го­ни на кгб/ ск про­во­дит про­вер­ку за­яв­ле­ний об­ви­ня­е­мых о пыт­ках/

СК про­во­дит про­вер­ку за­яв­ле­ний об­ви­ня­е­мых о пыт­ках

Belgazeta - - Первая Страница - Вик­тор ФЕ­ДО­РО­ВИЧ

Су­деб­ное след­ствие в Мин­ском об­ласт­ном су­де по де­лу о ги­бе­ли ря­до­во­го Кор­жи­ча в Пе­чах бли­зи­лось к за­вер­ше­нию, но неожи­дан­но на­шлись сра­зу две при­чи­ны для объ­яв­ле­ния пе­ре­ры­ва.

Про­цесс на­чал­ся 8 ав­гу­ста, шел он еже­днев­но, мож­но ска­зать ров­но, по­ка не на­чал­ся этап до­про­са об­ви­ня­е­мых (см. «БелГа­зе­ту» N34 от 18 сен­тяб­ря). Го­соб­ви­ни­тель, про­ку­рор от­де­ла Ген­про­ку­ра­ту­ры Юрий Шерс­нев в ос­нов­ном за­да­вал тра­ди­ци­он­ные во­про­сы по об­сто­я­тель­ствам, упо­мя­ну­тым в об­ви­ни­тель­ном за­клю­че­нии, каж­до­му из фи­гу­ран­тов де­ла. В про­шлом Шерс­нев слу­жил в во­ен­ной про­ку­ра­ту­ре, за пле­ча­ми де­сят­ки лет служ­бы, на­смот­рел­ся, ко­неч­но, вся­ко­го в вой­сках, од­на­ко это де­ло его яв­но за­це­пи­ло. В хо­де до­про­сов про­ку­рор, ка­за­лось, пы­тал­ся на­да­вить на об­ви­ня­е­мых, на что тут же эмо­ци­о­наль­но ре­а­ги­ро­ва­ли ад­во­ка­ты. А Шерс­нев, ви­ди­мо, боль­ше для се­бя пы­тал­ся вы­яс­нить при­ро­ду уни­же­ний, ко­то­рым со сто­ро­ны сер­жан­тов под­вер­га­лись кур­сан­ты учеб­ки. На­при­мер, в об­ви­не­нии у Ан­то­на Вя­же­ви­ча есть эпи­зод, ко­гда он, недо­воль­ный чи­сто­той обу­ви ря­до­во­го, вы­да­вил то­му на ру­ки чер­ный крем и за­ста­вил ру­ка­ми вы­чи­стить бер­цы. Про­ку­рор эмо­ций не скры­вал: «За 31 год служ­бы я в пер­вый раз с та­ким столк­нул­ся. От­ку­да вы это­му на­учи­лись? Вы рань­ше та­кое де­ла­ли?». «Я не де­лал, но один раз ви­дел», - от­ве­тил сер­жант.

В этом и соль все­го де­ла о «де­дов­щине», ко­то­рая го­да­ми на­кап­ли­ва­лась и пе­ре­да­ва­лась, слов­но по на­след­ству, от при­зы­ва к при­зы­ву в в/ч 43064 72-го гвар­дей­ско­го объ­еди­нен­но­го учеб­но­го цен­тра (ОУЦ) под­го­тов­ки пра­пор­щи­ков и млад­ших спе­ци­а­ли­стов Во­ору­жен­ных сил. В су­де ис­сле­ду­ют­ся со­бы­тия, ко­то­рые про­ис­хо­ди­ли в 1-м и 2-м взво­дах 3-й учеб­ной тан­ко­вой ро­ты, где про­хо­ди­ли служ­бу об­ви­ня­е­мые сер­жан­ты ко­ман­дир от­де­ле­ния 23-лет­ний Ев­ге­ний Ба­ра­нов­ский, зам­ко­ман­ди­ра взво­да 22-лет­ний Ан­тон Вя­же­вич и ко­ман­дир от­де­ле­ния млад­ший сер­жант 20-лет­ний Егор Ску­ра­то­вич.

Справ­ка «БелГа­зе­ты». Пред­се­да­тель­ству­ет в про­цес­се, ко­то­рый на­чал­ся 8 ав­гу­ста, су­дья Олег Ла­пе­ко, сто­ро­ну об­ви­не­ния пред­став­ля­ют про­ку­ро­ры Юрий Шерс­нев и Ва­дим Ло­луа. Ба­ра­нов­ский, Ску­ра­то­вич и Вя­же­вич об­ви­ня­ют­ся по ч.3 ст.455 (пре­вы­ше­ние вла­сти, по­влек­шее тяж­кие по­след­ствия, срок от 5 до 12 лет ли­ше­ния сво­бо­ды). По вер­сии об­ви­не­ния, «про­ти­во­прав­ные дей­ствия Ба­ра­нов­ско­го, со­вер­шен­ные им в сго­во­ре со Ску­ра­то­ви­чем, на­ря­ду с ана­ло­гич­ны­ми дей­стви­я­ми млад­ше­го сер­жан­та Ску­ра­то­ви­ча и сер­жан­та Вя­же­ви­ча в от­но­ше­нии под­чи­нен­ных им во­ен­но­слу­жа­щих, в том чис­ле в от­но­ше­нии Алек­сандра Кор­жи­ча, по­влек­ли са­мо­убий­ство по­след­не­го». След­ствие при­шло к вы­во­ду, что, «бо­ясь и не же­лая воз­вра­щать­ся в под­раз­де­ле­ние и под­вер­гать­ся на­си­лию и же­сто­ко­му об­ра­ще­нию, из­де­ва­тель­ствам и по­бо­рам, тер­петь стра­да­ния и уни­же­ния, не ви­дя ино­го вы­хо­да из по­ло­же­ния, Кор­жич 26 сен­тяб­ря 2017г. по­сле вы­пис­ки из ме­ди­цин­ской ро­ты цен­тра, где он на­хо­дил­ся на ле­че­нии с 17 сен­тяб­ря, по­сле 12.30 про­сле­до­вал в под­валь­ное по­ме­ще­ние зда­ния ме­ди­цин­ской ро­ты, где на по­яс­ном ремне, сде­лав сколь­зя­щую пет­лю, вто­рой ко­нец рем­ня при­кре­пил к вы­сту­па­ю­щей под по­тол­ком ме­тал­ли­че­ской ско­бе, а за­тем по­ве­сил­ся». Так­же сер­жан­ты об­ви­ня­ют­ся по ч.1 и 2 ст.430 УК (по­лу­че­ние взят­ки, по­лу­че­ние взят­ки по­втор­но). По вер­сии след­ствия, они за­ни­ма­лись ру­ко­при­клад­ством и по­бо­ра­ми, тор­го­ва­ли раз­ре­ше­ни­я­ми поль­зо­вать­ся неустав­ны­ми те­ле­фо­на­ми, по­сле от­боя за­став­ля­ли под­чи­нен­ных от­жи­мать­ся в про­ти­во­га­зах и без, при­вле­ка­ли к раз­лич­ным ра­бо­там, от­би­ра­ли про­дук­ты, за­став­ля­ли по­ку­пать им си­га­ре­ты. В об­ви­не­нии от­ме­че­но, что неза­кон­ные при­ка­зы ря­до­вые вы­пол­ня­ли «про­тив сво­ей во­ли, ис­пы­ты­вая мо­раль­ные стра­да­ния и уни­же­ние».

По­ми­мо это­го, Ба­ра­нов­ско­му ин­кри­ми­ни­ро­ва­на ч.1 ст.205 (кра­жа). Яко­бы он украл у под­чи­нен­но­го мо­биль­ный те­ле­фон с за­ряд­ным устрой­ством, сто­и­мо­стью BYN107, и про­дал его со­слу­жив­цу.

Не ис­клю­че­но, что не луч­шим об­ра­зом нес­ли служ­бу во­и­ны и в дру­гих под­раз­де­ле­ни­ях. Но в дан­ном слу­чае речь боль­ше о край­них, ко­то­рые ока­за­лись в эпи­цен­тре ги­бе­ли сол­да­та. По вер­сии об­ви­не­ния, 21-лет­не­го пар­ня до са­мо­убий­ства до­ве­ли сер­жан­ты. Об­ви­ня­е­мые с та­ким под­хо­дом не со­глас­ны и пред­при­ня­ли по­пыт­ку пе­ре­ве­сти стрел­ки, вы­ста­вив се­бя жерт­ва­ми. Что, к сло­ву, от­ча­сти вер­но.

Не на тех на­е­ха­ли

В хо­де до­про­сов сер­жан­тов вы­яс­ни­лось, что неко­то­рое вре­мя они на­хо­ди­лись на гаупт­вах­те, от­ку­да их «пе­ре­се­ли­ли» в СИЗО КГБ. След­ствие по де­лу вел цен­траль­ный ап­па­рат След­ствен­но­го ко­ми­те­та, од­на­ко пер­во­на­чаль­ную ра­бо­ту с то­гда еще по­до­зре­ва­е­мы­ми про­во­ди­ли опе­ра­тив­ни­ки гос­бе­зо­пас­но­сти. На них-то и на­е­ха­ли сер­жан­ты.

Ба­ра­нов­ский утвер­жда­ет, что имен­но под их дик­тов­ку он на­пи­сал несколь­ко явок с по­вин­ной, за­яв­ле­ний на имя пред­се­да­те­ля КГБ Ва­ле­рия Ва­куль­чи­ка и чи­сто­сер­деч­ное при­зна­ние, в ко­то­рых со­об­щил о сво­их про­ти­во­прав­ных дей­стви­ях в от­но­ше­нии под­чи­нен­ных ему кур­сан­тов, в чис­ле ко­то­рых был и Алек­сандр Кор­жич. И по­яс­нял, что дей­ство­вал сов­мест­но с млад­шим сер­жан­том Ску­ра­то­ви­чем, за­од­но «слил» че­ки­стам и сер­жан­та Вя­же­ви­ча.

В су­де сер­жант от явок с по­вин­ной фак­ти­че­ски от­ка­зал­ся, со­об­щив, что пи­сал их под дав­ле­ни­ем со­труд­ни­ков КГБ, ко­то­рые ему угро­жа­ли и да­же из­би­ва­ли: «Би­ли по поч­кам. Я до сих пор в туа­лет хо­жу кро­вью». Об­ви­ня­е­мый при­знал­ся, что Ску­ра­то­ви­ча и Вя­же­ви­ча ого­во­рил. Осо­бых при­мет сво­их ис­тя­за­те­лей не со­об­щил, при­пом­нил толь­ко од­но­го под­пол­ков­ни­ка по фа­ми­лии Пен­за.

В хо­де до­про­сов в су­де Ску­ра­то­вич на фи­зи­че­ское на­си­лие со сто­ро­ны опе­ра­тив­ни­ков КГБ не жа­ло­вал­ся, лишь упо­мя­нул мно­го­ча­со­вые до­про­сы: «При­хо­ди­лось це­лый день си­деть в ка­би­не­те без еды». Он так­же за­явил, что на след­ствии ого­во­рил сво­их по­дель­ни­ков.

Вя­же­вич на до­про­се в су­де спер­ва и сло­вом не об­мол­вил­ся о сво­их пре­тен­зи­ях к КГБ. И толь­ко пе­ред огла­ше­ни­ем его по­ка­за­ний на след­ствии вви­ду про­ти­во­ре­чий вдруг по­тре­бо­вал, что­бы эта часть про­цес­са про­шла в за­кры­том слу­ша­нии. Яко­бы он опа­са­ет­ся по­след­ствий для се­бя и сво­их близ­ких. По его сло­вам, в КГБ на него ока­зы­ва­лось фи­зи­че­ское и пси­хо­ло­ги­че­ское дав­ле­ние. Суд его хо­да­тай­ство удо­вле­тво­рил, по­это­му то, что Вя­же­вич пи­сал в сво­их яв­ках с по­вин­ной, под чью дик­тов­ку и как у него вы­би­ва­ли по­ка­за­ния, оста­лось за кад­ром. Прав­да, все трое друж­но от­ка­за­лись оформ­лять свои пре­тен­зии к че­ки­стам в ви­де пись­мен­ных за­яв­ле­ний.

За них это сде­лал го­соб­ви­ни­тель Шерс­нев, за­явив­ший хо­да­тай­ство об объ­яв­ле­нии пе­ре­ры­ва для про­ве­де­ния про­вер­ки. Офи­ци­аль­но та­ко­го ро­да про­вер­ки про­во­дят­ся в рам­ках ст.174 УПК (ре­ше­ния, при­ни­ма­е­мые по за­яв­ле­ни­ям или со­об­ще­ни­ям о пре­ступ­ле­нии) и длят­ся они око­ло 10 дней. Суд хо­да­тай­ство про­ку­ро­ра удо­вле­тво­рил. Про­цесс про­дол­жит­ся 8 ок­тяб­ря, и то­гда ста­нут из­вест­ны ре­зуль­та­ты ра­бо­ты След­ствен­но­го ко­ми­те­та, ко­то­рый про­во­дит про­вер­ку.

Мож­но пред­по­ло­жить, что за­вер­шит­ся она не в поль­зу об­ви­ня­е­мых. По край­ней ме­ре, ес­ли бы сер­жан­тов в КГБ дей­стви­тель­но прес­со­ва­ли по пол­ной - с уда­ра­ми по поч­кам и дру­гим внут­рен­ним ор­га­нам - то в первую оче­редь из них бы вы­би­ва­ли при­зна­ния в до­ве­де­нии сол­да­та до са­мо­убий­ства. Это ведь са­мый глав­ный эпи­зод все­го де­ла. Про Вя­же­ви­ча ска­зать нече­го, а вот Ба­ра­нов­ский и Ску­ра­то­вич про та­кой дик­тант в «за­стен­ках КГБ» и сло­вом не об­мол­ви­лись.

Пе­ре­рыв в су­де так­же был ну­жен, что­бы об­ви­ня­е­мые смог­ли участ­во­вать в дру­гом уго­лов­ном про­цес­се, но уже в ка­че­стве по­тер­пев­ших. 1 ок­тяб­ря Мин­ский об­ласт­ной суд нач­нет рас­смат­ри­вать де­ло, воз­буж­ден­ное по ч.1 и 2 ст.455 УК в от­но­ше­нии быв­ших ко­ман­ди­ра ро­ты Павла Су­ко­вен­ко и стар­ши­ны ро­ты пра­пор­щи­ка Ар­ту­ра Вир­ба­ла. Оче­вид­но, Ба­ра­нов­ско­му, Ску­ра­то­ви­чу и Вя­же­ви­чу уго­то­ва­на роль не толь­ко по­тер­пев­ших, но и сви­де­те­лей сто­ро­ны об­ви­не­ния. По сло­вам об­ви­ня­е­мых-по­тер­пев­ших, рот­ный тре­бо­вал, что­бы сер­жан­ты обес­пе­чи­ва­ли его ко­фе, си­га­ре­та­ми и про­дук­та­ми, за про­вин­но­сти за­став­лял от­жи­мать­ся и лу­пил де­ре­вян­ной пал­кой. А пра­пор­щик Вир­бал не вы­да­вал по­ло­жен­ное об­мун­ди­ро­ва­ние, ко­то­рое сер­жан­ты по­ку­па­ли у него за день­ги. Та­кая вот за­го­гу­ли­на на­ри­со­ва­лась в этой ар­мей­ской дра­ме.

При­сут­ство­вав­шая в су­де ма­ма по­гиб­ше­го сол­да­та Свет­ла­на Кор­жич в офи­ци­аль­ную вер­сию смер­ти сы­на не ве­рит. «Ми­но­бо­ро­ны ско­ло­ти­ло бан­ду, ко­то­рая мо­е­го сы­на уби­ла» - та­ки­ми сло­ва­ми она в пе­ре­ры­ве од­но­го из за­се­да­ний вы­ка­за­ла свое от­но­ше­ние к про­ис­хо­дя­ще­му. 26 сен­тяб­ря ис­пол­нит­ся офи­ци­аль­ная го­дов­щи­на со дня смер­ти пар­ня. Ви­ся­щим в пет­ле в под­ва­ле мед­ро­ты его на­шли 3 ок­тяб­ря. Да­та смер­ти был опре­де­ле­на экс­пер­та­ми, ско­рее все­го, при­бли­зи­тель­но. «А ко­гда у Са­ши на са­мом де­ле го­дов­щи­на, я ведь до сих пор не знаю», - ска­за­ла жен­щи­на.

«БелГа­зе­та» про­дол­жит сле­дить за про­цес­сом.

«Ми­но­бо­ро­ны ско­ло­ти­ло бан­ду, ко­то­рая мо­е­го сы­на уби­ла»

свет­ла­на кор­жич в офи­ци­аль­ную вер­сию смер­ти сы­на не ве­рит:

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.