Убий­ствен­ный приговор

Belgazeta - - криминал -

Приговор, о ко­то­ром пой­дет речь, бы­ло бы пра­виль­нее на­звать фор­маль­ным и без­душ­ным, на­прав­лен­ным ис­клю­чи­тель­но на со­от­вет­ствие су­хой бук­ве за­ко­на, без уче­та всех обстоятель­ств и лич­но­сти об­ви­ня­е­мой. Та­кие при­го­во­ры не еди­нич­ны, и на на­шем при­ме­ре от­чет­ли­во вид­ны при­чи­ны, по­слу­жив­шие толч­ком для об­ще­ствен­но­го воз­му­ще­ния су­деб­ны­ми вер­дик­та­ми по нар­ко­ти­че­ским ста­тьям, став­шим уже «на­род­ны­ми».

ка­кая-ли­бо ин­фор­ма­ция на Ан­то­нюк и о ее при­част­но­сти к рас­про­стра­не­нию нар­ко­ти­ков.

Од­на­ко, как сле­ду­ет из ин­фор­ма­ции, по­лу­чен­ной в хо­де про­ве­де­ния опе­ра­тив­но-ро­зыск­но­го ме­ро­при­я­тия (ОРМ) «кон­троль в се­тях элек­тро­свя­зи», бы­ли пе­ре­хва­че­ны те­ле­фон­ные раз­го­во­ры с раз­лич­ны­ми ли­ца­ми, сви­де­тель­ству­ю­щие, по мне­нию су­да, о при­част­но­сти Ан­то­нюк к неза­кон­но­му обо­ро­ту пси­хо­ак­тив­ных ве­ществ. Впро­чем, да­же не об­ла­да­ю­щий со­от­вет­ству­ю­щи­ми по­зна­ни­я­ми в об­ла­сти юрис­пру­ден­ции лег­ко пой­мет, что из пред­став­лен­ных до­ка­за­тельств под­твер­жда­ет­ся не ви­на Ан­то­нюк в ока­за­нии по­соб­ни­че­ства Ли­ши­ку в неза­кон­ном при­об­ре­те­нии с це­лью сбы­та осо­бо опас­но­го пси­хо­троп­но­го ве­ще­ства, а тот факт, что она упо­треб­ля­ла нар­ко­ти­ки и при­об­ре­та­ла их для се­бя. Все те­ле­фон­ные раз­го­во­ры Ан­то­нюк сви­де­тель­ству­ют ис­клю­чи­тель­но о за­ви­си­мо­сти от нар­ко­ти­че­ских средств и не да­ют ни­ка­ких ос­но­ва­ний хо­тя бы пред­по­ла­гать о ее при­част­но­сти к рас­про­стра­не­нию нар­ко­ти­ков.

При­хо­дя к вы­во­ду о ви­нов­но­сти Ан­то­нюк, суд фор­ми­ро­вал свое внут­рен­нее убеж­де­ние на ко­ли­че­стве при­об­ре­тен­ной ею ку­ри­тель­ной сме­си и ука­зал, что объ­ем осо­бо опас­но­го пси­хо­троп­но­го ве­ще­ства в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни пре­вы­ша­ет ра­зум­ные по­треб­но­сти од­но­го че­ло­ве­ка. Уди­ви­тель­ный вы­вод, по­сколь­ку дан­ный во­прос в хо­де су­деб­но­го раз­би­ра­тель­ства су­дом не вы­яс­нял­ся и его за­клю­че­ние - в на­ру­ше­ние про­цес­су­аль­ных норм - ос­но­ва­но ис­клю­чи­тель­но на пред­по­ло­же­ни­ях. Тем бо­лее что в при­го­во­ре не ука­за­но, ка­кой пе­ри­од вре­ме­ни взят за ос­но­ву при опре­де­ле­нии «ра­зум­ных по­треб­но­стей». По­треб­ность по­треб­ле­ния у каж­до­го ин­ди­ви­ду­аль­на, за­ви­сит от осо­бен­но­стей ор­га­низ­ма, дли­тель­но­сти по­треб­ле­ния, и та­кую по­треб­ность слож­но про­счи­тать из-за раз­но­го со­ста­ва ку­ри­тель­ных сме­сей, раз­лич­ной кон­цен­тра­ции в них пси­хо­троп­но­го ве­ще­ства.

Об­ви­ни­тель­ный уклон

Со­глас­но по­ка­за­ни­ям сви­де­те­ля - стар­ше­го упол­но­мо­чен­но­го по осо­бо важ­ным де­лам УНиПТЛ Мин­гор­ис­пол­ко­ма Ду­ба­не­ви­ча Е.С., 39,9 г ку­ри­тель­ной сме­си (ко­ли­че­ство ве­ще­ства, при­об­ре­тен­ное Ли­ши­ком) - это сдел­ка по­треб­ле­ния и в от­но­ше­нии Ан­то­нюк не име­лось све­де­ний о рас­про­стра­не­нии нар­ко­ти­че­ских ве­ществ. Суд во­об­ще ни­че­го не ука­зал об этом в при­го­во­ре. Та­ким об­ра­зом, у су­да име­лись оче­вид­ные со­мне­ния в до­ка­зан­но­сти ви­ны Ан­то­нюк, но в при­го­во­ре не при­ве­де­ны оправ­ды­ва­ю­щие ее до­ка­за­тель­ства и тем са­мым про­игно­ри­ро­ван прин­цип пре­зумп­ции неви­нов­но­сти (ст.16 УПК).

Еще один ин­те­рес­ный мо­мент. Уго­лов­ное де­ло в от­но­ше­нии Ан­то­нюк бы­ло рас­смот­ре­но сов­мест­но с ли­ца­ми (Шк­ля­рик, Пу­га­чев, Млын­чик, Ма­ме­дов), осу­ществ­ляв­ши­ми неза­кон­ный обо­рот с це­лью сбы­та и сбыт осо­бо опас­ных пси­хо­троп­ных ве­ществ че­рез ин­тер­нет-ма­га­зин Linkl, где Ан­то­нюк сде­ла­ла за­каз для Ли­ши­ка. Со­вер­шен­но оче­вид­но, что к де­я­тель­но­сти ука­зан­ных ор­га­ни­за­то­ров об­ви­ня­е­мая не име­ла ни­ка­ко­го от­но­ше­ния и яв­ля­лась од­ним из по­тре­би­те­лей, ис­поль­зо­вав­ших дан­ный ре­сурс для при­об­ре­те­ния нар­ко­ти­ков. Осу­ществ­ляя раз­би­ра­тель­ство в та­ком фор­ма­те, суд ав­то­ма­ти­че­ски при­чис­лил Ан­то­нюк к ор­га­ни­за­то­рам пре­ступ­но­го биз­не­са, ли­шив ее да­же фор­маль­но­го пра­ва на пре­зумп­цию неви­нов­но­сти, и фак­ти­че­ски до су­деб­но­го раз­би­ра­тель­ства ав­то­ма­ти­че­ски при­знал ее ви­нов­ной. Не остав­ляя да­же шан­са на бо­лее мяг­кий, тем бо­лее оправ­да­тель­ный приговор.

Ещё раз об умыс­ле

При по­ста­нов­ле­нии при­го­во­ра в от­но­ше­нии Ири­ны Ан­то­нюк суд не­пра­виль­но при­ме­нил уго­лов­ный за­кон, по­сколь­ку не дал оцен­ку ее умыс­ла при­ме­ни­тель­но к тре­бо­ва­ни­ям ст.328 УК.

Пре­ступ­ле­ние, преду­смот­рен­ное ст.328 УК, со­вер­ша­ет­ся толь­ко с пря­мым умыс­лом. В си­лу ч.2 ст.2 УК пре­ступ­ле­ние при­зна­ет­ся со­вер­шен­ным с пря­мым умыс­лом, ес­ли ли­цо, его со­вер­шив­шее, со­зна­ва­ло об­ще­ствен­ную опас­ность сво­е­го дей­ствия или без­дей­ствия, пред­ви­де­ло их об­ще­ствен­но опас­ные по­след­ствия и же­ла­ло их на­ступ­ле­ния.

Ири­на Ан­то­нюк бы­ла уве­ре­на, что Ли­шик при­об­ре­та­ет ку­ри­тель­ную смесь для се­бя. Ее по­ка­за­ния бы­ли под­твер­жде­ны в су­деб­ном за­се­да­нии - сви­де­тель утвер­ждал, что при­об­ре­тал ку­ри­тель­ную смесь для се­бя, и го­во­рил он так не толь­ко в хо­де рас­смот­ре­ния уго­лов­но­го де­ла в от­но­ше­нии Ан­то­нюк, но и в хо­де пред­ва­ри­тель­но­го след­ствия, и в су­деб­ном за­се­да­нии по уго­лов­но­му де­лу, по ко­то­ро­му был осуж­ден. Ан­то­нюк так­же не рас­по­ла­га­ла ин­фор­ма­ци­ей о том, что Ли­шик ко­гда-ли­бо сбы­вал нар­ко­ти­ки, что еще раз под­твер­жда­ет от­сут­ствие у нее умыс­ла на рас­про­стра­не­ние нар­ко­ти­ков без­воз­мезд­но или с по­лу­че­ни­ем вы­го­ды.

Ан­то­нюк не пред­ви­де­ла и не мог­ла пред­ви­деть об­ще­ствен­но опас­ные по­след­ствия сво­их дей­ствий в ока­за­нии Ли­ши­ку по­соб­ни­че­ства в при­об­ре­те­нии ку­ри­тель­ной сме­си с це­лью сбы­та и не же­ла­ла на­ступ­ле­ния та­ких по­след­ствий, по­сколь­ку да­же сам сви­де­тель об этом не знал и не пред­по­ла­гал что-то рас­про­стра­нять. Та­ким об­ра­зом, от­сут­ству­ет объ­ек­тив­ная сто­ро­на пре­ступ­ле­ния ч.3 ст.328 УК.

Жизнь или срок?

В уго­лов­ном де­ле име­ют­ся све­де­ния о со­сто­я­нии здо­ро­вья Ири­ны Ан­то­нюк, но в при­го­во­ре об этом ни сло­ва. К мо­мен­ту за­клю­че­ния под стра­жу она уже пе­ре­нес­ла не­сколь­ко слож­ных опе­ра­ций и бы­ла тя­же­ло боль­на - ди­а­гно­сти­ро­ва­на ХОБЛ, или хро­ни­че­ская об­струк­тив­ная бо­лезнь лег­ких. Кро­ме то­го, она стра­да­ет брон­хо­эк­та­ти­че­ской бо­лез­нью, ха­рак­те­ри­зу­ю­щей­ся хро­ни­че­ским на­гно­и­тель­ным про­цес­сом в необ­ра­ти­мо из­ме­нен­ных (рас­ши­рен­ных, де­фор­ми­ро­ван­ных) и функ­ци­о­наль­но непол­но­цен­ных брон­хах по­сле пра­во­сто­рон­ней ниж­не­до­ле­вой лоб­эк­то­мии. Те­че­ние бо­лез­ни со­про­вож­да­ет­ся на­ру­ше­ни­ем про­хо­ди­мо­сти ды­ха­тель­ных пу­тей - за­ды­ха­ет­ся от по­сто­ян­но­го каш­ля.

Кро­ме то­го, у Ан­то­нюк ди­а­гно­сти­ро­ва­ны: хро­ни­че­ский пан­кре­а­тит (бо­лезнь под­же­лу­доч­ной же­ле­зы - при ненад­ле­жа­щем ле­че­нии ве­дет к са­хар­но­му диа­бе­ту), дву­сто­рон­ний ад­нек­сит, частая же­лу­доч­ко­вая экс­тра­си­сто­лия (на­ру­ше­ние сер­деч­но­го рит­ма). В усло­ви­ях СИЗО-1 Ан­то­нюк дли­тель­ное вре­мя бо­ле­ла ост­рым брон­хи­том, об­на­ру­жи­лась функ­ци­о­наль­ная дис­пеп­сия (на­ру­ше­ние нор­маль­ной ра­бо­ты же­луд­ка, свя­зан­ное с за­труд­нен­ным и бо­лез­нен­ным пи­ще­ва­ре­ни­ем), ди­а­гно­сти­ро­ва­на лим­фо­де­но­па­тия брюш­ной по­ло­сти (па­то­ло­ги­че­ское со­сто­я­ние, ха­рак­те­ри­зу­ю­ще­е­ся уве­ли­че­ни­ем со­су­дов брюш­ной по­ло­сти), она пе­ре­нес­ла ри­но­фа­рин­го­тра­хе­ит и гай­мо­рит, ко­то­рый при­об­рел хро­ни­че­ский ха­рак­тер.

Све­де­ния о со­сто­я­нии здо­ро­вья Ири­ны Ан­то­нюк под­твер­жде­ны ме­ди­цин­ски­ми до­ку­мен­та­ми. Боль­шин­ство из пе­ре­чис­лен­ных ди­а­гно­зов под­па­да­ет под дей­ствие по­ста­нов­ле­ния МВД и Мин­здра­ва (N54/15 от 16.02.2011г.) - пе­ре­чень за­бо­ле­ва­ний, пре­пят­ству­ю­щих даль­ней­ше­му от­бы­ва­нию на­ка­за­ния. Ан­то­нюк с та­ким на­бо­ром за­бо­ле­ва­ний не мо­жет от­бы­вать на­ка­за­ние, на­зна­чен­ное ей су­дом, без долж­но­го ис­сле­до­ва­ния обстоятель­ств, пре­пят­ству­ю­щих даль­ней­ше­му от­бы­ва­нию на­ка­за­ния.

В си­лу ст.350 УПК приговор су­да при­зна­ет­ся за­кон­ным, ес­ли он по­ста­нов­лен на ос­но­ве за­ко­на и с со­блю­де­ни­ем всех его тре­бо­ва­ний. Приговор при­зна­ет­ся обос­но­ван­ным, ес­ли он по­ста­нов­лен на ос­но­ва­нии лишь тех пред­став­лен­ных су­ду до­ка­за­тельств, ко­то­рые все­сто­ронне, пол­но и объ­ек­тив­но ис­сле­до­ва­ны в су­деб­ном за­се­да­нии. Приговор при­зна­ет­ся мо­ти­ви­ро­ван­ным, ес­ли в нем при­ве­де­ны до­ка­за­тель­ства, на ко­то­рых ос­но­ва­ны вы­во­ды су­да и мо­ти­вы при­ня­тых им ре­ше­ний.

В си­лу ч.1 ст.356 УПК об­ви­ни­тель­ный приговор по­ста­нов­ля­ет­ся лишь при усло­вии, что в хо­де су­деб­но­го раз­би­ра­тель­ства ви­нов­ность об­ви­ня­е­мо­го в со­вер­ше­нии пре­ступ­ле­ния под­твер­жде­на со­во­куп­но­стью ис­сле­до­ван­ных су­дом до­ка­за­тельств. Приговор не мо­жет быть ос­но­ван на пред­по­ло­же­ни­ях.

Итог

Приговор в от­но­ше­нии Ири­ны Ан­то­нюк это на­бор пред­по­ло­же­ний и до­мыс­лов су­да, ни­чем не мо­ти­ви­ро­ван­ных и не до­ка­зан­ных. Фак­ти­че­ски приговор пред­став­ля­ет со­бой ис­кус­ствен­но со­здан­ное об­ви­не­ние, не на­шед­шее сво­е­го под­твер­жде­ния в хо­де су­деб­но­го раз­би­ра­тель­ства и в ко­то­ром на­ру­ше­ны ряд про­цес­су­аль­ных норм.

С чи­сто че­ло­ве­че­ской точ­ки зре­ния, по­сле ис­сле­до­ва­ния ма­те­ри­а­лов уго­лов­но­го де­ла нель­зя не воз­му­тить­ся фор­ма­лиз­мом су­дей при опре­де­ле­нии ви­нов­но­сти че­ло­ве­ка и без­раз­ли­чи­ем к даль­ней­шей судь­бе тя­же­ло­боль­но­го че­ло­ве­ка, чья ви­нов­ность во вме­ня­е­мом пре­ступ­ле­нии вы­зы­ва­ет се­рьез­ные со­мне­ния. Су­дя по ма­те­ри­а­лам де­ла, Ири­на Ан­то­нюк не име­ла умыс­ла на рас­про­стра­не­ние нар­ко­ти­ков - она ока­за­лась за­лож­ни­цей си­ту­а­ции, вы­пол­нив прось­бу сво­е­го зна­ко­мо­го: фор­маль­но пе­ре­да­ла ему ин­фор­ма­цию, ко­то­рую тот мог по­лу­чить из лю­бо­го дру­го­го ис­точ­ни­ка, в т.ч. сам. Как мож­но де­лать вы­во­ды о ее при­част­но­сти к рас­про­стра­не­нию нар­ко­ти­че­ских средств, ко­гда все фак­ти­че­ские об­сто­я­тель­ства, по­ка­за­ния сви­де­те­лей, экс­пер­ти­зы и след­ствен­ные экс­пе­ри­мен­ты ука­зы­ва­ют на об­рат­ное? И са­мое глав­ное: ко­му и для че­го это нуж­но - фак­ти­че­ски об­речь на смерть че­ло­ве­ка.

Ру­ко­вод­ству­ясь ст.389, 396, 404, 408, 409, 410, 412 УПК, приговор в от­но­ше­нии Ири­ны Ан­то­нюк под­ле­жит от­мене, с пе­ре­ква­ли­фи­ка­ци­ей ее дей­ствия с ч.6 ст.16, ч.3 ст.328 УК на ч.6 ст.16, ч.1 ст.328 УК и на­зна­че­ни­ем на­ка­за­ния, не свя­зан­но­го с ли­ше­ни­ем сво­бо­ды.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.