Жэс­та­чай­шы ко­бе­лизм

Неде­ли.net

Belgazeta - - панорама -

О том, как ре­а­ги­ро­ва­ли соц­се­ти на важ­ные со­бы­тия про­шед­шей

неде­ли, - в еже­не­дель­ном об­зо­ре «БелГа­зе­ты»

Глав­ным ньюсмей­ке­ром про­шлой неде­ли стал га­рант оте­че­ствен­ной ста­биль­но­сти, устро­ив­ший в Ор­ше гран­ди­оз­ный раз­нос сво­им под­чи­нен­ным.

«Ор­ша, гнев пре­зи­ден­та - это еще один удар по «ими­джу стра­ны» в плане раз­ви­тия и мо­дер­ни­за­ции, фор­ми­ро­ва­ния при­вле­ка­тель­но­го ин­ве­сти­ци­он­но­го ими­джа: под­черк­ну­та без­от­вет­ствен­ность чи­нов­ни­ков, от­сут­ствие мо­ти­ва­ции на до­сти­же­ние, на­ли­чие руч­но­го управ­ле­ния стра­ной и боль­шое ко­ли­че­ство ста­ти­стов», - кон­ста­ти­ро­ва­ла Тац­ця­на Ка­рат­ке­вич. «Тр­э­ба яму за­вяз­ва­ць з гэты­мі па­езд­ка­мі па за­во­дах ды ін­шых заха­ва­ных пас­ля раз­ва­лу эсе­се­се­ру прад­пры­ем­ствах у рэ­гіё­нах. Бо тут та­кое - так, як той злаш­час­ны за­вод у Вор­шы, а то і горш, вы­гля­дае аб­са­лют­ная боль­шас­ць за­во­даў за каль­ца­вой. Не ўсе, але боль­шас­ць. І калі па іх пра­е­хац­ца, да яш­чэ і зня­нац­ку, то так і са­праў­ды да ін­суль­та не да­лё­ка. Што буд­зе з ве­рай «мы ж заха­валі за­во­ды», я не ка­жу ўво­гу­ле. Тут больш правіль­на ска­за­ць - за­кан­серва­валі ў ча­се. Ну, калі па­гляд­зе­ць, якіх га­доў там стан­кі ста­я­ць», - рас­су­дил Змі­цер Лу­ка­шук. «Про­сто пра­ви­тель­ство и ад­ми­ни­стра­ция пре­зи­ден­та са­ми за­пу­та­лись в этих сот­нях его пре­зи­дент­ских по­ру­че­ний. Вот Ка­ча­но­ва го­во­рит: из 126 по­ру­че­ний пре­зи­ден­та по раз­ви­тию Ор­шан­ско­го района вы­пол­не­но 87, не вы­пол­не­но 32. Сле­ди­те за руками... 87+32=119, а по­ру­че­ний 126. По­фи­ги­ни­сти­че­ски про­па­ли 7 по­ру­че­ний», - под­счи­тал Viktar Malishevsk­y.

СМИ на про­шлой неде­ле про­дол­жа­ли му­ры­жить «дело БелТА», по­пут­но ци­ти­руя Ста­ли­на и жон­гли­руя вы­со­ко­ум­ны­ми фра­за­ми ти­па «чер­но­го ко­бе­ля не от­мо­ешь до­бе­ла», что на­ве­ло на груст­ные мыс­ли о судь­бах жур­на­лист­ской про­фес­сии в стране по­бе­див­ше­го про­цве­та­ния.

«Я всегда был про­тив бар­ри­кад­ной жур­на­ли­сти­ки, - по­де­лил­ся мыс­ля­ми Паўлюк Бы­коўскі.- На мой взгляд, есть жур­на­ли­сти­ка, и есть дру­гие про­фес­сии, сход­ные по ин­стру­мен­та­рию, но ко­то­рые не бе­рут на се­бя обя­за­тель­ства слу­жить об­ще­ству пу­тем предо­став­ле­ния до­сто­вер­ных фактов и раз­но­об­раз­ных мне­ний. Про­ще го­во­ря, жур­на­ли­сты от­дель­но от про­па­ган­ди­стов. При этом всегда бы­ли и, на­вер­ное, всегда будут по­ли­ти­ки, ко­то­рые будут на­вя­зы­вать жур­на­лист­ско­му со­об­ще­ству де­ле­ние на «чест­ных» и «нечест­ных», на го­су­дар­ствен­ных и него­су­дар­ствен­ных, на оп­по­зи­ци­он­ных и ло­яль­ных… Сей­час го­ря­чая фа­за «об­ме­на лю­без­но­стя­ми», вы­зван­ная про­па­ган­дист­ским обес­пе­че­ни­ем «де­ла БелТА». Тем не ме­нее, я на­де­юсь, что про­ис­хо­дя­щее не при­ве­дет к рас­ко­лу жур­на­лист­ско­го со­об­ще­ства. Не­до­стат­ки есть у всех нас, ба­зар­ные скло­ки и оскорб­ле­ния не кра­сят ни­ко­го».

Дру­гие поль­зо­ва­те­ли бы­ли бо­лее жест­ки в оцен­ках про­ис­хо­дя­ще­го. «Дум­кі пра рас­кол, да­руй­це, вы­гля­да­ю­ць наіў­ны­мі. бо ед­на­сці ніколі і не было», - па­ри­ро­ва­ла Adaria Gushtyn. «Тут як раз усе про­ста - пад­зел на тых, хто за каў­ба­су, і тых, хто за праў­ду і ад­па­вед­на сваю краі­ну, дзе­так, бу­дучы­ню, даб­ра­быт», - рас­ста­вил точ­ки над «i» Aliaksandr Klaskouski.

Не­ко­то­рые из поль­зо­ва­те­лей по­жа­ле­ли чи­нов­ни­ков, по­пав­ших под горячую ру­ку. «На со­ве­ща­нии у Лу­ка­шен­ко боль­но смот­реть на топ-чи­нов­ни­ков: у Ко­ча­но­вой раз­ве что гла­зик не дер­гал­ся, ми­ни­стры сто­ят - ру­ки по швам, гла­за опу­сти­ли. Один рукой ли­цо за­крыл, второй рукой кон­спек­ти­ру­ет. Первые ли­ца стра­ны. Пом­ни­те пе­сен­ку Сле­па­ко­ва «Пу­тин страш­ный, Пу­тин страш­ный, я его бо­юсь! В мой пент­ха­ус трех­этаж­ный по­се­ли­лась грусть!». Так и на­ши дядь­ки из Сов­ми­на - разъ­едут­ся по сво­им особ­ня­кам в Дроз­дах-Вес­нин­ках, сни­мут стресс и на­зав­тра, как ни в чем не бы­ва­ло, на ра­бо­ту при­дут», - вздох­ну­ла Та­тья­на Гу­се­ва. «Ко­гда ро­ди­те­ли не могут найти до­стой­ных ме­то­дов вос­пи­та­ния, от бес­си­лия начинают орать и бить де­тей. Дра­ка - это ад­ми­ни­стра­тив­ный и уго­лов­ный ко­дек­сы, по­это­му оста­ет­ся толь­ко де­кон­струк­тив­ный крик. Мо­жет, это крик о по­мо­щи?» - за­да­лась непразд­ным вопросом Сви­ат­ла­на Ива­но­ва.

«Да успо­кой­тесь. Это те­атр. Все ро­ли раз­да­ли. Все всё вы­учи­ли. Ес­ли б вза­прав­ду - дав­но все с ин­фарк­та­ми слег­ли», - по­яс­ни­ла Halina Bekish. «Гнев пре­зи­ден­та стра­шен толь­ко для оп­по­зи­ции. Чи­нов­ни­кам - в ка­че­стве ком­пен­са­ции мо­раль­но­го вре­да - кот­те­джи, от­ка­ты и пр.», - до­ба­вил Ар­тем Ко­рот­че­ня.

«А я на них смот­рю, мыс­лен­но жуя поп­корн, - при­знал­ся Danis Dushelub.- Они на­столь­ко на­до­е­ли, что уже про­сто лень на них фо­ку­си­ро­вать взгляд. Их ка­рьер­ные взле­ты, па­де­ния, иди­от­ские ин­три­ги... Есть ка­кой-то лич­ный граж­дан­ский ру­беж вос­при­я­тия, за ко­то­рым эти ма­ри­о­нет­ки про­сто пе­ре­ста­ют ин­те­ре­со­вать и ста­но­вят­ся об­щей мас­сой, в ко­то­рой все на од­но ли­цо. В прин­ци­пе, это неда­ле­ко от ис­ти­ны... Их вре­мя ушло, но они это как-то по­ка не про­сек­ли. И я же не скач­ках, где де­ла­ют ставки в за­бе­ге - на ту или иную ло­шадь. Тут весь та­бун нуж­но уби­рать на­фиг: они все хро­мые и боль­ные. Кто на ко­пы­то, кто на го­ло­ву». «Груст­но то, что в стране дей­стви­тель­но есть про­фес­си­о­на­лы, ко­то­рые могут ре­шать проблемы от­рас­лей, толь­ко До­сто­чти­мый уже по­чти 20 лет од­них и тех же дох­лых мух в та­рел­ке пе­ре­ме­ши­ва­ет», - по­се­то­вал Ми­ха­ил Гор­дин. «А дзе вы ба­чы­це жур­налістаў у дзяр­жаў­ных СМІ? Зда­ец­ца, ніх­то з ра­бот­нікаў дзяр­жаў­ных СМІ не пра­д­э­ман­стра­ваў пра­фесій­ную салі­дар­на­сць. У іх ін­шая місія, чым у нас», - за­ме­тил Кастусь Шы­таль. «Бе­з­услов­но, жур­на­ли­сти­ка не имеет ни­ка­ко­го отношения к ка­зен­но­му про­па­ган­дон­ству. По­это­му лю­бое госСМИ есть ок­сю­мо­рон дур­но­го свой­ства и гнус­ный пе­ре­жи­ток первой и по­след­ней ста­дии ком­му­низ­ма. Как толь­ко жур­на­лист по­сту­па­ет на служ­бу к го­су­дар­ству, он пе­ре­ста­ет быть та­ко­вым, ста­но­вясь идео­ло­гом, аги­та­то­ром и про­па­ган­ди­стом», - до­ба­вил Александр Сдвиж­ков. «Рас­кол в пи­шу­щем со­об­ще­стве на­чал­ся не с «де­ла БелТА» и не со слов Лу­ка­шен­ко про чэс­ных и няч­эс­ных. Да, мы рас­ко­ло­ты на го­то­вых пи­сать по за­ка­зу вла­стей и на кри­ти­ку­ю­щих власть. Это нор­маль­но в на­шей ситуации», - ре­зю­ми­ро­ва­ла Natalja Makuszyna.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.