Под­ста­ва?

Сы­ну быв­ше­го ми­ли­ци­о­не­ра гро­зит ре­аль­ный срок за кра­жу те­ле­фо­на

Belgazeta - - Первая Страница - Вик­тор ФЕДОРОВИЧ

Сы­ну быв­ше­го ми­ли­ци­о­не­ра гро­зит ре­аль­ный срок за кра­жу те­ле­фо­на/

«Пре­зумп­ция неви­нов­но­сти в Бе­ла­ру­си не ра­бо­та­ет!» - убеж­ден жи­тель Мо­ло­деч­но Александр Руд­ниц­кий. Он уве­рен, что его несо­вер­шен­но­лет­не­го сы­на под­ста­вил од­но­группник по кол­ле­джу, а уго­лов­ное дело след­ствие сфаль­си­фи­ци­ро­ва­ло. «Им про­ще по­ве­сить на Ан­то­на лю­бое пре­ступ­ле­ние, что­бы не ис­кать ис­тин­ных ви­нов­ни­ков», - до­бав­ля­ет отец.

три де­ся­ти­ле­тия ра­бо­ты в СМИ ав­тор этих строк много вся­ко­го на­слу­шал­ся от ро­ди­те­лей, дети ко­то­рых вля­пы­ва­лись в кри­ми­наль­ные истории. Но здесь слу­чай осо­бый. Александр Руд­ниц­кий - в про­шлом со­труд­ник ми­ли­ции, слу­жил в уг­ро, зна­ет осо­бен­но­сти ра­бо­ты сле­до­ва­те­ля. Из ор­га­нов уво­лил­ся в 2006г. по соб­ствен­но­му желанию, сей­час - даль­но­бой­щик. По­это­му слышать от него нели­це­при­ят­ные оцен­ки в ад­рес быв­ших кол­лег, мягко говоря, уди­ви­тель­но. Бо­лее то­го, даже вы­слу­шав от него всю ис­то­рию, я не удер­жал­ся от тра­ди­ци­он­ных в та­ких слу­ча­ях во­про­сов: «Ну а ты, ро­ди­тель, куда смот­рел? Еже­ли твое ди­те по­па­да­ет в плохую компанию, то кто в первую оче­редь ви­но­ват?».

Александр Руд­ниц­кий с се­бя ви­ну не сни­ма­ет, мол, пре­ду­пре­ждал, ограж­дал как мог, да вот слу­чи­лось. И, увы, не в пер­вый раз. Си­ту­а­ция с кра­жей те­ле­фо­на отя­го­ща­ет­ся уже име­ю­щей­ся су­ди­мо­стью у 17-лет­не­го пар­ня. В но­яб­ре про­шло­го года за кра­жи ве­ло­си­пе­дов суд на­ка­зал Ан­то­на ли­ше­ни­ем сво­бо­ды сро­ком на 1,5 года с от­сроч­кой ис­пол­не­ния при­го­во­ра сро­ком на год.

«По­пал под вли­я­ние 22-лет­не­го ра­нее че­ты­ре­жды су­ди­мо­го че­ло­ве­ка, - рас­ска­зы­ва­ет отец. - Ес­ли ви­но­вен, ви­на до­ка­за­на, дол­жен от­ве­чать, та­кой мой прин­цип. Но в том слу­чае не по спра­вед­ли­во­сти бы­ло. Сын при­знал ви­ну ча­стич­но, по эпи­зо­дам, в ко­то­рых при­ни­мал уча­стие. Нам при­хо­ди­лось в су­де до­ка­зы­вать свою неви­нов­ность, пред­став­ляя факты и сви­де­те­лей неви­нов­но­сти, од­на­ко все это бы­ло на­прас­но! Суд в ду­ше по­сме­ял­ся, вы­слу­шав сви­де­те­лей, ко­то­рые под­твер­жда­ли неви­нов­ность сы­на, и все рав­но вме­нил сы­ну в при­го­вор все эпи­зо­ды, ко­то­рые предъ­яви­ла в об­ви­не­нии сле­до­ва­тель. При­го­вор вы­но­сил­ся та­ким об­ра­зом: вы­слу­ша­ли в су­деб­ном за­се­да­нии еще од­но­го нашего сви­де­те­ля, по­сле че­го бы­ли пре­ния сто­рон, вы­слу­ша­ли по­след­ние сло­ва об­ви­ня­е­мых и суд уда­лил­ся в со­ве­ща­тель­ную ком­на­ту. Не про­шло и од­ной ми­ну­ты, как пред­се­да­тель с дву­мя за­се­да­те­ля­ми вер­ну­лись в зал с уже на­пе­ча­тан­ным при­го­во­ром в от­но­ше­нии тро­их об­ви­ня­е­мых, в чис­ле ко­то­рых на­хо­дил­ся и мой сын».

Отец пе­ре­жи­ва­ет, что по ана­ло­гич­но­му сце­на­рию пройдет и предстоящий процесс, дело уже в су­де, рас­смот­ре­ние на­зна­че­но на 8 ок­тяб­ря. Ан­тон об­ви­ня­ет­ся по ч.2 ст.205 (кра­жа, совершенная по­втор­но).

Кто же вор?

Со­бы­тия, став­шие уго­лов­ным де­лом, про­изо­шли ран­ним ве­че­ром 3 июня т.г. вбли­зи во­до­е­ма, рас­по­ло­жен­но­го око­ло де­рев­ни Кри­ни­ца Мо­ло­деч­нен­ско­го рай­о­на, где от­ды­ха­ла мо­ло­дежь. Там у по­тер­пев­ше­го Р. по­хи­ти­ли телефон Samsung сто­и­мо­стью BYN400. Ве­че­ром сле­ду­ю­ще­го дня в Мо­ло­деч­но Ан­то­на за­дер­жа­ли и до­ста­ви­ли в РОВД, где он доб­ро­воль­но вы­дал телефон. Пар­ня от­пра­ви­ли в ИВС, а перед этим его, как утвер­жда­ет Руд­ниц­кий-стар­ший, под дик­тов­ку за­ста­ви­ли на­пи­сать чи­сто­сер­деч­ное при­зна­ние. По сло­вам от­ца, «под дав­ле­ни­ем сотрудника уго­лов­но­го ро­зыс­ка, вы­ра­зив­шем­ся в при­ме­не­нии последним угроз и фи­зи­че­ско­го на­си­лия (несколь­ко раз ударил по го­ло­ве сы­на пла­сти­ко­вой бу­тыл­кой, за­пол­нен­ной ка­кой-то жид­ко­стью)». Руд­ниц­кий об­ра­ща­ет вни­ма­ние, что в этой бу­ма­ге от­сут­ству­ют фра­зы, необ­хо­ди­мые для на­пи­са­ния чи­сто­сер­деч­но­го при­зна­ния и яв­ки с по­вин­ной: «На­пи­са­но без ка­ко­го-ли­бо давления и без при­нуж­де­ния».

О том, что у сы­на сно­ва непри­ят­но­сти, отец узнал от же­ны по те­ле­фо­ну, ко­гда на­хо­дил­ся на ра­бо­те за пре­де­ла­ми Бе­ла­ру­си. По­зво­нил сле­до­ва­те­лю, что­бы узнать по­дроб­но­сти. «Он ска­зал, что сы­на еще не до­пра­ши­вал и на­ме­рен его аре­сто­вать, - рас­ска­зы­ва­ет Руд­ниц­кий. - Я про­сил его не спе­шить, не де­лать по­спеш­ных вы­во­дов, не до­про­сив мо­е­го несо­вер­шен­но­лет­не­го сы­на. На мою та­кую прось­бу сле­до­ва­тель от­ве­тил: «Ну, по­бе­се­дую с тво­им сы­ном, ну, до­про­шу я его и что это из­ме­нит? Все рав­но он по­хи­тил. И зачем те­бе это надо, чтоб он два ме­ся­ца был на сво­бо­де?». То есть еще до пер­во­го до­про­са сле­до­ва­тель сде­лал вы­вод о ви­нов­но­сти мо­е­го сы­на!»

Прав­да, все оказалось слож­нее. По вер­сии от­ца, телефон украл од­но­группник сы­на по кол­ле­джу Кирилл. По­сле кра­жи он пе­ре­дал телефон Ан­то­ну, что­бы тот его по­ло­жил в свой рюк­зак, мол, бо­юсь по­те­рять. О том, что вещь во­ро­ван­ная, Ан­тон не знал. На сле­ду­ю­щий день Кирилл за­брал телефон, вы­нул сим-кар­ту и уда­лил с него всю информацию, яко­бы так надо для про­да­жи.

Са­мое уди­ви­тель­ное, что 7 июня на оч­ной став­ке в ИВС Кирилл признался в кра­же. «При этом, - го­во­рит Руд­ниц­кий, - он ука­зал, что сра­зу не со­знал­ся в со­вер­ше­нии кра­жи, а ого­во­рил мо­е­го сы­на, так как бо­ял­ся от­вет­ствен­но­сти за со­де­ян­ное». Ан­то­на вы­пу­сти­ли из ИВС, а фи­гу­ран­том уго­лов­но­го де­ла стал Кирилл. Ка­за­лось, спра­вед­ли­вость вос­тор­же­ство­ва­ла. Бы­ли даже сви­де­те­ли, ко­то­рые под­твер­жда­ли неви­нов­ность Ан­то­на и утвер­жда­ли, что имен­но Кирилл хва­стал­ся лов­ко­стью сво­их рук.

ОРМ в ка­би­не­те сле­до­ва­те­ля

Од­на­ко недол­го му­зы­ка играла. По сло­вам Руд­ниц­ко­го-старшего в ата­ку по­шла мать Ки­рил­ла, она по­жа­ло­ва­лась на сле­до­ва­те­ля, по­сле че­го на по­втор­ном до­про­се парень из­ме­нил по­ка­за­ния, от кра­жи от­кре­стил­ся, ука­зав на Ан­то­на. И сле­до­ва­тель рез­ко по­ме­нял свое мне­ние, в ре­зуль­та­те уго­лов­ное пре­сле­до­ва­ние в от­но­ше­нии Ки­рил­ла пре­кра­ти­ли, а об­ви­не­ние в ито­ге предъ­яви­ли Ан­то­ну.

«Во вре­мя про­ве­де­ния по­втор­ной оч­ной став­ки между мо­им сы­ном и Ки­рил­лом, - рас­ска­зы­ва­ет Руд­ниц­кий­стар­ший, - сле­до­ва­тель к за­кон­но­му пред­ста­ви­те­лю Ки­рил­ла - его ма­те­ри - и к са­мо­му по­до­зре­ва­е­мо­му от­но­сил­ся по­чти­тель­но, веж­ли­во и даже с яв­ным про­яв­ле­ни­ем лю­без­но­сти. Поз­во­лял им задавать вопросы, не от­но­ся­щи­е­ся к устра­не­нию про­ти­во­ре­чий между участ­ни­ка­ми оч­ной став­ки; поз­во­лял Ки­рил­лу гру­бить в мой ад­рес, пе­ре­би­вать ме­ня, ко­гда я за­да­вал вопросы, не де­лая за­ме­ча­ния по­до­зре­ва­е­мо­му. Сле­до­ва­тель так­же ни­как не ре­а­ги­ро­вал на то, что за­кон­ный пред­ста­ви­тель под­ска­зы­ва­ла сво­е­му сы­ну как вопросы, так и ответы на вопросы, на­би­ра­ла в мо­биль­ном телефоне текст, по­ка­зы­ва­ла сы­ну, по­сле че­го уда­ля­ла на­бран­ный текст. В то же вре­мя в от­но­ше­нии мо­е­го сы­на сле­до­ва­тель стал от­но­сить­ся пред­взя­то, гру­бо и с по­сто­ян­ны­ми угро­за­ми аре­ста».

Начали ме­нять свои по­ка­за­ния и сви­де­те­ли. Ес­ли ра­нее боль­шин­ство из них да­ва­ли по­ка­за­ния про­тив Ки­рил­ла, за­явив, что тот хва­лил­ся, что украл телефон, то те­перь ста­ли ли­бо пря­мо ука­зы­вать на Ан­то­на, ли­бо огра­ни­чи­ва­лись ко­рот­ким: «Не пом­ню». Отец и в этом видит ра­бо­ту сле­до­ва­те­ля: «За­пу­гал». В ка­че­стве до­ка­за­тель­ства он пред­ста­вил ауди­о­за­пись бе­се­ды сле­до­ва­те­ля в его слу­жеб­ном ка­би­не­те с од­ной из де­ву­шек, ко­то­рая при­шла дать по­ка­за­ния в поль­зу Ан­то­на. Вот несколь­ко фраг­мен­тов, в ко­то­рых отец услы­шал угрозы в ад­рес сви­де­те­ля.

Сле­до­ва­тель: - Не бо­ишь­ся уго­лов­ной от­вет­ствен­но­сти в от­но­ше­нии се­бя?

Сви­де­тель: - Нет! Я просто хо­чу ска­зать, что бы­ло на са­мом де­ле.

Сле­до­ва­тель: - Нет! Та­ко­го не бы­ло на са­мом де­ле. По­ни­ма­ешь, ес­ли ты хо­чешь вы­го­ро­дить Ки­рил­ла это­го, не Ки­рил­ла, а Ан­то­на там да…

Сви­де­тель: - Я просто не хо­чу ни­ко­го вы­го­ра­жи­вать.

Сле­до­ва­тель: - Ну а что ты хо­чешь ска­зать этим? Что ты что-то зна­ешь? Что Кирилл хва­стал­ся, что он по­хи­тил телефон этот?

Сви­де­тель: - Да. На сле­ду­ю­щий день в ку­рил­ке.

Сле­до­ва­тель: - Я хо­чу ска­зать, что бать­ка за про­шлое дело Ан­то­на три че­ло­ве­ка под­ста­вил. Три че­ло­ве­ка под­ста­вил по 401 статье. Они бы­ли осуж­де­ны, эти лю­ди, ко­то­рых он про­сил дать лож­ные по­ка­за­ния, а потом вы­яс­ни­лось, что та­ко­го не бы­ло, и их осу­ди­ли. Ты хо­чешь?

Сви­де­тель: - Я не даю лож­ные по­ка­за­ния.

Сле­до­ва­тель: - Ты да­ешь лож­ные по­ка­за­ния, та­ко­го не бы­ло.

За вре­мя след­ствия Александр Руд­ниц­кий на­пи­сал с десяток жа­лоб на дей­ствия опе­ра­тив­ни­ка, который бу­тыл­кой на­сту­чал по го­ло­ве его сы­на, пи­сал и на сле­до­ва­те­ля с при­об­ще­ни­ем ауди­о­за­пи­си, обращая вни­ма­ние вы­со­ких ин­стан­ций на су­ще­ствен­ные, по его мнению, на­ру­ше­ния УПК. Ответы его не удо­вле­тво­ри­ли, в про­тив­ном слу­чае он не стал бы обращаться в «БелГа­зе­ту». В любом слу­чае эта ис­то­рия за­вер­шит­ся в су­де.

«Ещё до пер­во­го до­про­са сле­до­ва­тель сде­лал вы­вод о ви­нов­но­сти мо­е­го сы­на!»

александр руд­ниц­кий:

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.