Вы­ВОд

Belgazeta - - криминал -

По­лян­ский В.В., 1977 г.р., ра­нее три ра­за с пе­ре­ры­ва­ми в 8 ме­ся­цев был осуж­ден за со­вер­ше­ние раз­лич­ных пре­ступ­ле­ний. В 2004г. (тре­тий раз) По­лян­ский был при­го­во­рен к 9 го­дам ли­ше­ния сво­бо­ды (по ам­ни­стии срок на­ка­за­ния со­кра­щен на 1 год). В июле 2011г. остав­ший­ся срок ли­ше­ния сво­бо­ды По­лян­ско­му был за­ме­нен на огра­ни­че­ние сво­бо­ды с на­прав­ле­ни­ем в учре­жде­ние от­кры­то­го ти­па. В сен­тяб­ре 2011г. По­лян­ский стал участ­ни­ком со­бы­тий, в ре­зуль­та­те ко­то­рых вновь по­лу­чил ста­тус об­ви­ня­е­мо­го.

9 ок­тяб­ря 2012г. при­го­во­ром Ми­нобл­су­да По­лян­ский был при­знан ви­нов­ным в со­вер­ше­нии пре­ступ­ле­ния, преду­смот­рен­но­го ч.1 ст.139 УК (умыш­лен­ное про­ти­во­прав­ное ли­ше­ние жиз­ни дру­го­го че­ло­ве­ка), и при­го­во­рен к 12 го­дам и 2 ме­ся­цам ли­ше­ния сво­бо­ды. Кас­са­ци­он­ная ин­стан­ция Вер­хов­но­го су­да оста­ви­ла приговор без из­ме­не­ния.

В сво­ем пись­ме в ре­дак­цию По­лян­ский пи­шет о том, что его дей­стви­ям бы­ла да­на оши­боч­ная юри­ди­че­ская оцен­ка вслед­ствие «неглу­бо­ко­го вы­яс­не­ния субъ­ек­тив­ной сто­ро­ны де­ла».

Из при­ло­жен­ных к пись­му пра­во­вых до­ку­мен­тов вид­но, что уго­лов­ное де­ло По­лян­ско­го два­жды рас­смат­ри­ва­лось су­дом Мо­ло­деч­нен­ско­го рай­о­на. Оба при­го­во­ра от­ме­ня­лись в кас­са­ци­он­ном по­ряд­ке вви­ду од­но­сто­рон­но­сти и непол­но­ты су­деб­но­го след­ствия. В тре­тий раз уго­лов­ное де­ло бы­ло рас­смот­ре­но Ми­нобл­су­дом.

Со­глас­но при­го­во­ру, По­лян­ский при­знан ви­нов­ным в том, что 16 сен­тяб­ря 2011г., он, на­хо­дясь в со­сто­я­нии ал­ко­голь­но­го опья­не­ния по­сле рас­пи­тия спирт­ных на­пит­ков сов­мест­но с Гол­ва­нов­ским и Ко­зел, в хо­де вне­зап­но воз­ник­ше­го кон­флик­та с Гол­ва­нов­ским на поч­ве рев­но­сти с ис­поль­зо­ва­ни­ем но­жа при­чи­нил то­му ко­ло­то­ре­за­ное ра­не­ние шеи с по­вре­жде­ни­ем ор­га­нов шеи, ослож­нив­ше­е­ся мас­сив­ным на­руж­ным кро­во­те­че­ни­ем, от ко­то­ро­го Гол­ва­нов­ский скон­чал­ся на ме­сте пре­ступ­ле­ния. Со­глас­но за­клю­че­нию ко­мис­си­он­ной су­деб­но-ме­ди­цин­ской экс­пер­ти­зы, ра­не­ние на шее по­тер­пев­ше­го об­ра­зо­ва­лось в ре­зуль­та­те несколь­ких ре­жу­щих дви­же­ний, ко­то­рые мог­ли про­ис­хо­дить без пол­но­го из­вле­че­ния трав­ми­ру­ю­ще­го ору­дия из раны. Нож, ко­то­рым бы­ло со­вер­ше­но убий­ство, был об­на­ру­жен в бар­ном от­де­ле­нии ме­бель­ной сек­ции, на­хо­дя­щей­ся в од­ной из ком­нат квар­ти­ры, где про­жи­ва­ли по­гиб­ший Гол­ва­нов­ский вме­сте с Ко­зел и где про­изо­шли опи­сы­ва­е­мые со­бы­тия. По­лян­ский по­яс­нял, что сам по­ло­жил нож в ука­зан­ное ме­сто по­сле на­не­се­ния Гол­ва­нов­ско­му ра­не­ния шеи.

19 сен­тяб­ря 2011г. По­лян­ский по­ки­нул квар­ти­ру, в ко­то­рой про­изо­шло убий­ство. Че­рез неко­то­рое вре­мя по­сле его ухо­да Ко­зел со­об­щи­ла о слу­чив­шем­ся в ми­ли­цию. Та­ким об­ра­зом, в те­че­ние несколь­ких дней По­лян­ский вме­сте с Ко­зел оста­вал­ся в квар­ти­ре, где бы­ло со­вер­ше­но убий­ство и где на­хо­дил­ся труп по­гиб­ше­го. По по­ка­за­ни­ям Ко­зел, По­лян­ский за­пре­тил ей вы­зы­вать ми­ли­цию и ско­рую по­мощь, не поз­во­лял ей вы­хо­дить из квар­ти­ры и да­же угро­жал ей но­жом, при­чи­нив незна­чи­тель­ные те­лес­ные по­вре­жде­ния.

В су­де По­лян­ский по­яс­нял, что по­сле сов­мест­но­го упо­треб­ле­ния спирт­ных на­пит­ков в ка­кой-то мо­мент Гол­ва­нов­ский «стал про­яв­лять рев­ность», пы­тал­ся его ду­шить, по­ва­лить на кро­вать, но По­лян­ский ра­нее за­ни­мал­ся борь­бой и Гол­ва­нов­ский не мог его по­бо­роть. То­гда он взял на кухне нож, стал угро­жать им По­лян­ско­му, пы­тал­ся на­не­сти удар но­жом в жи­вот, по­сле че­го По­лян­ский, по его сло­вам, на неко­то­рое вре­мя по­те­рял со­зна­ние, а ко­гда оч­нул­ся, ока­за­лось, что он сто­ит за спи­ной Гол­ва­нов­ско­го, ле­вой ру­кой держит его за ли­цо, а пра­вой ру­кой держит нож и «от­ни­ма­ет его от шеи по­тер­пев­ше­го». Ду­ма­ет, что мог на­не­сти Гол­ва­нов­ско­му один удар по шее. На шее у по­тер­пев­ше­го бы­ла ра­на. Нож по­ло­жил в сек­цию. В ми­ли­цию не со­об­щал, об этом же по­про­сил Ко­зел. На сле­ду­ю­щий день по­ре­зал се­бе ве­ны на ру­ке, по­том с по­мо­щью Ко­зел оста­но­вил кровь, ско­рую по­мощь не вы­зы­вал. На тре­тий день по­сле убий­ства ушел из квар­ти­ры Ко­зел, оста­вил ис­пач­кан­ную кро­вью одеж­ду по ме­сту жи­тель­ства сво­ей ба­буш­ки и на­пра­вил­ся к ме­сту от­бы­ва­ния на­ка­за­ния в ви­де огра­ни­че­ния сво­бо­ды, но был за­дер­жан. По­лян­ский утвер­ждал, что за­щи­щал­ся от Гол­ва­нов­ско­го и убил его, пре­вы­сив пре­де­лы необ­хо­ди­мой са­мо­обо­ро­ны. В при­го­во­ре ука­за­но, что, со­глас­но за­клю­че­нию экс­пер­та, ни­ка­ких те­лес­ных по­вре­жде­ний от дей­ствий по­тер­пев­ше­го у По­лян­ско­го не об­на­ру­же­но.

Та­ким об­ра­зом, По­лян­ский, как сле­ду­ет из при­го­во­ра, в про­цес­се до­су­деб­но­го про­из­вод­ства и в су­деб­ном за­се­да­нии за­яв­лял, что при­чи­нил по­тер­пев­ше­му смертельное ра­не­ние в об­ла­сти шеи, на­хо­дясь в со­сто­я­нии необ­хо­ди­мой обо­ро­ны. При этом он не го­во­рил о том, что по­тер­пев­ший про­дол­жал осу­ществ­лять ка­кие-ли­бо ак­тив­ные дей­ствия, ко­то­рые мог­ли быть вос­при­ня­ты им, По­лян­ским, как ре­аль­ная угро­за его жиз­ни и здо­ро­вью по­сле то­го, как он за­брал у по­тер­пев­ше­го нож, за­хва­тил сза­ди его го­ло­ву и дер­жал нож в сво­ей ру­ке, не по­лу­чив при этом те­лес­ных по­вре­жде­ний. Не ука­зы­вал По­лян­ский об этом и в сво­ей кас­са­ци­он­ной жа­ло­бе.

По мне­нию су­да, с то­го мо­мен­та, ко­гда По­лян­ский смог обез­ору­жить по­тер­пев­ше­го, по­ся­га­тель­ство на него бы­ло пре­кра­ще­но, и по об­сто­я­тель­ствам де­ла он осо­зна­вал от­сут­ствие ре­аль­ной опас­но­сти для его жиз­ни и здо­ро­вья.

Я не счи­таю нуж­ным ана­ли­зи­ро­вать об­сто­я­тель­ства, ка­са­ю­щи­е­ся раз­лич­ных вер­сий, ко­то­рые вы­дви­гал По­лян­ский, т.к. все они не вы­гля­дят убе­ди­тель­ны­ми. В опре­де­ле­нии су­деб­ной кол­ле­гии по уго­лов­ным де­лам Вер­хов­но­го су­да, ко­то­рая рас­смат­ри­ва­ла это уго­лов­ное де­ло в кас­са­ци­он­ном по­ряд­ке по жа­ло­бам По­лян­ско­го и его за­щи­ты, со­дер­жит­ся мо­ти­ви­ро­ван­ный, ло­гич­ный, со­дер­жа­тель­ный и все­сто­рон­ний ана­лиз всех вер­сий По­лян­ско­го и всех со­бран­ных по де­лу до­ка­за­тельств в со­во­куп­но­сти.

В от­но­ше­нии По­лян­ско­го бы­ла про­ве­де­на пси­хо­ло­го-пси­хи­ат­ри­че­ская экс­пер­ти­за, ко­то­рая вы­яви­ла у него на­ря­ду с ины­ми свое­об­раз­ны­ми осо­бен­но­стя­ми его лич­но­сти (яр­ко вы­ра­жен­ная тен­ден­ция к им­пуль­сив­ным дей­стви­ям, эмо­ци­о­наль­ная неустой­чи­вость, пре­не­бре­же­ние со­ци­аль­ны­ми нор­ма­ми и обя­зан­но­стя­ми, бес­сер­деч­ное от­но­ше­ние к чув­ствам дру­гих, неспо­соб­ность ис­пы­ты­вать чув­ство ви­ны) хро­ни­че­ский стиль ано­маль­но­го по­ве­де­ния.

В за­клю­че­ние хо­чет­ся до­пол­нить этот ком­мен­та­рий еще од­ной мыс­лью. Мне неред­ко при­хо­дит­ся об­жа­ло­вать при­го­во­ры в от­но­ше­нии сво­их под­за­щит­ных. При­во­дя в жа­ло­бах ар­гу­мен­ты в обос­но­ва­ние по­зи­ции за­щи­ты, вся­кий раз ис­пы­ты­ва­ешь на­деж­ду и ожи­да­ние по­лу­чить та­кие же ар­гу­мен­ти­ро­ван­ные от­ве­ты и объ­ек­тив­ный ана­лиз при­ве­ден­ных в жа­ло­бе до­во­дов. Как пра­ви­ло, ча­ще эта надежда не сбы­ва­ет­ся. В дан­ном слу­чае суд вы­ше­сто­я­щей ин­стан­ции в сво­ем опре­де­ле­нии все­сто­ронне про­ана­ли­зи­ро­вал все об­сто­я­тель­ства де­ла, все со­бран­ные по де­лу до­ка­за­тель­ства, все вер­сии об­ви­ня­е­мо­го и при­шел к вы­во­ду, ко­то­рый пред­став­ля­ет­ся объ­ек­тив­ным, ло­гич­ным и за­кон­ным.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.