У Крем­ля НА ЯКОРЬ­КЕ

Belgazeta - - Тема Недели -

По­хо­же, Россия в бли­жай­шее вре­мя опре­де­лит­ся с по­ли­ти­кой относитель­но стран пост­со­вет­ско­го про­стран­ства. К это­му ее под­тал­ки­ва­ет и обост­рив­ше­е­ся про­ти­во­сто­я­ние с За­па­дом, и невнят­ное раз­ви­тие ЕАЭС, и по­треб­но­сти соб­ствен­но­го эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия. Внут­рен­ний ры­нок Рос­сии для скач­ка в раз­ви­тии слиш­ком мал, на внеш­ние про­би­вать­ся и дол­го, и труд­но.

Да и обо­зна­чив­ша­я­ся в ми­ро­вой эко­но­ми­ке тен­ден­ция к фор­ми­ро­ва­нию относитель­но за­мкну­тых эко­но­ми­че­ских бло­ков, ни в один из ко­то­рых Россия не впи­сы­ва­ет­ся, тре­бу­ет от Крем­ля как-то опре­де­лять­ся.

Во­об­ще, по­ли­ти­ка Рос­сии относитель­но стран пост­со­вет­ско­го про­стран­ства с на­ча­ла 90-х гг. ба­зи­ро­ва­лась на идее ее «особых ин­те­ре­сов». При­чем со­дер­жа­ние этих са­мых «особых ин­те­ре­сов» все вре­мя ме­ня­лось. Оста­вим в сто­роне гу­ма­ни­тар­ные и об­ще­по­ли­ти­че­ские во­про­сы, по ним осо­бен­ных про­блем, кро­ме де­ма­го­гии, и не воз­ни­ка­ло. На­ци­о­на­ли­сти­че­ские дви­же­ния всю­ду но­си­ли мар­ги­наль­ный ха­рак­тер и вы­пол­за­ли на аван­сце­ну толь­ко то­гда, ко­гда это ко­му-то тре­бо­ва­лось со­всем в дру­гих, боль­шей ча­стью внут­ри­по­ли­ти­че­ских, це­лях.

В на­ча­ле 90-х гг. Кремль ви­дел Рос­сию в фор­ми­ру­е­мом Pax Americana в ро­ли до­ве­рен­но­го управ­ля­ю­ще­го ре­ги­о­ном. Но не толь­ко За­пад ка­те­го­ри­че­ски не со­гла­сил­ся с та­кой ро­лью Рос­сии, но и пост­со­вет­ские стра­ны, кто - втихую, кто - от­кры­то, та­ко­му па­т­ро­на­жу со­про­тив­ля­лись. Проблема ока­за­лась в том, что Россия в стра­те­ги­че­ском плане ни­че­го не мог­ла пред­ло­жить дру­гим пост­со­вет­ским стра­нам. Да, важ­но бы­ло им иметь и до­пуск к по­лу­че­нию сво­бод­но кон­вер­ти­ру­е­мой ва­лю­ты за рубли, и льгот­ный до­пуск на рос­сий­ский ры­нок, и энер­го­но­си­те­ли по­де­шев­ле. Но все это бы­ли вре­мен­ные, так­ти­че­ские бла­га, даль­ше-то что?

В 2000-е гг. шел про­цесс кон­со­ли­да­ции са­мой Рос­сии, и Крем­лю, стро­го го­во­ря, бы­ло не до про­блем со­се­дей. Но про­цесс за­тро­нул толь­ко внут­ри­по­ли­ти­че­скую и ад­ми­ни­стра­тив­ную сфе­ры, эко­но­ми­ка Рос­сии про­дол­жа­ла де­гра­ди­ро­вать, что мас­ки­ро­ва­лось при­то­ком при­род­ной рен­ты. Без­мер­но уси­ли­лась роль го­су­дар­ства, сло­жи­лись кон­ту­ры го­су­дар­ствен­но-оли­гар­хи­че­ско­го ка­пи­та­лиз­ма, ко­то­рый ца­рит в Рос­сии и по­ныне. В ча­сти по­ли­ти­ки в от­но­ше­нии пост­со­вет­ских стран Россия пы­та­лась ку­пить их ло­яль­ность и сни­же­ни­ем цен на энер­го­но­си­те­ли, и кре­ди­та­ми, и по­ли­ти­че­ской под­держ­кой.

Раз­бух­ший на ба­зе ро­ста при­род­ной рен­ты рос­сий­ский тор­го­во-фи­нан­со­вый ка­пи­тал хлы­нул в пост­со­вет­ские стра­ны. В тор­гов­лю, спе­ку­ля­ции, не­дви­жи­мость, ло­ги­сти­ку. Как раз ту­да, где мест­ный ка­пи­тал мог бы и сам спра­вить­ся. Но у рос­си­ян и воз­мож­но­стей бы­ло по­боль­ше, и на кор­руп­цию они шли лег­ко, за­дав­ли­вая мест­ных кон­ку­рен­тов.

Од­но­вре­мен­но под при­ток при­род­ной рен­ты на ры­нок пост­со­вет­ских стран хлы­ну­ли то­ва­ры не толь­ко с За­па­да, но и из Ки­тая, Ко­реи, Тур­ции. Глав­ным об­ра­зом че­рез Рос­сию, обо­га­щая ее тор­го­вый ка­пи­тал. Не остав­ляя сво­бод­ных ниш для раз­ви­тия мест­ной про­мыш­лен­но­сти. Ни в Рос­сии, ни в дру­гих пост­со­вет­ских стра­нах.

Про­цесс усу­гу­би­ла под­держ­ка Крем­лем со­ци­аль­но-по­ли­ти­че­ской ста­биль­но­сти в пост­со­вет­ских стра­нах, на де­ле ока­зав­шей­ся под­держ­кой за­хва­та вла­сти в них силь­но кри­ми­на­ли­зи­ро­вав­шей­ся мест­ной бю­ро­кра­ти­ей, ко­то­рая за го­ды не­за­ви­си­мо­сти за­мет­но де­гра­ди­ро­ва­ла. Убо­гость этой «эли­ты», спо­соб­ной лишь ма­ни­пу­ли­ро­вать фи­нан­со­вы­ми по­то­ка­ми и недви­жи­мо­стью, под­твер­жда­ет­ся ее неспо­соб­но­стью со­здать ма­ло-маль­ски устой­чи­вую эко­но­ми­ку.

И вот гря­нул кри­зис. В ко­то­ром мы ба­рах­та­ем­ся и се­го­дня. И что же мы име­ем на пост­со­вет­ском про­стран­стве?

Име­ем Рос­сию. Ко­то­рая пы­та­ет­ся по­зи­ци­о­ни­ро­вать се­бя как на­след­ни­ца СССР. Тщит­ся пред­ста­вить се­бя на ми­ро­вой арене как центр си­лы, срав­ни­мый с Ки­та­ем и США. На­ко­пи­ла за­па­сы ЗВР, в опре­де­лен­ной сте­пе­ни на со­вет­ской ба­зе вос­ста­но­ви­ла во­ен­ный по­тен­ци­ал. Но ее эко­но­ми­ка слиш­ком ма­ла.

Стра­на пол­но­стью про­ва­ли­ла ост­ро необ­хо­ди­мую стране ре­ин­ду­стри­а­ли­за­цию, превратила­сь в по­став­щи­ка на За­пад сы­рья и под­го­тов­лен­ных кад­ров. Ста­ла ми­ро­вым ли­де­ром по до­ле тор­гов­ли в ВВП. В стране цар­ству­ет тор­го­во-фи­нан­со­вый ка­пи­тал, что до доб­ра еще ни­ко­го не до­во­ди­ло. По­сколь­ку он ак­тив­но про­ти­во­дей­ству­ет раз­ви­тию ре­аль­но­го сек­то­ра: им­порт вы­год­нее.

Име­ем груп­пу стран пост­со­вет­ско­го про­стран­ства. Раз­ной по­ли­ти­че­ской ори­ен­та­ции, с раз­ной струк­ту­рой эко­но­ми­ки, но с об­щей тен­ден­ци­ей раз­ви­тия - в сто­ро­ну от Рос­сии. Со­вет­ское на­след­ство в ин­ду­стрии про­ела не толь­ко Россия, но и все осталь­ные пост­со­вет­ские стра­ны. Россия и ча­стич­но Казахстан с Азер­бай­джа­ном ком­пен­си­ро­ва­ли по­те­ри ро­стом при­род­ной рен­ты. Но при­то­ка при­род­ной рен­ты и им уже недо­ста­точ­но, что­бы вы­ве­сти их на тра­ек­то­рию раз­ви­тия. Осталь­ным еще ху­же.

Де­ин­ду­стри­а­ли­за­ция ста­ла глав­ной про­бле­мой для всех пост­со­вет­ских стран. Внут­рен­них ис­точ­ни­ков ин­ве­сти­ций в до­ста­точ­ном объ­е­ме нет ни у ко­го. Нет их и в Рос­сии. Бал­тия ищет ис­точ­ни­ки в ЕС, Гру­зия, Мол­до­ва и Укра­и­на пы­та­ют­ся про­дать по­ли­ти­че­ские услу­ги За­па­ду за ин­ве­сти­ции, Азер­бай­джан на­де­ет­ся на по­мощь Тур­ции и ара­бов, Сред­няя Азия ви­дит свои шан­сы в со­труд­ни­че­стве с Ки­та­ем. По­зи­ции Рос­сии объ­ек­тив­но сла­бе­ют по все­му пост­со­вет­ско­му про­стран­ству.

Проблема и в том, что пра­вя­щие эли­ты пост­со­вет­ских стран не ви­дят стра­те­гии Рос­сии. Се­го­дня «на­ши за­пад­ные дру­зья по­мо­гут», зав­тра - санк­ции и контрсанкц­ии, се­го­дня - сво­бод­ный до­ступ на рос­сий­ский ры­нок, зав­тра - под­держ­ка сво­их про­из­во­ди­те­лей в ущерб со­юз­ни­кам и т.д. Са­ма Россия, без шлей­фа со­юз­ных стран, слиш­ком сла­ба, что­бы пре­тен­до­вать на са­мо­сто­я­тель­ную роль в ми­ро­вой эко­но­ми­ке.

А что Россия мо­жет пред­ло­жить сво­им со­юз­ни­кам? Ин­ве­сти­ции? Так они нуж­ны в са­мой Рос­сии, да и нет ни­ка­ких ме­ха­низ­мов их мо­би­ли­за­ции и ре­а­ли­за­ции. До­ступ на рос­сий­ский ры­нок? Так уста­рев­шая ин­ду­стрия пост­со­вет­ских стран и там про­иг­ры­ва­ет в кон­ку­рен­ции не толь­ко За­па­ду и Ки­таю, но и рос­сий­ским пред­при­я­ти­ям.

Вот и оста­ет­ся у Рос­сии един­ствен­ный яко­рек для при­вяз­ки пост­со­вет­ских стран: под­держ­ка там име­ю­щих­ся элит, пусть и са­мых оди­оз­ных. Дать им га­ран­тии от «цвет­ных ре­во­лю­ций», ко­то­рые ни Ки­тай, ни За­пад не толь­ко не мо­гут, но и не за­хо­тят да­вать. Неболь­ших кре­ди­тов и ски­док в це­нах на энер­го­но­си­те­ли хва­тит, что­бы их со­дер­жать. Но лад­но «эли­ты», са­мим пост­со­вет­ским стра­нам в сло­жив­ших­ся усло­ви­ях что де­лать?

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.