Ру­ко­по­жа­тие с пре­зен­том

Взят­коб­ра­те­ли осуж­де­ны по по­ка­за­ни­ям взят­ко­да­те­лей

Belgazeta - - Первая Страница - Вик­тор ФЕДОРОВИЧ

«КО МНЕ В СИЗО ПРИ­ХО­ДИ­ЛИ И СКА­ЗА­ЛИ, ЧТО ПО МА­ТЕ­РИ­А­ЛАМ КГБ ОПРАВДАТЕЛ­ЬНЫХ ПРИГОВОРОВ БЫТЬ НЕ МО­ЖЕТ», - СКА­ЗАЛ В СВО­ЕМ ПО­СЛЕД­НЕМ СЛОВЕ ОБ­ВИ­НЯ­Е­МЫЙ. В ЕГО СЛУ­ЧАЕ ТАК И БЫ­ЛО. 20 ИЮЛЯ В СУ­ДЕ ФРУН­ЗЕН­СКО­ГО РАЙ­О­НА МИН­СКА ОБ­ВИ­НИ­ТЕЛЬ­НЫМ ПРИГОВОРОМ ЗА­ВЕР­ШИЛ­СЯ ПРО­ЦЕСС ПО ДЕ­ЛУ О КОР­РУП­ЦИИ В ТРАНС­ПОРТ­НОЙ ИН­СПЕК­ЦИИ МИНТРАНСПО­РТА И КОМ­МУ­НИ­КА­ЦИЙ (см. «бел­га­зе­ту» N21 от 12 июня).

По­вер­сии обвинения, Лео­нид Ле­меш с июля 2015г. по ап­рель 2017г. за взят­ки на об­щую сумму $500 по­мо­гал ком­мер­че­ским транс­порт­ным пред­при­я­ти­ям по­лу­чать спе­ци­аль­ные раз­ре­ше­ния на гру­зо­пе­ре­воз­ки по Рос­сии и Ка­зах­ста­ну, в т.ч. из преду­смот­рен­но­го Минтранспо­рта ре­зер­ва. В ка­че­стве взя­ток в де­ле так­же упо­ми­на­ют­ся два по­да­роч­ных на­бо­ра из ко­нья­ка, ду­хов, ка­лен­да­ря, руч­ки и блок­но­та. Ни­ко­лая Жу­равле­ва об­ви­ни­ли в том, что он под­стре­кал ком­мер­сан­тов да­вать взят­ки, а ко­гда ему пе­ре­да­ва­ли день­ги, часть их при­сва­и­вал.

Справ­ка «Белга­зе­ты». Про­цесс на­чал­ся 7 июня под пред­се­да­тель­ством судьи Дмит­рия Лу­ка­ше­ви­ча. Пе­ред су­дом пред­ста­ли на­чаль­ник транс­порт­ной ин­спек­ции Минтранспо­рта и ком­му­ни­ка­ций Лео­нид Ле­меш и зам­на­чаль­ни­ка 4-го управ­ле­ния ДФР КГК Ни­ко­лай Жу­равлев. Первый об­ви­ня­ет­ся по ч.1 и ч.2 ст.430 (получение взят­ки) и ч.1 ст.14 ч.2 ст.430 УК (по­ку­ше­ние на получение взят­ки), вто­рой - по ч.1 и ч.2 ст.209 (мо­шен­ни­че­ство), ч.5 и ч.6 ст.16 ч.1 и ч.2 ст.431 УК (под­стре­ка­тель­ство и по­соб­ни­че­ство при да­че взя­ток). Оба на­хо­дят­ся под стра­жей с ап­ре­ля 2017 г. Об­ви­не­ние под­дер­жи­ва­ла прокурор Кри­сти­на Асрян. Ле­ме­ша за­щи­щал ад­во­кат Ни­ко­лай Яц­ке­вич, Жу­равле­ва - Анна Ко­ра­нев­ская.

На­чаль­ник ин­спек­ции при­знал лишь эпизод с од­ним по­да­роч­ным набором к Новому го­ду, ко­то­рый по­лу­чил из рук ди­рек­то­ра брест­ской фир­мы «Чай­ка» За­елен­чи­ца. По его сло­вам, че­рез неко­то­рое вре­мя он, раз­би­рая по­да­рок, про­ли­стал блок­нот, из ко­то­ро­го вы­па­ло $100. День­ги оста­вил се­бе.

В иде­а­ле вме­сте с Ле­ме­шем и Жу­равле­вым ска­мью об­ви­ня­е­мых долж­ны бы­ли де­лить За­елен­чиц и еще два фи­гу­ран­та: ди­рек­тор ЧУП «Пром-Двим» Ка­ра­чун и не­кто Вол­чок - в про­шлом быв­ший со­труд­ник КГБ, уво­лен­ный, как про­зву­ча­ло в су­де, «по дис­кре­ди­ти­ру­ю­щим об­сто­я­тель­ствам». Од­на­ко эта тро­и­ца, ока­зав­шись «в ла­пах» КГБ, на­пи­са­ла яв­ки с по­вин­ной, да­ла нуж­ные по­ка­за­ния, за что и получила в этом де­ле ста­тус сви­де­те­лей. Вол­чок да­же про­вел неко­то­рое вре­мя в СИЗО КГБ, но в свя­зи с «де­я­тель­ным рас­ка­я­ни­ем» уголовное де­ло в от­но­ше­нии него бы­ло пре­кра­ще­но. Вро­де все по за­ко­ну, но оса­до­чек остал­ся.

Схе­ма­тич­но эта ис­то­рия вы­гля­дит так. Ка­ра­чун, жа­ло­вав­ший­ся Жу­равле­ву на проблему с по­лу­че­ни­ем раз­ре­ше­ний, яко­бы им под­стре­ка­е­мый к ре­ше­нию про­бле­мы взят­ка­ми, пе­ре­да­ет день­ги по­след­не­му, тот, в од­ном слу­чае остав­ляя се­бе все, в другом - часть, осталь­ные ку­пю­ры он вру­ча­ет Волч­ку, а по­след­ний их но­сил Ле­ме­шу. По сло­вам сви­де­те­ля, день­ги он пе­ре­да­вал при ру­ко­по­жа­тии.

Оба об­ви­ня­е­мых свою ви­ну от­ри­ца­ли. Как ока­за­лось, с по­лич­ным их не за­дер­жи­ва­ли, а все об­ви­не­ние вы­стро­е­но на по­ка­за­ни­ях сви­де­те­лей-взят­ко­да­те­лей.

В пре­ни­ях сто­рон го­соб­ви­ни­тель пред­ло­жи­ла ли­шить 60-лет­не­го Ле­ме­ша сво­бо­ды сро­ком на 4,5 го­да с кон­фис­ка­ци­ей иму­ще­ства и ли­ше­ни­ем пра­ва за­ни­мать ор­га­ни­за­ци­он­но-рас­по­ря­ди­тель­ные долж­но­сти сро­ком на 5 лет. Жу­равле­ва прокурор про­си­ла на­ка­зать 4 го­да­ми ко­ло­нии с ли­ше­ни­ем спе­ци­аль­но­го зва­ния «под­пол­ков­ник фи­нан­со­вой ми­ли­ции». Так оно и вы­шло.

Приговор

Дмит­рий Лу­ка­ше­вич огла­сил ре­зо­лю­тив­ную часть вер­дик­та. Ле­меш и Жу­равлев при­зна­ны ви­нов­ны­ми по всем пунк­там обвинения. За эпи­зо­ды с мо­шен­ни­че­ством Жу­равлев по­лу­чил 2 го­да, за под­стре­ка­тель­ство и по­соб­ни­че­ство в да­че взя­ток - 4 го­да. Окон­ча­тель­но - 4 го­да ли­ше­ния сво­бо­ды в ко­ло­нии уси­лен­но­го ре­жи­ма с ли­ше­ни­ем зва­ния под­пол­ков­ни­ка и пра­ва за­ни­мать долж­но­сти в пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нах сро­ком на 5 лет.

Ле­ме­ша окон­ча­тель­но при­го­во­ри­ли к 4 го­дам 6 ме­ся­цам ли­ше­ния сво­бо­ды с кон­фис­ка­ци­ей все­го иму­ще­ства и ли­ше­ни­ем пра­ва за­ни­мать ру­ко­во­дя­щие долж­но­сти сро­ком на 5 лет.

Так­же суд по­ста­но­вил взыс­кать с об­ви­ня­е­мых неосно­ва­тель­но при­об­ре­тен­ную вы­го­ду. Ле­меш дол­жен вне­сти в каз­ну BYN940, Жу­равлев чуть бо­лее BYN2 тыс. По­ми­мо это­го у быв­ше­го на­чаль­ни­ка транс­порт­ной ин­спек­ции, от­ме­тив­ше­го ме­сяц на­зад в СИЗО свое 60-ле­тие, кон­фис­ку­ют Volvo XC90, га­раж и бо­лее 1 тыс. ак­ций од­но­го из ЗАО. Приговор в за­кон­ную си­лу не всту­пил и, оче­вид­но, бу­дет об­жа­ло­ван об­ви­ня­е­мы­ми и их за­щит­ни­ка­ми.

Бе­з­успеш­ная ата­ка за­щи­ты

Суд пер­вой ин­стан­ции пол­но­стью при­нял по­зи­цию обвинения, несмот­ря на то, что са­ми об­ви­ня­е­мые и их ад­во­ка­ты, вы­стра­и­вая ли­нию за­щи­ты, ста­ви­ли под со­мне­ние глав­ный до­вод про­ку­ро­ра - по­ка­за­ния сви­де­те­лей-взят­ко­да­те­лей. Мож­но ли им бы­ло верить, ес­ли по­ми­мо слов ни­ка­ких дру­гих убе­ди­тель­ных до­ка­за­тельств ви­нов­но­сти Ле­ме­ша и Жу­равле­ва в су­де не про­зву­ча­ло? Та­ко­вой бы­ла по­зи­ция в пре­ни­ях сто­рон ад­во­ка­та Жу­равле­ва Ан­ны Ко­ра­нев­ской, ко­то­рая с уче­том об­ви­ни­тель­ной схе­мы, по су­ти, вы­сту­пи­ла в за­щи­ту и быв­ше­го на­чаль­ни­ка транс­порт­ной ин­спек­ции.

«Об­ви­не­ние ос­но­ва­но на го­ло­слов­ных по­ка­за­ни­ях Ка­ра­чу­на и Волч­ка. Об­ви­не­ни­ем не до­ка­зан факт пе­ре­да­чи Ка­ра­чу­ном де­нег Жу­равле­ву и не пред­став­ле­но ни­ка­ких до­ка­за­тельств об­ра­ще­ния ча­сти де­нег в соб­ствен­ность Жу­равле­ва при пе­ре­да­че этих де­нег непо­сред­ствен­но Волч­ку для по­сле­ду­ю­щей пе­ре­да­чи Ле­ме­шу. Нет ни­ка­ких до­ка­за­тельств, что Вол­чок пе­ре­да­вал день­ги Ле­ме­шу. В хо­де су­деб­но­го след­ствия, на­о­бо­рот, бы­ли ис­сле­до­ва­ны до­ка­за­тель­ства, опро­вер­га­ю­щие вер­сию предъ­яв­лен­но­го обвинения. Об­ви­не­ние предъ­яв­ле­но на пред­по­ло­же­ни­ях, что не мо­жет счи­тать­ся до­ка­за­тель­ством» - так ад­во­кат на­ча­ла свое вы­ступ­ле­ние.

Анна Ко­ра­нев­ская об­ра­ти­ла вни­ма­ние су­да на ряд несты­ко­вок и кон­струк­цию обвинения Жу­равле­ва, ко­то­рая «не выдерживае­т кри­ти­ки, по­сколь­ку пред­ста­ви­тель го­соб­ви­не­ния пред­ло­жи­ла су­ду ру­ко­вод­ство­вать­ся внут­рен­ним убеж­де­ни­ем, при­том, что за­ко­ном пред­пи­са­но, что внут­рен­нее убеж­де­ние су­да не мо­жет быть ос­но­ва­но на пред­по­ло­же­ни­ях и опре­де­ля­ет­ся прин­ци­пом пре­зумп­ции неви­нов­но­сти».

В ма­те­ри­а­лах уго­лов­но­го де­ла есть ссыл­ка, что Ка­ра­чун в яв­ке с по­вин­ной по­дроб­но ука­зал ко­ли­че­ство и об­сто­я­тель­ства встреч с Жу­равле­вым для пе­ре­да­чи де­нег транс­порт­ной ин­спек­ции. «Явка с по­вин­ной пред­став­ле­на об­ви­не­ни­ем в ка­че­стве до­ка­за­тель­ства, од­на­ко в ней нет ни ко­ли­че­ства, ни об­сто­я­тельств встреч с Жу­равле­вым, ни их по­дроб­но­го опи­са­ния, - продолжала ад­во­кат. - В су­де Ка­ра­чун не смог вспом­нить, пе­ре­пи­сы­вал ли он яв­ку с по­вин­ной. В Пет­ри­ков­ский от­дел КГБ его вы­зва­ли в 11 ча­сов 17 ап­ре­ля, там он про­вел около 14 ча­сов, с ним об­ща­лись 2-3 со­труд­ни­ка, как их зо­вут, он не зна­ет. С его слов ему да­ва­ли по­чи­тать Уго­лов­ный ко­декс, за­чем, он не пом­нит, он написал яв­ку с по­вин­ной, но о чем нуж­но бы­ло ее пи­сать, он не пом­нит. Вс­пом­нил лишь, что ему два ра­за ста­ло пло­хо, од­ни раз ему да­ли ка­ки­е­то таб­лет­ки, от ко­то­рых ста­ло еще ху­же».

От­дель­но Ко­ра­нев­ская про­шлась и по спо­со­бам свя­зи Ка­ра­чу­на с Жу­равле­вым. Ведь они долж­ны бы­ли до­го­ва­ри­вать­ся о встре­чах для пе­ре­да­чи де­нег на взят­ки. Сви­де­тель утвер­ждал, что в его те­ле­фоне бы­ли уста­нов­ле­ны про­грам­мы Viber и WhatsApp, ко­то­рые он ис­поль­зо­вал для свя­зи с Жу­равле­вым. Од­на­ко с те­ле­фо­ном слу­чи­лась бе­да - он его раз­бил, ку­пил но­вый, а по­том всю пе­ре­пис­ку уда­лил. Так он утвер­ждал в хо­де след­ствия. В су­де, за­ме­ти­ла ад­во­кат, Ка­ра­чун со­об­щил, что ни­че­го не уда­лял, «она как-то са­ма уда­ли­лась при на­сло­е­нии ин­фор­ма­ции». Так­же он утвер­ждал, что поль­зо­вал­ся про­грам­мой Skype, ко­то­рая так­же бы­ла в те­ле­фоне.

«На­ли­чие самих про­грамм, пе­ре­пис­ки с ис­поль­зо­ва­ни­ем этих про­грамм в мо­биль­ном те­ле­фоне Ка­ра­чу­на - факт не уста­нов­лен­ный», - ска­за­ла ад­во­кат. В су­де же сви­де­тель вс­пом­нил, что Skype был в но­ут­бу­ке, на ко­то­рый в 2016г. «прыг­ну­ла кош­ка, по­сле че­го но­ут­бук упал и не ра­бо­тал», - про­ци­ти­ро­ва­ла его сло­ва Анна Ко­ра­нев­ская.

Ана­ло­гич­ным об­ра­зом она вы­ска­за­лась и в адрес сви­де­те­ля обвинения Волч­ка, ко­то­рый утвер­ждал, что «с по­мо­щью те­ле­фо­на с ис­поль­зо­ва­ни­ем про­грам­мы Telegram осу­ществ­лял связь с Жу­равле­вым». Од­на­ко этот те­ле­фон у него яко­бы сло­мал­ся, а сим-кар­ту он вы­бро­сил. «Ни­кто эту вер­сию не про­ве­рял! Утвер­жде­ния сви­де­те­ля го­ло­слов­ны, ибо ин­фор­ма­ция о поль­зо­ва­те­ле и по­лом­ка те­ле­фо­на ни­как не вли­я­ет на со­хран­ность кон­так­та. От­сут­ствие в ма­те­ри­а­лах уго­лов­но­го де­ла да­же при­зна­ков ис­поль­зо­ва­ния Волч­ком, Ка­ра­чу­ном и Жу­равле­вым про­грамм-при­ло­же­ний - это под­твер­жде­ние то­го, что никакой пе­ре­пис­ки и звон­ков не бы­ло», - кон­ста­ти­ро­ва­ла ад­во­кат. По ее сло­вам, в те­ле­фоне Жу­равле­ва та­ких про­грамм во­об­ще не бы­ло. Она про­си­ла ее под­за­щит­но­го оправ­дать, од­на­ко, оче­вид­но, внут­рен­не­му убеж­де­нию судьи по ду­ше ока­за­лась вер­сия обвинения.

Ле­меш: «По­че­му ме­ня не взя­ли с по­лич­ным?»

По­след­ние сло­ва об­ви­ня­е­мых так­же не бы­ли услы­ша­ны су­дом. Лео­нид Ле­меш при­знал, что при­нял лишь один по­да­рок от ком­мер­сан­та к Новому го­ду: «Что бы­ло в па­ке­те, я не смот­рел… Со­жа­лею и ис­кренне рас­ка­и­ва­юсь за этот факт в мо­ей жиз­ни. Од­на­ко, несмот­ря на это, я не брал на се­бя ка­ких­ли­бо обя­за­тельств ни пе­ред За­елен­чи­цем, ни пе­ред «Чай­кой».

Он пол­но­стью от­ри­ца­ет получение де­нег от Волч­ка. Яко­бы тот пе­ре­да­вал ему день­ги в кон­це ра­бо­че­го дня че­рез ру­ко­по­жа­тие и, не по­го­во­рив, стре­ми­тель­но ухо­дил. «Я ни­ко­гда не оста­вал­ся один в кон­це ра­бо­че­го дня, - ска­зал Ле­меш и за­дал, по­жа­луй, са­мый клю­че­вой во­прос все­го де­ла: - Ес­ли про­во­ди­лись ОРМ, то по­че­му ме­ня не взя­ли с по­лич­ным?»

«С пер­во­го дня за­дер­жа­ния я просил, что­бы ме­ня про­ве­ри­ли на по­ли­гра­фе. Я про­хо­дил по­ли­граф в первый же день. В су­де ре­зуль­та­тов это­го по­ли­гра­фа нет. В хо­де след­ствия я на­сто­ял, что­бы ме­ня от­ве­ли на по­ли­граф, ве­ли в пят­ни­цу, но что-то не скла­ды­ва­лось, и ме­ня от­ве­ли в понедельни­к. По­это­му воз­ни­ка­ют сомнения в ре­зуль­та­тах од­но­знач­но­сти или неод­но­знач­но­сти по­ли­гра­фа. У ме­ня 40 лет тру­до­во­го ста­жа, я все­гда чест­но слу­жил и не на­ру­шал за­кон. За 15 ме­ся­цев в СИЗО ушли из жиз­ни, умер­ли мои ро­ди­те­ли и мать мо­ей же­ны. Не ли­шай­те ме­ня сво­бо­ды», - ска­зал Ле­меш.

Жу­рав­лёв: «Я не знаю, сколь­ко мне оста­лось жить»

В сво­ем по­след­нем слове под­пол­ков­ник фи­нан­со­вой ми­ли­ции Жу­равлев об­ра­тил вни­ма­ние су­да на неправ­ди­вые по­ка­за­ния сви­де­те­лей Ка­ра­чу­на и Волч­ка: «Ни­ко­гда в сво­ей жиз­ни я не слы­шал столь­ко лжи и фаль­ши, сколь­ко бы­ло про­из­не­се­но Ка­ра­чу­ном в хо­де пред­ва­ри­тель­но­го след­ствия и в за­ле су­да. Ес­ли бы не это уголовное де­ло, я бы ни­ко­гда не по­ве­рил в то, что лю­бо­го че­ло­ве­ка мож­но заключить под стра­жу лишь на го­ло­слов­ных по­ка­за­ни­ях... Я в пол­ном недо­уме­нии от то­го, как в неза­кон­ном об­ви­не­нии по­ка­за­ни­я­ми од­но­го че­ло­ве­ка суд пы­та­ют­ся убе­дить в том, что быв­ший со­труд­ник КГБ, уво­лен­ный по дис­кре­ди­ти­ру­ю­щим ос­но­ва­ни­ям, по­лу­чал от ме­ня и пе­ре­да­вал день­ги Ле­ме­шу!».

«Как мож­но верить то­му, что не под­твер­жде­но? - во­про­шал об­ви­ня­е­мый. - Пу­та­ные по­ка­за­ния сви­де­те­лей, ос­но­ван­ные на пред­по­ло­же­ни­ях обвинения. Ме­ня не за­дер­жи­ва­ли на ра­бо­те, я не был взят с по­лич­ным! Ме­ня вы­зва­ли на бе­се­ду 17 ап­ре­ля 2017г. С это­го мо­мен­та я да­вал прав­ди­вые по­ка­за­ния. Как ока­за­лось, прав­да ни­ко­му не бы­ла нужна. Ви­ди­мо, бы­ло же­ла­ние по­ка­зать ре­зуль­тат ра­бо­ты. Ес­ли об­ви­не­ние бы­ло прав­дой, за­чем нуж­но бы­ло хо­дить ко мне [в СИЗО] в хо­де след­ствия и без при­сут­ствия ад­во­ка­та ока­зы­вать дав­ле­ние, пред­ла­гать при­знать ви­ну в том, что я не со­вер­шал. Как бы я смот­рел в гла­за че­ло­ве­ку, ко­то­рый си­дит со мной на од­ной ска­мье? Ого­во­рить его? Как это сде­ла­ли Вол­чок и Ка­ра­чун? Я так не умею. Я устал без се­мьи, но не устал верить, что приговор бу­дет за­кон­ным, а не за­каз­ным, как обещали на след­ствии. Ко­гда ко мне при­хо­ди­ли, мне го­во­ри­ли, что суд не ста­нет раз­би­рать­ся, по ма­те­ри­а­лам КГБ оправдател­ьных приговоров быть не мо­жет. Я не знаю, сколь­ко мне оста­лось жить, у ме­ня ис­кус­ствен­ный кла­пан сердца, мой ди­а­гноз - это уже приговор. Мне не при­но­си­ли таб­лет­ки, не при­гла­ша­ли вра­ча, я ни ра­зу не был на осмот­ре спе­ци­а­ли­стом за вре­мя на­хож­де­ния в СИЗО. Я все­гда был и оста­юсь чест­ным че­ло­ве­ком».

По вер­сии ад­во­ка­тов, на­чаль­ник транс­порт­ной ин­спек­ции Лео­нид Ле­меш и зам­на­чаль­ни­ка 4-го управ­ле­ния ДФР Ни­ко­лай Жу­рав­лёв (спра­ва на­ле­во), при­знан­ные ви­нов­ны­ми по всем пунк­там обвинения, ста­ли жерт­ва­ми го­ло­слов­ных по­ка­за­ний сви­де­те­лей-взят­ко­да­те­лей, а иных до­ка­за­тельств след­ствие не пред­ста­ви­ло

Ни­ко­лай Жу­рав­лёв: «Я в пол­ном недо­уме­нии от то­го, как в неза­кон­ном об­ви­не­нии по­ка­за­ни­я­ми од­но­го че­ло­ве­ка суд пы­та­ют­ся убе­дить в том, что быв­ший со­труд­ник КГБ, уво­лен­ный по дис­кре­ди­ти­ру­ю­щим ос­но­ва­ни­ям, по­лу­чал от ме­ня и пе­ре­да­вал день­ги Ле­ме­шу!»

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.