По­Зи­циЯ

Belgazeta - - Kриминал -

Ав­тор об­ра­ще­ния в ре­дак­цию «БелГа­зе­ты» - До­мань В.И., осуж­ден­ный по ч.3 ст.328 УК (неза­кон­ные в це­лью сбы­та при­об­ре­те­ние, хра­не­ние, неза­кон­ный сбыт осо­бо опас­ных пси­хо­троп­ных ве­ществ, со­вер­шен­ные груп­пой лиц ли­цом, ра­нее со­вер­шив­шим пре­ступ­ле­ние, преду­смот­рен­ное ст.328 УК) к 10 го­дам ли­ше­ния сво­бо­ды с кон­фис­ка­ци­ей иму­ще­ства с от­бы­ва­ни­ем на­ка­за­ния в ко­ло­нии в усло­ви­ях стро­го­го ре­жи­ма. Апел­ля­ци­он­ная жа­ло­ба До­ма­ня от­кло­не­на.

До­мань счи­та­ет, что его осу­ди­ли необос­но­ван­но, и по­про­сил опуб­ли­ко­вать его пись­мо, что­бы, как он на­пи­сал, все зна­ли, как без­об­раз­но су­дят лю­дей.

Со­глас­но при­го­во­ру су­да и опре­де­ле­нию су­да апел­ля­ци­он­ной ин­стан­ции, До­мань при­знан ви­нов­ным в том, что с це­лью сбы­та он при­об­рел 3,1955 г осо­бо опас­но­го пси­хо­троп­но­го ве­ще­ства, ко­то­рое хра­нил и 20.02.2016г. сбыл Ти­хо­но­ву. Так­же 17.01.2017г. До­мань с це­лью сбы­та при­об­рел 0,4668 г осо­бо опас­но­го пси­хо­троп­но­го ве­ще­ства, часть ко­то­ро­го сбыл ино­му ли­цу, дру­гую часть сбыл Мо­ро­зу, а остав­ша­я­ся часть осо­бо опас­но­го пси­хо­троп­но­го ве­ще­ства бы­ла изъ­ята у До­ма­ня при за­дер­жа­нии (0,0795 г) и в квар­ти­ре (0,2156 г).

Ти­хо­нов дей­ство­вал под кон­тро­лем пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов и при­ни­мал уча­стие в опе­ра­тив­ном ме­ро­при­я­тии «про­ве­роч­ная за­куп­ка», ему бы­ли вы­да­ны де­неж­ные сред­ства, его те­ле­фон­ные пе­ре­го­во­ры с До­ма­нем бы­ли за­фик­си­ро­ва­ны и в даль­ней­шем про­слу­ша­ны. По­сле по­лу­че­ния от До­ма­ня сверт­ка с ве­ще­ством рас­ти­тель­но­го про­ис­хож­де­ния Ти­хо­нов вы­дал свер­ток со­труд­ни­кам ми­ли­ции. Экс­перт­ным пу­тем бы­ло уста­нов­ле­но, что в сверт­ке на­хо­ди­лось осо­бо опас­ное пси­хо­троп­ное ве­ще­ство. Пе­ре­да­ча сверт­ка До­ма­нем Ти­хо­но­ву бы­ла про­из­ве­де­на пу­тем вы­бра­сы­ва­ния из ок­на.

Мо­роз так­же дей­ство­вал в рам­ках «про­ве­роч­ной за­куп­ки». Ему бы­ли вру­че­ны де­неж­ные сред­ства, его пе­ре­го­во­ры с До­ма­нем за­пи­сы­ва­лись. По­сле по­лу­че­ния от До­ма­ня сверт­ка с ве­ще­ством рас­ти­тель­но­го про­ис­хож­де­ния Мо­роз вы­дал по­лу­чен­ное со­труд­ни­кам ми­ли­ции. Экс­перт­ным пу­тем бы­ло уста­нов­ле­но, что в сверт­ке на­хо­ди­лось осо­бо опас­ное пси­хо­троп­ное ве­ще­ство. На фраг­мен­те бу­ма­ги, из ко­то­рой был сде­лан свер­ток, по­лу­чен­ный

Мо­ро­зом от До­ма­ня и вы­дан­ный в ми­ли­ции, бы­ли об­на­ру­же­ны эпи­те­ли­аль­ные клет­ки, ко­то­рые мог­ли про­изой­ти от по­след­не­го.

Сбыт До­ма­нем осо­бо опас­но­го пси­хо­троп­но­го ве­ще­ства ино­му ли­цу, по мне­нию су­да, под­твер­жден тем, что это ли­цо все вре­мя на­хо­ди­лось вме­сте с До­ма­нем, ко­гда он при­об­ре­тал пси­хо­троп­ное ве­ще­ство; это ли­цо рас­ска­зы­ва­ло иным неиз­вест­ным ли­цам по те­ле­фо­ну (пе­ре­го­во­ры фик­си­ро­ва­лись в рам­ках ОРМ «слу­хо­вой кон­троль») о на­ме­ре­нии сбыть пси­хо­троп­ное ве­ще­ство; а так­же тем, что дан­ное иное ли­цо на­хо­ди­лось в со­сто­я­нии, вы­зван­ном упо­треб­ле­ни­ем пси­хо­троп­ных ве­ществ и в его био­сфе­рах бы­ло об­на­ру­же­но пси­хо­троп­ное ве­ще­ство, ана­ло­гич­ное то­му, ко­то­рое бы­ло об­на­ру­же­но у До­ма­ня при за­дер­жа­нии и в квар­ти­ре, где он его хра­нил.

Ис­хо­дя из всех ука­зан­ных об­сто­я­тельств я не ви­жу воз­мож­но­сти со­гла­сить­ся с по­зи­ци­ей До­ма­ня о том, что его осуж­де­ние яв­ля­ет­ся необос­но­ван­ным. Обра­ща­ет на се­бя вни­ма­ние тот факт, что уго­лов­ное де­ло в от­но­ше­нии До­ма­ня по эпи­зо­ду сбы­та пси­хо­троп­но­го ве­ще­ства Ти­хо­но­ву бы­ло воз­буж­де­но спу­стя 11 ме­ся­цев.

На это об­сто­я­тель­ство об­ра­тил вни­ма­ние суд апел­ля­ци­он­ной ин­стан­ции, от­ме­няя пер­вый при­го­вор в от­но­ше­нии До­ма­ня. Вы­яс­ня­лись ли эти об­сто­я­тель­ства при по­втор­ном су­деб­ном рас­смот­ре­нии де­ла, неиз­вест­но, т.к. в при­го­во­ре по это­му по­во­ду не ска­за­но ни­че­го. Од­на­ко иные об­сто­я­тель­ства, на ко­то­рые ука­зал суд апел­ля­ци­он­ной ин­стан­ции, при по­втор­ном су­деб­ном раз­би­ра­тель­стве бы­ли вы­яс­не­ны.

По эпи­зо­ду сбы­та пси­хо­троп­но­го ве­ще­ства Мо­ро­зу как на до­ка­за­тель­ство ви­ны До­ма­ня суд со­слал­ся на по­ка­за­ния вто­ро­го об­ви­ня­е­мо­го по де­лу - Дем­биц­ки, ко­то­рый на пред­ва­ри­тель­ном след­ствии дал по­ка­за­ния о том, что ви­дел, как До­мань упа­ко­вы­вал бе­лое ве­ще­ство в лист бу­ма­ги, и до­га­дал­ся, что это нар­ко­тик. За­тем он вы­ез­жал вме­сте с До­ма­нем на встре­чу с Мо­ро­зом, про­из­во­дил за­клад­ку сверт­ка с пси­хо­троп­ным ве­ще­ством по ука­за­нию До­ма­ня, за­тем ука­зал на ме­сто за­клад­ки Мо­ро­зу. В су­де Дем­биц­ки из­ме­нил свои по­ка­за­ния, стал го­во­рить, что давал по­ка­за­ния в хо­де след­ствия по ука­за­нию со­труд­ни­ков ми­ли­ции.

Но, как я все­гда го­во­рю, та­кое объ­яс­не­ние не яв­ля­ет­ся убе­ди­тель­ным и до­ста­точ­ным для то­го, что­бы по­ла­гать, что суд не при­мет во вни­ма­ние ра­нее дан­ные по­ка­за­ния. Де­ло в том, что суд дол­жен оце­ни­вать все име­ю­щи­е­ся по де­лу до­ка­за­тель­ства в со­во­куп­но­сти. В дан­ном же слу­чае по­ка­за­ния Дем­биц­ки, изоб­ли­ча­ю­щие До­ма­ня как участ­ни­ка сбы­та пси­хо­троп­но­го сред­ства Мо­ро­зу, не про­ти­во­ре­чат иным име­ю­щим­ся по де­лу до­ка­за­тель­ствам: по­ка­за­ни­ям Мо­ро­за, дан­ным опе­ра­тив­но-ро­зыск­ных ме­ро­при­я­тий, за­клю­че­ни­ям экс­пер­тиз.

Мне ка­жет­ся, глав­ное, что долж­ны по­ни­мать чи­та­те­ли пись­ма До­ма­ня, - это то, что лю­бые дей­ствия, свя­зан­ные с неза­кон­ным обо­ро­том нар­ко­ти­че­ских или пси­хо­троп­ных ве­ществ ра­но или позд­но мо­гут за­кон­чить­ся уго­лов­ным де­лом и об­ви­не­ни­ем в со­вер­ше­нии пре­ступ­ле­ния, за ко­то­рое по за­ко­ну мо­жет быть на­зна­че­на очень су­ро­вая ме­ра на­ка­за­ния.

Ком­мен­та­рий ди­рек­то­ра пра­во­за­щит­но­го учре­жде­ния «Плат­фор­ма нью ин­но­вейшн» Ан­дрея БОНДАРЕНКО

под­хо­дить к ста­ти­сти­ке аб­со­лют­но фор­маль­но и не

кон­тек­сту­аль­ную сто­ро­ну ком­мен­та­рия, то с по­зи­ци­ей Вер­хов­но­го су­да слож­но не со­гла­сить­ся - циф­ры го­во­рят са­ми за се­бя. Ес­ли раз­би­рать­ся бо­лее де­таль­но, то сво­ей ре­ак­ци­ей Вер­хов­ный суд обо­зна­чил до­воль­но ин­те­рес­ную про­бле­му, на ко­то­рую до сих пор ни­кто не об­ра­щал долж­но­го внимания, хо­тя она за­слу­жи­ва­ет бо­лее де­таль­но­го ана­ли­за.

Во-пер­вых, из кон­тек­ста опуб­ли­ко­ван­но­го ре­дак­ци­ей пись­ма со­вер­шен­но от­чет­ли­во усмат­ри­ва­ет­ся, что речь идет о при­го­во­ре, свя­зан­ном с ли­ше­ни­ем сво­бо­ды, и труд­но­стях, с ко­то­ры­ми столк­нул­ся ав­тор пись­ма при по­пыт­ках его об­жа­ло­вать. Со­от­вет­ствен­но, ком­мен­та­рий ре­дак­ции к пись­му так­же ка­са­ет­ся про­бле­ма­ти­ки об­жа­ло­ва­ния при­го­во­ров, свя­зан­ных ис­клю­чи­тель­но с ли­ше­ни­ем сво­бо­ды, и боль­ших ко­ли­честв жа­лоб в апел­ля­ци­он­ном и над­зор­ном по­ряд­ке. Мне­ние ав­то­ра ком­мен­та­рия су­гу­бо субъ­ек­тив­ное и от­ра­жа­ет его лич­ное вос­при­я­тие. На мой взгляд, да­же 25% об­жа­ло­ва­ний за 2017г., как ука­зы­ва­ет Вер­хов­ный суд, яв­ля­ет­ся чрез­мер­но вы­со­ким про­цен­том.

Во-вто­рых, Вер­хов­ный суд в сво­ем пись­ме не ука­зы­ва­ет, что в струк­ту­ре су­ди­мо­сти ос­нов­ную мас­су со­став­ля­ют осуж­ден­ные за ме­нее тяж­кие (око­ло 55%) и не пред­став­ля­ю­щие боль­шой об­ще­ствен­ной опас­но­сти (око­ло 20%) пре­ступ­ле­ния. То есть та ка­те­го­рия осуж­ден­ных, ко­то­рая, как пра­ви­ло, не об­жа­лу­ет «мяг­кие при­го­во­ры», не при­бе­га­ет к услу­гам ад­во­ка­тов и не яв­ля­лась объ­ек­том ста­тьи и ком­мен­та­рия к ней.

Об этом же кос­вен­но сви­де­тель­ству­ет и ста­ти­сти­ка, на ко­то­рую ссы­ла­ет­ся в сво­ем пись­ме Вер­хов­ный суд и ко­то­рая раз­ме­ще­на на его сай­те. Из нее сле­ду­ет, что в 2017г. ко­ли­че­ство осуж­ден­ных со­ста­ви­ло 43135 че­ло­век, из ко­то­рых к ли­ше­нию сво­бо­ды и огра­ни­че­нию сво­бо­ды с на­прав­ле­ни­ем в ис­пра­ви­тель­ные учре­жде­ния от­кры­то­го ти­па бы­ли при­го­во­ре­ны 14496 че­ло­век (33% от об­ще­го ко­ли­че­ства осуж­ден­ных). Все­го, по ста­ти­сти­ке Вер­хов­но­го су­да, об­ласт­ным, Мин­ским го­род­ским и Вер­хов­ным су­дом бы­ло рас­смот­ре­но 9926 жа­лоб, или 68,5% от чис­ла осуж­ден­ных к ли­ше­нию и огра­ни­че­нию сво­бо­ды с на­прав­ле­ни­ем в ИУОТ.

Кро­ме то­го, рас­смот­рен­ные апел­ля­ци­он­ные жа­ло­бы не от­ра­жа­ют пол­ную кар­ти­ну фак­ти­че­ски по­дан­ных жа­лоб, по­сколь­ку на мо­мент «за­кры­тия» ста­ти­сти­че­ских дан­ных о де­я­тель­но­сти су­дов об­щей юрис­дик­ции по осу­ществ­ле­нию пра­во­су­дия за 2017г., часть жа­лоб объ­ек­тив­но не мог­ла быть рас­смот­ре­на и их рас­смот­ре­ние пе­ре­не­се­но на 2018г.

То есть в ста­ти­сти­ку не во­шли жа­ло­бы осуж­ден­ных, ко­то­рые бы­ли по­да­ны, но не рас­смот­ре­ны в 2017г. (по при­бли­зи­тель­ным рас­че­там - 10001500, или плюс 7-10% к чис­лу осуж­ден­ных к ли­ше­нию и огра­ни­че­нию сво­бо­ды с на­прав­ле­ни­ем в ИУОТ). Ито­го­вая цифра об­жа­ло­ва­ния в апел­ля­ци­он­ном по­ряд­ке этой ка­те­го­рии осуж­ден­ных в та­ком слу­чае бу­дет до­сти­гать 75-78%, что да­ет ос­но­ва­ния де­лать неуте­ши­тель­ные вы­во­ды и со­гла­сить­ся с ав­то­ром ре­дак­ци­он­но­го ком­мен­та­рия о зна­чи­тель­ном ко­ли­че­стве несо­глас­ных с при­го­во­ра­ми.

Про­ве­ден­ные «Плат­фор­мой нью ин­но­вейшн» ис­сле­до­ва­ния так­же по­ка­зы­ва­ют, что ко­ли­че­ство осуж­ден­ных к ли­ше­нию и огра­ни­че­нию сво­бо­ды, при­бе­га­ю­щих к ме­ха­низ­мам об­жа­ло­ва­ния при­го­во­ров, до­ста­точ­но ве­ли­ко и со­по­ста­ви­мо с вы­ше­ука­зан­ны­ми циф­ра­ми.

По­сколь­ку Вер­хов­ный суд сам обо­зна­чил та­кую ста­ти­сти­че­скую про­бле­ма­ти­ку, то мы обя­за­тель­но об­ра­тим на нее вни­ма­ние и об­ра­тим­ся в выс­шую су­деб­ную ин­стан­цию с прось­бой предо­ста­вить точ­ные ста­ти­сти­че­ские дан­ные по струк­ту­ре су­ди­мо­сти и ко­ли­че­ству об­ра­ще­ний в апел­ля­ци­он­ные ин­стан­ции по от­дель­ным ка­те­го­ри­ям.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.