь­ми. Все­гда ли и неиз­беж­но ли он обре­ме­ня­ет че­ло­ве­че­ское су­ще­ство­ва­ние? От­вет на этот во­прос яв­ля­ет­ся це­лью ста­тьи.

Фе­но­мен от­чуж­де­ния тру­да сде­лал пред­ме­том эко­но­ми­че­ско-фи­ло­соф­ско­го ис­сле­до­ва­ния Карл Маркс. До него тер­мин «от­чуж­де­ние» (Entfremdung, Entäußerung) ис­поль­зо­ва­ли И. Фих­те, Г. Ге­гель, Л. Фей­ер­бах. Они го­во­ри­ли не об од­ном и том же, но в об­щем по­ни­ма­ли под от­чуж­де­ни­ем та­кое от­но­ше­ние меж­ду субъ­ек­том и его тво­ре­ни­ем, в ко­то­ром это тво­ре­ние при­об­ре­та­ет неза­ви­си­мость от сво­е­го со­зда­те­ля и чуж­до про­ти­во­сто­ит ему. Так, по пред­став­ле­ни­ям Л. Фей­ер­ба­ха, лю­ди со­зда­ли в сво­ем во­об­ра­же­нии Бо­га и на­де­ли­ли Его те­ми до­сто­ин­ства­ми, ко­то­ры­ми лю­ди мог­ли

бы са­ми об­ла­дать, ес­ли бы дей­ство­ва­ли со­об­ща как еди­ная си­ла, еди­ный род, свя­зан­ный доб­ро­же­ла­тель­но­стью, друж­бой, лю­бо­вью. Но эту свою «ро­до­вую», т. е. об­ще­ствен­ную си­лу, лю­ди от­чуж­да­ют от се­бя в об­ра­зе Бо­га, пред­став­ляя се­бя бес­силь­ны­ми. Что­бы вер­нуть свою «ро­до­вую жизнь», «ро­до­вую сущ­ность» и си­лу, нуж­но пре­одо­леть ил­лю­зию и осо­знать, что «че­ло­век че­ло­ве­ку Бог» [1, с. 308].

Фей­ер­ба­хов­ская кри­ти­ка ре­ли­гии и ге­ге­лев­ско­го иде­а­лиз­ма в на­ча­ле 1840-х го­дов увлек­ла мно­гих со­вре­мен­ни­ков, в том чис­ле и К. Марк­са. Од­на­ко он по­ни­мал, что кри­ти­ка ре­ли­ги­оз­но­го са­мо­от­чуж­де­ния не мо­жет вер­нуть лю­дям их «ро­до­вую сущ­ность». «Ре­ли­ги­оз­ное от­чуж­де­ние как та­ко­вое про­ис­хо­дит лишь в сфе­ре со­зна­ния, в сфе­ре внут­рен­не­го ми­ра че­ло­ве­ка» [2, с. 117], и ес­ли оно ис­чез­нет, то эко­но­ми­че­ское от­чуж­де­ние от это­го не пре­кра­тит­ся. Эти­че­ская про­по­ведь люб­ви че­ло­ве­ка к че­ло­ве­ку его не устра­нит. В по­все­днев­ном тру­де ра­ди за­ра­бот­ка че­ло­век ис­пы­ты­ва­ет чуж­дость ему про­цес­са и пред­ме­та тру­да, чуж­дость лю­дей, для ко­то­рых он тру­дит­ся. Он от­чуж­ден и от са­мо­го се­бя, посколь­ку, не будь нуж­ды в день­гах, за­ни­мал­ся бы тем, что ему по ду­ше, а не этим чуж­дым ему тру­дом. «…Ра­бо­та име­ет для него зна­че­ние толь­ко сред­ства, – пи­сал К. Маркс, – так что он жи­вет толь­ко для то­го, что­бы до­бы­вать се­бе жиз­нен­ные сред­ства» [2, с. 27–28]. При этом «моя ин­ди­ви­ду­аль­ность от­чуж­де­на от ме­ня до та­кой сте­пе­ни, что эта де­я­тель­ность мне нена­вист­на, что она для ме­ня – му­ка и, ско­рее, лишь ви­ди­мость де­я­тель­но­сти» [2, с. 36]. Жизнь об­ре­та­ет ка­кой­то соб­ствен­ный смысл толь­ко вне этой де­я­тель­но­сти.

Как от­ме­тил со­вет­ский и рос­сий­ский фи­ло­соф Ни­ко­лай Ла­пин, мо­ло­дой Маркс, ра­бо­тая над сво­и­ми «Эко­но­ми­че­ско-фи­ло­соф­ски­ми ру­ко­пи­ся­ми», в цен­тре ко­то­рых ока­за­лась пробле­ма от­чуж­де­ния, не сра­зу по­нял, что ос­но­ву от­чуж­де­ния на­до ис­кать в раз­де­ле­нии тру­да [3, с. 450]. Еще рань­ше это­му яв­ле­нию уде­лил вни­ма­ние ос­но­во­по­лож­ник по­лит­эко­но­мии А. Смит, усмот­рев­ший в нем фак­тор ро­ста про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да и эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия в це­лом. По-ви­ди­мо­му, К. Марк­су все же не уда­лось до­стичь до­ста­точ­ной яс­но­сти в во­про­се со­от­но­ше­ния яв­ле­ний част­ной соб­ствен­но­сти, раз­де­ле­ния тру­да и его от­чуж­де­ния. На­при­мер, в «Немец­кой идео­ло­гии» го­во­рит­ся, что «раз­де­ле­ние тру­да и част­ная соб­ствен­ность, это – тож­де­ствен­ные вы­ра­же­ния» [4, с. 31]. Но та­кое отож­деств­ле­ние со­мни­тель­но, ведь раз­де­ле­ние тру­да – это рас­пре­де­ле­ние функ­ций в сов­мест­ной де­я­тель­но­сти, обу­слов­лен­ное ее со­дер­жа­ни­ем, а част­ная соб­ствен­ность – рас­пре­де­ле­ние прав, пол­но­мо­чий меж­ду людь­ми по от­но­ше­нию к ка­ким-ли­бо пред­ме­там, при­чем эти лю­ди мо­гут быть со­вер­шен­но непри­част­ны к сов­мест­ной де­я­тель­но­сти по со­зда­нию этих пред­ме­тов.

Раз­де­ле­ние функ­ций в сов­мест­ной де­я­тель­но­сти име­ет ме­сто все­гда, за ис­клю­че­ни­ем слу­ча­ев про­сто­го со­еди­не­ния ка­че­ствен­но оди­на­ко­вых уси­лий. Но ес­ли счи­тать, что от­чуж­де­ние тру­да обу­слов­ле­но раз­де­ле­ни­ем тру­до­вых функ­ций, то при­шлось бы сми­рить­ся с неиз­беж­но­стью от­чуж­де­ния тру­да. Так же неустра­ни­мо, на­вер­ное, и яв­ле­ние част­ной соб­ствен­но­сти. Ло­ги­че­ски соб­ствен­ность мо­жет быть толь­ко част­ной, ведь при­над­леж­ность лю­бо­го пред­ме­та ко­му-ли­бо озна­ча­ет, что дру­гие не впра­ве по­ся­гать на него, зна­чит, ни­ка­кой пред­мет, ес­ли он рас­смат­ри­ва­ет­ся как соб­ствен­ность, не яв­ля­ет­ся об­щим. А ес­ли от­чуж­де­ние тру­да счи­тать след­стви­ем су­ще­ство­ва­ния соб­ствен­но­сти, то устра­не­ние его невоз­мож­но.

Недо­ста­точ­но яс­ным пред­став­ля­ет­ся у К. Марк­са по­ня­тие тру­да. По его опре­де­ле­нию, «труд есть пре­жде все­го про­цесс, со­вер­ша­ю­щий­ся меж­ду че­ло­ве­ком и при­ро­дой, про­цесс, в ко­то­ром че­ло­век сво­ей соб­ствен­ной де­я­тель­но­стью опо­сред­ству­ет, ре­гу­ли­ру­ет и кон­тро­ли­ру­ет об­мен ве­ществ меж­ду со­бой и при­ро­дой» [5, с. 188]. В этой де­фи­ни­ции две вза­и­мо­дей­ству­ю­щие сто­ро­ны – че­ло­век и при­ро­да, вза­и­мо­дей­ствие име­ет ма­те­ри­аль­ный ха­рак­тер. Од­на­ко в тру­дах

К. Марк­са и Ф. Эн­гель­са мно­го­крат­но го­во­рит­ся так­же о ду­хов­ном/ин­тел­лек­ту­аль­ном тру­де/про­из­вод­стве (geistige/ intellektuelle Arbeit/Produktion). Под­хо­дит ли «ду­хов­ное про­из­вод­ство» под при­ве­ден­ную де­фи­ни­цию тру­да? Яв­ля­ет­ся ли тво­ре­ние по­эта, му­зы­кан­та, уче­но­го «про­цес­сом меж­ду че­ло­ве­ком и при­ро­дой»? Оче­вид­но­го от­ве­та нет, и эта неяс­ность рас­про­стра­ня­ет­ся да­лее и на тер­ми­ны «раз­де­ле­ние тру­да», «от­чуж­де­ние тру­да».

Пред­по­ло­же­ния К. Марк­са о том, что от­чуж­де­ние тру­да обу­слов­ле­но раз­де­ле­ни­ем тру­да или част­ной соб­ствен­но­стью, не до­ка­за­ны с до­ста­точ­ной убе­ди­тель­но­стью. До­пу­стим, от­чуж­де­ние тру­да бо­лее яв­но и непо­сред­ствен­но обу­слов­ле­но на­ли­чи­ем то­вар­но­го про­из­вод­ства, и да­же то­гда, ко­гда лю­ди, про­из­во­дя­щие то­ва­ры, ра­бо­та­ют толь­ко на са­мих се­бя, а не на­ни­ма­те­ля, ис­поль­зу­ют соб­ствен­ные сред­ства про­из­вод­ства, и про­дукт тру­да при­над­ле­жит им же, они де­ла­ют не то, что удо­вле­тво­ря­ет их соб­ствен­ные по­треб­но­сти. Они «де­ла­ют день­ги», ко­то­рые са­ми по се­бе не удо­вле­тво­ря­ют их жиз­нен­ных по­треб­но­стей.

До по­яв­ле­ния об­ще­ства то­ва­ро­про­из­во­ди­те­лей, т. е. в пер­во­быт­ном, ра­бо­вла­дель­че­ском, фе­о­даль­ном об­ще­стве, мно­гие лю­ди в сво­ей хо­зяй­ствен­ной де­я­тель­но­сти ори­ен­ти­ро­ва­лась на про­из­вод­ство в сво­ем хо­зяй­стве в нуж­ном им ко­ли­че­стве ве­щей, необ­хо­ди­мых для удо­вле­тво­ре­ния соб­ствен­ных по­треб­но­стей. Они ис­поль­зо­ва­ли сред­ства про­из­вод­ства, ко­то­рые для сво­е­го из­го­тов­ле­ния не тре­бо­ва­ли на­уч­ных зна­ний.

И на­обо­рот, в об­ще­стве то­ва­ро­про­из­во­ди­те­лей, или ка­пи­та­ли­сти­че­ском, ин­ду­стри­аль­ном, лю­ди по­чти ни­че­го нуж­но­го для их жиз­ни не спо­соб­ны про­из­во­дить са­мо­сто­я­тель­но. Но все мож­но при­об­ре­сти за день­ги. Боль­шин­ство лю­дей на­ни­ма­ют­ся на ра­бо­ту, ко­то­рая не удо­вле­тво­ря­ет их по­треб­но­сти, но при­но­сит день­ги. Дру­гая часть лю­дей ор­га­ни­зу­ет эту ра­бо­ту, но пред­при­ни­ма­те­ли то­же не удо­вле­тво­ря­ют этой де­я­тель­но­стью свои по­треб­но­сти, а до­бы­ва­ют день­ги. Для об­ще­ства то­ва­ро­про­из­во­ди­те­лей ак­ту­аль­но опре­де­ле­ние: «То­вар­ное про­из­вод­ство – фор­ма об­ще­ствен­но­го про­из­вод­ства, при ко­то­рой про­дук­ты про­из­во­дят­ся не для соб­ствен­но­го по­треб­ле­ния, а для об­ме­на по­сред­ством куп­ли-про­да­жи на рын­ке» [6, с. 145].

Ска­зан­но­го до­ста­точ­но, что­бы уяс­нить: по­ка лю­ди до­бы­ва­ют сред­ства для удо­вле­тво­ре­ния сво­их на­сущ­ных по­треб­но­стей при по­мо­щи то­ва­ро­об­ме­на, за­ни­ма­ясь биз­не­сом или на­ни­ма­ясь на ра­бо­ту ра­ди де­нег, они неиз­беж­но обре­ме­не­ны от­чуж­ден­ным тру­дом, с ко­то­рым нераз­рыв­но свя­за­но от­чуж­де­ние так­же от дру­гих лю­дей и от са­мих се­бя. Это оче­вид­но да­же без углуб­ле­ния в ана­лиз при­чин­но-след­ствен­ных свя­зей от­чуж­де­ния тру­да с раз­де­ле­ни­ем тру­да, част­ной соб­ствен­но­стью, де­ле­ни­ем об­ще­ства на клас­сы.

Об­мен про­дук­та­ми де­я­тель­но­сти – цен­ное изоб­ре­те­ние че­ло­ве­че­ства. По мень­шей ме­ре, это хо­ро­шая аль­тер­на­ти­ва про­сто­му от­ня­тию чу­жо­го иму­ще­ства пу­тем раз­боя или кра­жи. В об­ще­стве то­ва­ро­про­из­во­ди­те­лей день­ги как эк­ви­ва­лент все­воз­мож­ных то­ва­ров вы­пол­ня­ют важ­ную функ­цию урав­но­ве­ши­ва­ния меж­ду спро­сом и пред­ло­же­ни­ем и функ­цию ко­ли­че­ствен­ной ме­ры об­ще­ствен­но по­лез­ной де­я­тель­но­сти, хо­тя и небез­упреч­но. Од­на­ко вряд ли со­вре­мен­ным здра­во­мыс­ля­щим лю­дям

при­дет на ум ка­ким-то об­ра­зом от­ме­нить то­вар­ное про­из­вод­ство ра­ди ис­чез­но­ве­ния от­чуж­ден­но­го тру­да. Зна­чит ли это, что от­чуж­де­ние тру­да неустра­ни­мо? По­про­бу­ем разо­брать­ся.

С раз­ви­ти­ем про­из­во­ди­тель­ных сил ха­рак­тер тру­да ме­ня­ет­ся. Так, во вто­рой по­ло­вине XX ве­ка в США чис­лен­ность ра­бот­ни­ков, за­ня­тых в про­мыш­лен­но­сти и сель­ском хо­зяй­стве, ста­ла мень­ше, чем в сфе­ре услуг. Это да­ло по­вод го­во­рить о фор­ми­ро­ва­нии об­ще­ства но­во­го ти­па, то есть «пост­ин­ду­стри­аль­но­го». Аме­ри­кан­ский со­цио­лог и пуб­ли­цист Да­ни­ел Белл за­сви­де­тель­ство­вал свой при­о­ри­тет пер­во­от­кры­ва­те­ля: «В 1959 го­ду я пи­сал: “При­ду­ман­ный мною тер­мин ‘пост­ин­ду­стри­аль­ное об­ще­ство’ обо­зна­ча­ет об­ще­ство, ко­то­рое пе­ре­шло от ста­дии то­ва­ро­про­из­вод­ства к ста­дии сер­ви­са”» [7, с. 49]. Ис­сле­до­ва­тель кон­ста­ти­ро­вал, что од­но­вре­мен­но со ста­нов­ле­ни­ем пост­ин­ду­стри­аль­но­го об­ще­ства раз­вер­ты­ва­ет­ся ре­во­лю­ция в об­ра­бот­ке ин­фор­ма­ции и зна­ний, в ко­то­рой цен­траль­ную роль иг­ра­ет ком­пью­тер. В пост­ин­ду­стри­аль­ном, или ин­фор­ма­ци­он­ном, об­ще­стве «имен­но зна­ние, а не труд вы­сту­па­ет ис­точ­ни­ком сто­и­мо­сти»; «зна­ния и спо­со­бы их прак­ти­че­ско­го при­ме­не­ния за­ме­ща­ют труд в ка­че­стве ис­точ­ни­ка при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти» [8, с. 332].

В тео­ре­ти­че­ских по­стро­е­ни­ях К. Марк­са по­ка­за­но, как «по­тре­би­тель­ная сто­и­мость», со­зда­ва­е­мая тру­дом, вы­сту­па­ет на рын­ке в ка­че­стве «ме­но­вой сто­и­мо­сти», как обу­слов­ле­на тру­дом соб­ствен­но «сто­и­мость» и как при­ба­воч­ным тру­дом об­ра­зу­ет­ся «при­ба­воч­ная сто­и­мость». Д. Белл кон­ста­ти­ро­вал: зна­ние, а не труд вы­сту­па­ет в пост­ин­ду­стри­аль­ном об­ще­стве ис­точ­ни­ком сто­и­мо­сти и при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти и, не объ­яс­няя су­ти, от­ме­тил, что это «со­вер­шен­но оче­вид­но». Но без ана­ли­за при­чин­но-след­ствен­ных свя­зей меж­ду зна­ни­ем и сто­и­мо­стью их кор­ре­ля­ция не пред­став­ля­ет­ся оче­вид­ной.

Д. Белл оста­вил несколь­ко за­ме­ча­ний о неяс­но­сти от­но­ше­ний меж­ду по­ня­ти­я­ми зна­ния/ин­фор­ма­ции и сто­и­мо­сти, на­при­мер, так опре­де­лив от­ли­чие «эко­но­ми­ки ин­фор­ма­ции» от «эко­но­ми­ки то­ва­ров»: «Пост­ин­ду­стри­аль­ное об­ще­ство ха­рак­те­ри­зу­ет­ся не тру­до­вой тео­ри­ей сто­и­мо­сти, а тео­ри­ей сто­и­мо­сти, ос­но­ван­ной на зна­нии. …Осо­бен­ность по­след­не­го за­клю­ча­ет­ся в том, что, да­же бу­дучи про­дан­ным, оно оста­ет­ся так­же и у сво­е­го про­из­во­ди­те­ля. Зна­ние пред­став­ля­ет со­бой «кол­лек­тив­ное бла­го», посколь­ку по сво­е­му ха­рак­те­ру с мо­мен­та со­зда­ния оно ста­но­вит­ся до­ступ­но всем…» К то­му же «ин­фор­ма­ция и зна­ния не по­треб­ля­ют­ся и не «рас­хо­ду­ют­ся» [7, с. CLII]. В ко­неч­ном сче­те уче­ный фак­ти­че­ски при­знал­ся в от­сут­ствии упо­мя­ну­той «тео­рии сто­и­мо­сти, ос­но­ван­ной на зна­нии»: «у нас нет го­то­во­го ин­стру­мен­та ры­ноч­ной оцен­ки сто­и­мо­сти, на­при­мер, фун­да­мен­таль­ных ис­сле­до­ва­ний…» [7, с. CLII–CLIII].

Еще до по­яв­ле­ния этих со­об­ра­же­ний Д. Бел­ла «отец ки­бер­не­ти­ки» аме­ри­кан­ский уче­ный Нор­берт Ви­нер иро­ни­зи­ро­вал по по­во­ду от­но­ше­ния к ин­фор­ма­ции «в со­от­вет­ствии со стан­дарт­ным аме­ри­кан­ским кри­те­ри­ем: це­на ве­щи из­ме­ря­ет­ся то­ва­ром, на ко­то­рый она бу­дет об­ме­не­на на сво­бод­ном рын­ке. …Удел ин­фор­ма­ции в ти­пич­ном аме­ри­кан­ском ми­ре со­сто­ит в том, что­бы пре­вра­тить­ся в нечто та­кое, что мо­жет быть куп­ле­но или про­да­но». Н. Ви­нер по­ка­зал на несколь­ких при­ме­рах, что «эта тор­га­ше­ская точ­ка зре­ния» «при­во­дит к непра­виль­но­му по­ни­ма­нию ин­фор­ма­ции и свя­зан­ных с ней по­ня­тий и к дур­но­му об­ра­ще­нию с ни­ми» [9, с. 120].

Ес­ли Н. Ви­нер ука­зал на нето­вар­ный ха­рак­тер ин­фор­ма­ции, то фран­цуз­ский фи­ло­соф Ан­дре Горц не ме­нее опре­де­лен­но по­ка­зал, что и зна­ния име­ют нето­вар­ные свой­ства: «Зна­ния в прин­ци­пе не при­спо­соб­ле­ны к то­му, что­бы слу­жить то­ва­ром. …Их сто­и­мость как то­ва­ра невоз­мож­но из­ме­рить об­ще­ствен­но необ­хо­ди­мым тру­дом, за­тра­чен­ным на их со­зда­ние. Ни­кто не мо­жет опре­де­лить, где на­чи­на­ет­ся и где кон­ча­ет­ся труд по от­кры­тию но­вых зна­ний. Он мо­жет быть твор­че­ской де­я­тель­но­стью, хоб­би, за­ня­ти­ем в сво­бод­ное вре­мя. Кро­ме то­го, не

су­ще­ству­ет от­но­ше­ния эк­ви­ва­лент­но­сти меж­ду фор­ма­ми зна­ний и со­дер­жа­ни­ем зна­ний: од­но зна­ние невоз­мож­но по­ме­нять на дру­гое» [10, с. 14]. А. Горц по­ла­гал, что в об­ще­стве, в ко­то­ром зна­ния ста­но­вят­ся ре­ша­ю­щим фак­то­ром, про­из­вод­ство тре­бу­ет все мень­ше непо­сред­ствен­но­го тру­да и рас­пре­де­ля­ет все мень­ше пла­теж­ных средств, и «это долж­но при­ве­сти к па­де­нию (де­неж­ной) сто­и­мо­сти все­го про­из­ве­ден­но­го бо­гат­ства, к со­кра­ще­нию объ­е­ма при­бы­ли и, воз­мож­но, к кра­ху про­из­вод­ства, ос­но­ван­но­го на ме­но­вой сто­и­мо­сти» [10, с. 53].

Про­ис­хо­див­шая ра­нее ме­ха­ни­за­ция и ав­то­ма­ти­за­ция про­из­вод­ства до­пол­ни­лась ком­пью­те­ри­за­ци­ей и ро­бо­ти­за­ци­ей. В 1986 го­ду аме­ри­кан­ский уче­ный Эрик Дрекслер про­воз­гла­сил на­ступ­ле­ние эры на­но­тех­но­ло­гии. Вслед за аг­рар­ной, про­мыш­лен­ной и ин­фор­ма­ци­он­ной ре­во­лю­ци­я­ми на­зре­ва­ет АТП-ре­во­лю­ция (АТП – ато­мар­но точ­ное про­из­вод­ство, осу­ществ­ля­е­мое на­но­ма­ши­на­ми). «На сме­ну огром­ным, за­гряз­ня­ю­щим при­ро­ду за­во­дам и фаб­ри­кам долж­ны прий­ти чи­стые ком­пакт­ные ма­ши­ны» [11, с. 19]. Ес­ли «про­из­вод­ствен­ная де­я­тель­ность фаб­рик и за­во­дов ос­но­ва­на на ис­поль­зо­ва­нии ра­бо­чей си­лы и за­во­зи­мых из­да­ле­ка сы­рья и ма­те­ри­а­лов» [11, с. 92],

то на­но­про­из­вод­ство не тре­бу­ет ра­бо­чей си­лы и при­воз­ных ма­те­ри­а­лов. Э. Дрекслер осо­бо не вни­ка­ет в со­ци­аль­ные по­след­ствия этой тех­но­ло­ги­че­ской ре­во­лю­ции, но от­ме­ча­ет: «Воз­ни­ка­ют во­про­сы, от­ве­ты на ко­то­рые вы­хо­дят да­ле­ко за рам­ки на­ших ожи­да­ний или воз­мож­но­стей пол­но­го осмыс­ле­ния. По­тен­ци­аль­ные пер­спек­ти­вы вклю­ча­ют в се­бя па­де­ние спро­са на тра­ди­ци­он­ные труд и ре­сур­сы, а так­же ка­пи­тал, ис­поль­зу­е­мый в ма­те­ри­аль­ном про­из­вод­стве. В ре­зуль­та­те рез­ко по­вы­сит­ся ве­ро­ят­ность кас­кад­ных раз­ру­ши­тель­ных воз­дей­ствий на гло­баль­ную эко­но­ми­ку» [11, с. 430].

Аб­стракт­ный фу­ту­ро­ло­ги­че­ский про­гноз со­ци­аль­ных по­след­ствий на­но­тех­но­ло­ги­че­ской ре­во­лю­ции пе­ре­во­пло­тил в жи­вые со­бы­тий­ные об­ра­зы пи­са­тель Алек­сандр Ла­за­ре­вич в на­уч­но­фан­та­сти­че­ской по­ве­сти «Сеть “На­но­тех”» [12].

На­но­ма­ши­ны (бак­те­рии-ки­бор­ги) уже со­зда­ны, они уже раз­мно­жи­лись по всей пла­не­те и го­то­вы вы­пол­нять мыс­лен­ные ко­ман­ды лю­дей, обес­пе­чи­вать их жиз­нен­ные по­треб­но­сти. Оста­ет­ся лишь объ­явить всем лю­дям Зем­ли об этом и на­учить их поль­зо­вать­ся се­тью «На­но­тех». Это нов­ше­ство обер­нет­ся для всех из­бав­ле­ни­ем от нужд, бо­лез­ней, необ­хо­ди­мо­сти от­чуж­ден­но­го, на­ем­но­го тру­да, но неко­то­рые при этом ли­шат­ся сво­е­го при­выч­но­го пре­вос­ход­ства над дру­ги­ми людь­ми, то­го пре­вос­ход­ства, ко­то­рое да­ют день­ги и ад­ми­ни­стра­тив­ная власть. И эти «неко­то­рые» пы­та­ют­ся пре­пят­ство­вать внед­ре­нию нов­ше­ства. Та­ко­ва фа­бу­ла про­из­ве­де­ния.

Но вер­нем­ся к ре­аль­но­сти. Че­ре­да тех­но­ло­ги­че­ских ре­во­лю­ций все боль­ше обост­ря­ет про­бле­му «лиш­них лю­дей» и пла­те­же­спо­соб­но­го спро­са в си­сте­ме то­вар­но­го про­из­вод­ства. А. Горц кон­ста­ти­ро­вал, что в на­сто­я­щее вре­мя «про­стой аб­стракт­ный труд, со вре­мен Ада­ма Сми­та трак­то­вав­ший­ся как ис­точ­ник сто­и­мо­сти, сме­нил­ся тру­дом бо­лее слож­ным. Про­из­во­ди­тель­ный труд, из­ме­ряв­ший­ся в еди­ни­цах про­из­ве­ден-

но­го за еди­ни­цу вре­ме­ни про­дук­та, сме­нил­ся так на­зы­ва­е­мым нема­те­ри­аль­ным тру­дом, ко­то­рый уже не под­да­ет­ся из­ме­ре­нию клас­си­че­ски­ми спо­со­ба­ми» [10, с. 21]. От­сю­да вы­те­ка­ет во­прос: «Как мо­жет про­дол­жать су­ще­ство­вать то­вар­ное об­ще­ство, ко­гда про­из­вод­ство то­ва­ров ис­поль­зу­ет все мень­ше тру­да и пус­ка­ет в об­ра­ще­ние все мень­ше пла­теж­ных средств?» [ 6, с. 61].

Си­сте­ма то­вар­но­го про­из­вод­ства, сти­му­ли­руя на­уч­но-тех­ни­че­ский про­гресс, раз­ви­ва­ет та­кие про­из­во­ди­тель­ные си­лы, ко­то­рые ста­вят под со­мне­ние са­му воз­мож­ность даль­ней­ше­го су­ще­ство­ва­ния то­вар­но­го про­из­вод­ства. В те­че­ние все­го вре­ме­ни с на­ча­ла про­мыш­лен­но­го пе­ре­во­ро­та «тен­ден­ция ка­пи­та­ла за­клю­ча­ет­ся в том, что­бы при­дать про­из­вод­ству на­уч­ный ха­рак­тер, а непо­сред­ствен­ный труд низ­ве­сти до все­го лишь мо­мен­та про­цес­са про­из­вод­ства» [13, с. 206]. Та­ким об­ра­зом, «непо­сред­ствен­ный труд сво­дит­ся к ме­нее зна­чи­тель­ной до­ле» [13, с. 207]. Ло­ги­ка по­лит­эко­но­ми­че­ской тео­рии К. Марк­са при­ве­ла к вы­во­ду: «Как толь­ко труд в его непо­сред­ствен­ной фор­ме пе­ре­стал быть ве­ли­ким ис­точ­ни­ком бо­гат­ства, ра­бо­чее вре­мя пе­ре­ста­ет и долж­но пе­ре­стать быть ме­рой бо­гат­ства, и по­это­му ме­но­вая сто­и­мость пе­ре­ста­ет быть ме­рой по­тре­би­тель­ной сто­и­мо­сти. При­ба­воч­ный труд ра­бо­чих масс пе­ре­стал быть усло­ви­ем для раз­ви­тия все­об­ще­го бо­гат­ства, точ­но так же как не-труд немно­гих пе­ре­стал быть усло­ви­ем для раз­ви­тия все­об­щих сил че­ло­ве­че­ской го­ло­вы. Тем са­мым ру­шит­ся про­из­вод­ство, ос­но­ван­ное на ме­но­вой сто­и­мо­сти…» [13, с. 214]. От­ме­тим: это на­пи­са­но то­гда, ко­гда не бы­ло да­же на­ме­ков на бу­ду­щую ком­пью­те­ри­за­цию, ро­бо­ти­за­цию, на­но­тех­но­ло­ги­за­цию про­из­во­ди­тель­ных сил, но ло­ги­ка их раз­ви­тия бы­ла тео­ре­ти­че­ски по­ня­та.

Та­ким об­ра­зом, есть ос­но­ва­ния по­ла­гать, что необ­хо­ди­мость от­чуж­ден­но­го тру­да обу­слов­ле­на си­сте­мой то­вар­но­го про­из­вод­ства. На­уч­но-тех­ни­че­ский про­гресс со­зда­ет усло­вия, при ко­то­рых то­вар­ное про­из­вод­ство мо­жет стать не- нуж­ным. Не бу­дет смыс­ла в про­из­вод­стве мас­сы фаб­рич­но-за­вод­ских про­дук­тов, ко­гда каж­дый че­ло­век смо­жет поль­зо­вать­ся чем-то вро­де се­ти «На­но­тех» и пря­мо на ме­сте со­зда­вать все нуж­ное для жиз­ни и тут же из­бав­лять­ся от то­го, что ста­но­вит­ся ненуж­ным, не за­хлам­ляя про­стран­ство. Посколь­ку для та­ко­го про­из­вод­ства не тре­бу­ет­ся «жи­вой» непо­сред­ствен­ный труд, по­те­ря­ет смысл ис­поль­зо­ва­ние на­ем­но­го тру­да, на­чис­ле­ние за­ра­бот­ной пла­ты и при­об­ре­те­ние че­го-ли­бо за пла­ту. Пре­гра­дой на пу­ти та­ко­го раз­ви­тия мо­жет стать вы­ра­бо­тан­ная че­ло­ве­че­ской ци­ви­ли­за­ци­ей в те­че­ние ты­ся­че­ле­тий склон­ность к пре­вос­ход­ству над дру­ги­ми людь­ми, ос­но­ван­ная на бо­гат­стве, ад­ми­ни­стра­тив­ной вла­сти или про­стом на­си­лии. Как дей­стви­тель­но бу­дут раз­ви­вать­ся со­бы­тия, преду­га­дать невоз­мож­но. Од­на­ко по­ка неяс­но, как об­ще­ство то­ва­ро­про­из­во­ди­те­лей мог­ло бы ре­шить про­бле­му то­вар­ной сто­и­мо­сти ин­фор­ма­ции и зна­ний и про­бле­му «лиш­них лю­дей».

Алек­сандр ДЕ­МИ­ДОВ, кан­ди­дат фи­ло­соф­ских на­ук

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.