ИСПРАВЛЕНИ­Е И НА­КА­ЗА­НИЕ

Belgazeta - - Россия-2018/ Мнения -

Са­мый бо­лез­нен­ный во­прос для оте­че­ствен­ных си­дель­цев - дис­ци­пли­нар­ные взыс­ка­ния, ко­то­рым они под­вер­га­ют­ся в ме­стах ли­ше­ния (огра­ни­че­ния) сво­бо­ды. К со­жа­ле­нию, на­ци­о­наль­ное за­ко­но­да­тель­ство со­дер­жит мно­же­ство неопре­де­лен­но­стей, ко­то­рые поз­во­ля­ют при­вле­кать к дис­ци­пли­нар­ной от­вет­ствен­но­сти фак­ти­че­ски ис­хо­дя из внут­рен­не­го убеж­де­ния со­труд­ни­ков ад­ми­ни­стра­ции ис­пра­ви­тель­но­го учре­жде­ния.

Ме­ры взыс­ка­ния, при­ме­ня­е­мые к осуж­ден­ным, ли­шен­ным сво­бо­ды, со­дер­жат­ся в ст.112 УИК и раз­ли­ча­ют­ся по сте­пе­ни стро­го­сти: от мяг­ких мер, ко­то­рые не вле­кут за со­бой до­пол­ни­тель­ных огра­ни­че­ний (вы­го­вор, вне­оче­ред­ное де­жур­ство по убор­ке тер­ри­то­рий ИУ), до бо­лее стро­гих, ко­то­рые со­пря­же­ны с опре­де­лен­ны­ми огра­ни­че­ни­я­ми (ли­ше­ние пра­ва на по­лу­че­ние оче­ред­ной по­сыл­ки или пе­ре­да­чи, во­дво­ре­ние в ШИЗО и т.д.). В даль­ней­шем ме­ры взыс­ка­ний име­ют опре­де­лен­ные пра­во­вые по­след­ствия, вли­я­ю­щие на пе­ре­вод на улуч­шен­ные усло­вия со­дер­жа­ния или при­ме­не­ние к осуж­ден­но­му УДО.

Несмот­ря на фор­маль­ное со­от­вет­ствие меж­ду­на­род­ным тре­бо­ва­ни­ям, ме­то­ди­ка при­вле­че­ния к дис­ци­пли­нар­ным взыс­ка­ни­ям в Бе­ла­ру­си вы­зы­ва­ет ряд со­мне­ний и тре­бу­ет до­пол­ни­тель­ных ком­мен­та­ри­ев. В первую оче­редь, несмот­ря на под­раз­де­ле­ние по стро­го­сти на­ка­за­ния, его диф­фе­рен­ци­а­ция до­ста­точ­но при­зрач­на. За од­но и то же на­ру­ше­ние осуж­ден­ный мо­жет от­де­лать­ся вы­го­во­ром или по­пасть в штраф­ной изо­ля­тор на неопре­де­лен­ное ко­ли­че­ство вре­ме­ни.

Со­глас­но прин­ци­пу 30 «Сво­да прин­ци­пов за­щи­ты всех лиц, под­вер­га­е­мых за­дер­жа­нию или за­клю­че­нию в ка­кой бы то ни бы­ло фор­ме» (при­нят ре­зо­лю­ци­ей 43/173 Ге­нассам­блеи ООН от 9 де­каб­ря 1988г.), «ха­рак­тер по­ве­де­ния за­дер­жан­но­го или на­хо­дя­ще­го­ся в за­клю­че­нии ли­ца, пред­став­ля­ю­щий со­бой дис­ци­пли­нар­ное пра­во­на­ру­ше­ние во вре­мя за­дер­жа­ния или за­клю­че­ния, вид и про­дол­жи­тель­ность дис­ци­пли­нар­но­го на­ка­за­ния, ко­то­рое мо­жет быть на­ло­же­но, а так­же вла­сти, в ком­пе­тен­цию ко­то­рых вхо­дит назна­че­ние та­ко­го на­ка­за­ния, долж­ны быть точ­но опре­де­ле­ны в над­ле­жа­щим об­ра­зом опуб­ли­ко­ван­ных за­ко­нах или уста­нов­лен­ных в со­от­вет­ствии с за­ко­ном пра­ви­лах».

Ины­ми сло­ва­ми, каж­дое на­ка­за­ние долж­но иметь чет­кую диф­фе­рен­ци­а­цию и быть до­ве­де­но до све­де­ния осуж­ден­но­го, ко­то­рый дол­жен по­ни­мать и осо­зна­вать тя­жесть про­ступ­ка и сле­ду­ю­щих за этим по­след­ствий, а не за­ви­сеть от сию­ми­нут­но­го на­стро­е­ния пред­ста­ви­те­ля ИУ, на­де­лен­но­го пра­вом вы­не­се­ния взыс­ка­ния.

Как сле­ду­ет из по­яс­ни­тель­ной записки к Ев­ро­пей­ским пе­ни­тен­ци­ар­ным пра­ви­лам (ЕПП, при­ня­ты ре­ше­ни­ем 952-го за­се­да­ния Ка­би­не­та ми­ни­стров Со­ве­та Ев­ро­пы от 11 ян­ва­ря 2006г.), дан­ны­ми пра­ви­ла­ми под­чер­ки­ва­ет­ся гла­вен­ству­ю­щая роль за­ко­на и офи­ци­аль­ных ком­пе­тент­ных ор­га­нов, на­ря­ду с необ­хо­ди­мо­стью уста­нав­ли­вать огра­ни­че­ния на при­ме­не­ние мер на­ка­за­ния.

Бо­лее то­го, важ­ней­шей со­став­ля­ю­щей ча­стью при при­ме­не­нии мер дис­ци­пли­нар­но­го взыс­ка­ния яв­ля­ет­ся обес­пе­че­ние со­от­вет­ству­ю­ще­го ста­ту­са за­клю­чен­но­го, ува­же­ние его до­сто­ин­ства и сле­до­ва­ние

пра­ви­лам чест­ной иг­ры. Дан­ные пра­ви­ла ин­тер­пре­ти­ру­ют об­ще­при­ня­тые дис­ци­пли­нар­ные ме­ры и про­це­ду­ры не как ис­клю­чи­тель­но ка­ра­тель­ные или сдер­жи­ва­ю­щие в от­ри­ца­тель­ном смыс­ле, а как по­зи­тив­ные ас­пек­ты с точ­ки зре­ния их на­прав­лен­но­сти и при­ме­не­ния.

Ин­те­рес­но от­ме­тить, что п.2 ч.1 ст.112 - вне­оче­ред­ное де­жур­ство по убор­ке по­ме­ще­ний или тер­ри­то­рии ИУ - от­кры­то про­ти­во­ре­чит п.28.1 Ми­ни­маль­ных стан­дарт­ных пра­вил об­ра­ще­ния с за­клю­чен­ны­ми (пер­вый Кон­гресс ООН, 1955г., одоб­ре­ны Эко­но­ми­че­ским и Со­ци­аль­ным Со­ве­том в его ре­зо­лю­ци­ях от 31 июля 1957. и 13 мая 1977г.): «За­клю­чен­ных не сле­ду­ет на­зна­чать на ра­бо­ты по об­слу­жи­ва­нию са­мо­го за­ве­де­ния в ка­че­стве ка­кой бы то ни бы­ло дис­ци­пли­нар­ной ме­ры».

А по­сколь­ку меж­ду­на­род­ные до­го­во­ры об­ла­да­ют выс­шей юри­ди­че­ской си­лой пе­ред на­ци­о­наль­ны­ми ак­та­ми, то са­мо по се­бе при­вле­че­ние осуж­ден­ных в ка­че­стве ме­ры дис­ци­пли­нар­но­го взыс­ка­ния к ра­бо­там по об­слу­жи­ва­нию ИУ вы­гля­дит не со­всем за­кон­ной ме­рой дис­ци­пли­нар­но­го взыс­ка­ния.

Ли­ше­ние крат­ко­сроч­но­го и дли­тель­но­го сви­да­ний

На­вер­ное, ни­кто не бу­дет спо­рить, что ли­ше­ние сви­да­ний с близ­ки­ми - са­мое стро­гое на­ка­за­ние, ко­то­рое ка­са­ет­ся не толь­ко осуж­ден­но­го, но и их род­ствен­ни­ков, за­тра­тив­ших нема­ло средств и вре­ме­ни для дол­го­ждан­ной встре­чи с осуж­ден­ным. На наш взгляд, дан­ный вид на­ка­за­ния дол­жен быть ис­клю­чен из спис­ка взыс­ка­ний, по­сколь­ку он про­ти­во­ре­чит не толь­ко меж­ду­на­род­ным, но и на­ци­о­наль­ным тре­бо­ва­ни­ям.

Как сле­ду­ет из На­уч­но-прак­ти­че­ско­го ком­мен­та­рия к УИК, предо­став­ле­ние осуж­ден­ным сви­да­ний име­ет це­лью со­хра­не­ние и под­дер­жа­ние се­мей­ных, род­ствен­ных и иных со­ци­аль­но по­лез­ных свя­зей. В свя­зи с этим ли­ше­ние сви­да­ний вполне мо­жет рас­смат­ри­вать­ся как пре­пят­ство­ва­ние ад­ми­ни­стра­ций ИУ к под­дер­жа­нию и со­хра­не­нию та­ких свя­зей, что не от­ве­ча­ет тре­бо­ва­ни­ям, предъ­яв­ля­е­мым к ис­пра­ви­тель­но­му про­цес­су.

Да и вряд ли мож­но на­звать ис­пра­ви­тель­ным про­цесс, ко­то­рый за­став­ля­ет осуж­ден­но­го и его род­ствен­ни­ков ис­пы­ты­вать мо­раль­ные и пси­хо­ло­ги­че­ские стра­да­ния.

Из п.37 Ми­ни­маль­ных стан­дарт­ных пра­вил об­ра­ще­ния с за­клю­чен­ны­ми сле­ду­ет, что им «долж­на предо­став­лять­ся воз­мож­ность об­щать­ся со сво­ей се­мьей и лю­бы­ми ли­ца­ми или пред­ста­ви­те­ля­ми ор­га­ни­за­ций и воз­мож­но­стью при­ни­мать по­се­ще­ния этих лиц че­рез ре­гу­ляр­ные про­ме­жут­ки вре­ме­ни, при­чем толь­ко с те­ми огра­ни­че­ни­я­ми и над­зо­ром, ко­то­рые не­об­хо­ди­мы в ин­те­ре­сах их ис­прав­ле­ния, без­опас­но­сти и со­блю­де­ния долж­но­го по­ряд­ка в за­ве­де­нии».

Вряд ли мож­но на­звать ли­ше­ние сви­да­ния имен­но тем огра­ни­че­ни­ем, ко­то­рый спо­соб­ству­ет ис­прав­ле­нию в том смыс­ле, ко­то­рый рас­смат­ри­ва­ет­ся УИК и меж­ду­на­род­ны­ми до­го­во­ра­ми. Осо­бен­но, ко­гда сви­да­ние за­пре­ща­ет­ся в тот мо­мент, ко­гда род­ствен­ни­ки осуж­ден­но­го уже при­бы­ли в ИУ, по­не­ся фи­нан­со­вые и вре­мен­ные за­тра­ты.

При этом ст.43.2 преду­смат­ри­ва­ет­ся на­ли­чие си­сте­мы от­пус­ков из мест ли­ше­ния сво­бо­ды для осуж­ден­ных, сов­ме­сти­мой с це­ля­ми ис­пра­ви­тель­но­го воз­дей­ствия, что­бы спо­соб­ство­вать об­ще­нию с внеш­ним ми­ром.

Ев­ро­пей­ские пе­ни­тен­ци­ар­ные пра­ви­ла, ко­то­рые при­зва­на ис­пол­нять Бе­ла­русь, рас­смат­ри­ва­ют по­доб­ные от­пус­ка как важ­ную роль в укреп­ле­нии свя­зей с се­мьей и об­лег­че­ние со­ци­аль­ной ре­ин­те­гра­ции за­клю­чен­ных. Они так­же спо­соб­ству­ют со­зда­нию ат­мо­сфе­ры гу­ман­но­сти в ме­стах ли­ше­ния сво­бо­ды и долж­ны как мож­но ши­ре ис­поль­зо­вать­ся как в от­кры­тых, так и в за­кры­тых пе­ни­тен­ци­ар­ных учре­жде­ни­ях.

(Про­дол­же­ние чи­тай­те в по­сле­ду­ю­щих ко­лон­ках «Плат­фор­ма за­щи­ты»)

* ди­рек­тор част­но­го ин­фор­ма­ци­он­но­го учре­жде­ния «нью плат­форм ин­но­вейшн»

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.