Пра­во­су­дие на шпри­це пред­взя­то­сти

Belgazeta - - общество -

Неко­то­рые при­го­во­ры, с ко­то­ры­ми об­ра­ща­ют­ся в ЧУП «Нью плат­форм ин­но­вейшн» род­ствен­ни­ки осуж­ден­ных, по­вер­га­ют в рас­те­рян­ность да­же са­мых ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных экс­пер­тов, не по­на­слыш­ке зна­ко­мых с оте­че­ствен­ным су­до­про­из­вод­ством. Признать­ся, мы по­рой про­сто те­ря­ем­ся, как имен­но ква­ли­фи­ци­ро­вать те или иные ре­ше­ния су­дов. Это обу­слов­ле­но тем, что су­ды, на наш взгляд, и са­ми не до кон­ца по­ни­ма­ли, ка­кое имен­но им ре­ше­ние нуж­но бы­ло при­ни­мать, но дей­ство­ва­ли в уго­ду сло­жив­шей­ся прак­ти­ке - сле­до­ва­тель все­гда прав. Один из при­ме­ров нестан­дарт­ных су­деб­ных ре­ше­ний - при­го­вор, по­ста­нов­лен­ный в от­но­ше­нии Ан­дрея Омель­чен­ко.

по­ка­зал, что об­ви­ня­е­мый яко­бы вы­бро­сил шприц на ска­мей­ку, от­ку­да он его пе­ре­ме­стил под ко­зы­рек подъ­ез­да, посколь­ку на­чи­нал­ся дождь, а за­тем пе­ред при­ез­дом след­ствен­ной груп­пы пе­ре­ме­стил его об­рат­но. Спо­соб, ко­то­рым он пе­ре­ме­щал ве­ще­ствен­ное до­ка­за­тель­ство, был пред­став­лен им как «ак­ку­рат­но за го­лов­ку порш­ня шпри­ца».

При­быв­шая на ме­сто за­дер­жа­ния сле­до­ва­тель Крас­нов­ская в сво­их по­ка­за­ни­ях ука­за­ла несколь­ко иные об­сто­я­тель­ства, по­яс­нив, что к мо­мен­ту сво­е­го при­бы­тия на ме­сто об­на­ру­жи­ла на ска­мей­ке шприц, у ко­то­ро­го был вы­тя­нут пор­шень.

Бо­лее то­го, как усмат­ри­ва­ет­ся из по­ка­за­ний Кри­во­ру­чен­ко, он пе­ре­ме­стил ве­ще­ствен­ное до­ка­за­тель­ство под ко­зы­рек до­ма без со­став­ле­ния ка­ких-ли­бо про­то­ко­лов след­ствен­ных дей­ствий, схем рас­по­ло­же­ния пред­ме­тов и фо­то­фик­са­ции, а за­тем вер­нул его об­рат­но «в том же по­ло­же­нии», что­бы мак­си­маль­но вос­про­из­ве­сти со­бы­тия пре­ступ­ле­ния. То есть све­де­ния, где об­на­ру­жен пред­мет, точ­ная его ло­ка­ли­за­ция, фор­ма, раз­ме­ры и про­чие «де­та­ли» опе­ра­тив­ный со­труд­ник фик­си­ро­вать по ка­ким­то при­чи­нам не стал, бес­по­ко­ясь о со­хран­но­сти объ­ек­та от до­ждя.

Ес­ли при­нять во вни­ма­ние, что из его по­ка­за­ний и по­сле­ду­ю­щих дей­ствий (пе­ре­нос и раз­ме­ще­ние шпри­ца) сле­ду­ет, что шприц был в со­бран­ном со­сто­я­нии, то не со­всем по­нят­но, о чем имен­но бес­по­ко­ил­ся Кри­во­ру­чен­ко - во­да по­пасть внутрь за­кры­то­го шпри­ца по­про­сту не мог­ла. И да­же ес­ли бы она ту­да по­па­ла, то вряд ли уни­что­жи­ла сле­ды нар­ко­ти­ка. Ес­ли пред­ста­вить, что опе­ра­тив­ник бес­по­ко­ил­ся о со­хран­но­сти от­пе­чат­ков паль­цев, то, воз­мож­но, имен­но его «бес­по­кой­ство» и при­ве­ло к то­му, что от­пе­чат­ки паль­цев на шпри­це об­на­ру­же­ны не бы­ли.

Еще один ин­три­гу­ю­щий мо­мент. Об­ви­ня­е­мый по­ка­зал, что под­ни­мал шприц, вы­дав­ли­вал из него жид­кость, раз­би­рал и дер­жал его все вре­мя в ру­ках, по­ка на него на­де­ва­ли на­руч­ни­ки. Ес­ли да­же пред­ста­вить, что он не под­ни­мал шприц с зем­ли, а при­вез его с со­бой, то все рав­но на шпри­це долж­ны бы­ли остать­ся от­пе­чат­ки паль­цев об­ви­ня­е­мо­го, ко­то­рый, в та­ком слу­чае, сам и на­би­рал в него жид­кость.

Кро­ме то­го, при непо­сред­ствен­ном уча­стии Кри­во­ру­чен­ко шприц несколь­ко раз пе­ре­ме­щал­ся из од­но­го ме­ста в дру­гое и стран­ным об­ра­зом пре­вра­тил­ся из разо­бран­но­го со­сто­я­ния в со­бран­ное и об­рат­но. Сле­до­ва­тель­но, на ве­ще­ствен­ном до­ка­за­тель­стве долж­ны бы­ли остать­ся от­пе­чат­ки паль­цев са­мо­го Кри­во­ру­чен­ко.

Как бы там ни бы­ло, ни один из ва­ри­ан­тов, по­че­му шприц нуж­но бы­ло «спа­сать» от до­ждя, при этом иг­но­ри­руя тре­бо­ва­ния про­цес­су­аль­но­го за­ко­но­да­тель­ства, не объ­яс­ня­ет по­ве­де­ние опе­ра­тив­ни­ка.

И ес­ли не бы­ло необ­хо­ди­мо­сти пе­ре­ме­щать шприц, то для че­го по­на­до­би­лось про­из­во­дить столь стран­ные ма­ни­пу­ля­ции с ве­ще­ствен­ным до­ка­за­тель­ством? И дей­стви­тель­но ли это тот са­мый шприц, ко­то­рый об­ви­ня­е­мый под­ни­мал с зем­ли, а не иной объ­ект, «слу­чай­но» по­явив­ший­ся в хо­де нехит­рых «спа­са­тель­ных» опе­ра­тив­ных ма­нев­ров.

К со­жа­ле­нию, су­дом та­кие про­ти­во­ре­чия не устра­не­ны. Как не устра­не­но и еще од­но. Ес­ли об­ви­ня­е­мый, как ука­зы­вал он сам и что под­твер­ди­ли опе­ра­тив­ни­ки, вы­да­вил нар­ко­со­дер­жа­щую жид­кость из шпри­ца на зем­лю, разо­брал его и дли­тель­ное вре­мя дер­жал в ру­ках, то на одеж­де, ру­ках и ног­те­вых пла­сти­нах Омель­чен­ко обя­за­тель­но долж­ны бы­ли остать­ся сле­ды это­го са­мо­го ве­ще­ства. Од­на­ко, как сле­ду­ет из за­клю­че­ния экс­пер­та, сле­ды нар­ко­ти­че­ско­го ве­ще­ства в сре­зах ног­те­вых пла­стин и смы­вах с обе­их рук от­сут­ству­ют.

Бе­з­услов­но, это невоз­мож­но и немыс­ли­мо. Ес­ли при та­ких об­сто­я­тель­ствах не об­на­ру­же­ны сле­ды нар­ко­ти­ка, то его, со­от­вет­ствен­но, и не бы­ло из­на­чаль­но в шпри­це. Сле­до­ва­тель­но, бес­смыс­лен­ные, на пер­вый взгляд, дей­ствия Кри­во­ру­чен­ко по пе­ре­ме­ще­нию шпри­ца об­ре­та­ют вполне ра­зум­ное объ­яс­не­ние: шприц, под­ня­тый с зем­ли Омель­чен­ко, и шприц с остат­ка­ми нар­ко­ти­ка мо­гут быть со­вер­шен­но раз­ны­ми пред­ме­та­ми, с раз­лич­ным про­ис­хож­де­ни­ем. От­сю­да и непо­нят­ные про­ти­во­ре­чия в по­ка­за­ни­ях опе­ра­тив­ни­ка и сле­до­ва­те­ля о том, в ка­ком со­сто­я­нии на­хо­дил­ся шприц на мо­мент при­бы­тия след­ствен­ной груп­пы.

Кро­ме то­го, су­дом не уста­нов­лен объ­ем нар­ко­ти­ка, что так­же ста­вит под со­мне­ние пра­виль­ность вы­во­дов су­да о ви­нов­но­сти об­ви­ня­е­мо­го.

Оче­ред­ной пре­це­дент опе­ра­тив­ни­ка Кри­во­ру­чен­ко

Не мень­ше во­про­сов воз­ни­ка­ет и от­но­си­тель­но ви­нов­но­сти Омель­чен­ко по ч.3 ст.328. Об­ви­ня­е­мый не от­ри­цал, что он вы­бро­сил па­кет с се­ме­на­ми ма­ка и этот па­кет при­над­ле­жал ему. Тем не ме­нее, как в хо­де пред­ва­ри­тель­но­го рас­сле­до­ва­ния, так и в хо­де су­деб­но­го за­се­да­ния не бы­ло до­бы­то убе­ди­тель­ных до­ка­за­тельств на­ли­чия у него умыс­ла на сбыт се­мян ма­ка.

Как усмат­ри­ва­ет­ся из ма­те­ри­а­лов уго­лов­но­го де­ла, непо­сред­ствен­но пе­ред за­дер­жа­ни­ем опе­ра­тив­ным со­труд­ни­ком Кри­во­ру­чен­ко бы­ло про­ве­де­но опе­ра­тив­но-ро­зыск­ное ме­ро­при­я­тие (ОРМ) - «опрос граж­дан», в хо­де ко­то­ро­го Омель­чен­ко со­вер­шен­но од­но­знач­но от­ве­ча­ет, что ни­ко­гда не рас­про­стра­нял нар­ко­ти­ки. Во­прос: - Ты, мо­жет, это для ко­го-то… От­вет: - Нет, нет, это я толь­ко для се­бя. Я да­же даль­ше раз­го­ва­ри­вать не бу­ду, не хо­чу да­же слы­шать. Ес­ли я что-то де­лаю, то я это де­лаю толь­ко для се­бя.

ПСто­ит от­ме­тить, что за­пись раз­го­во­ра про­во­ди­лась в хо­де ОРМ и Омель­чен­ко не знал, что все ска­зан­ное за­пи­сы­ва­ет­ся на дик­то­фон.

Воз­вра­ща­ясь к са­мой за­пи­си, то и здесь Кри­во­ру­чен­ко умуд­рил­ся со­здать оче­ред­ной опе­ра­тив­ный пре­це­дент. До су­да до­шла толь­ко часть за­пи­сан­но­го раз­го­во­ра. Ку­да по­де­ва­лась дру­гая и по­че­му в су­де бы­ли про­слу­ша­ны толь­ко урыв­ки раз­го­во­ра - непо­нят­но. Со слов са­мо­го Кри­во­ру­чен­ко, за­пись от­сут­ство­ва­ла по при­чине то­го, что бы­ла уте­ря­на.

До­воль­но стран­ный под­ход свет­ло­гор­ских опе­ра­тив­ни­ков к ве­ще­ствен­ным до­ка­за­тель­ствам, ко­то­рые то пе­ре­но­сят­ся с ме­ста пре­ступ­ле­ния, то по­про­сту те­ря­ют­ся. Не ме­нее стран­ное от­но­ше­ние и су­да к та­ким до­ка­за­тель­ствам, ко­то­рые, со­глас­но ст.101 и 105 УПК не мо­гут яв­лять­ся до­пу­сти­мы­ми до­ка­за­тель­ства­ми.

Бо­лее то­го, как сле­ду­ет из за­клю­че­ния экс­пер­ти­зы, объ­ем ма­ко­вой со­лом­ки, вы­яв­лен­ный экс­пер­та­ми в ис­сле­ду­е­мых се­ме­нах ма­ка, со­ста­вил 1,3 г, что не мо­жет быть при­зна­но круп­ным объ­е­мом, посколь­ку он по­чти в 400 раз (500 г) ме­нее уста­нов­лен­но­го по­ста­нов­ле­ни­ем Со­вмина от 31.03.2011г. N419 «О вне­се­нии из­ме­не­ний и до­пол­не­ний в Пе­ре­чень нар­ко­ти­че­ских средств и пси­хо­троп­ных ве­ществ, об­на­ру­жи­ва­е­мых в неза­кон­ном обо­ро­те, с их ко­ли­че­ствен­ны­ми оцен­ка­ми». Кро­ме то­го, как сле­ду­ет из по­ка­за­ний сви­де­те­ля - экс­пер­та Голуб И.Ю. - дан­ный объ­ем недо­ста­то­чен для ис­поль­зо­ва­ния его в ка­че­стве нар­ко­ти­че­ско­го сред­ства.

При этом в при­го­во­ре су­да в ка­че­стве обос­но­ва­ния ви­нов­но­сти Омель­чен­ко при­ве­де­на ссыл­ка на п.7 по­ста­нов­ле­ния пле­ну­ма Вер­хов­но­го су­да N1 от 20.03.2003г. «О су­деб­ной прак­ти­ке по де­лам о пре­ступ­ле­ни­ях, свя­зан­ных с нар­ко­ти­че­ски­ми ве­ще­ства­ми, пси­хо­троп­ны­ми ве­ще­ства­ми, их пре­кур­со­ра­ми и ана­ло­га­ми, силь­но­дей­ству­ю­щи­ми и ядо­ви­ты­ми ве­ще­ства­ми»: о на­ли­чии умыс­ла на сбыт мо­гут ука­зы­вать та­кие об­сто­я­тель­ства, как пред­ва­ри­тель­ная до­го­во­рен­ность о по­став­ке нар­ко­ти­че­ских средств, да­ча обя­за­тельств опла­тить дан­ную услу­гу нар­ко­ти­ка­ми, зна­чи­тель­ный объ­ем нар­ко­ти­че­ских средств, при­об­ре­те­ние этих средств ли­цом, их не упо­треб­ля­ю­щим.

Од­на­ко, как усмат­ри­ва­ет­ся из ма­те­ри­а­лов уго­лов­но­го де­ла, ни од­но из вы­ше­пе­ре­чис­лен­ных об­сто­я­тельств не мог­ло быть при­ме­не­но к об­ви­ня­е­мо­му. Посколь­ку ни фак­тов рас­про­стра­не­ния, ни до­го­во­рен­но­стей, ни круп­но­го объ­е­ма уста­нов­ле­но не бы­ло.

Бо­лее то­го, непо­нят­ный и ни­чем не под­твер­жден­ный вы­вод су­да о том, что Омель­чен­ко не яв­лял­ся ли­цом, упо­треб­ля­ю­щим нар­ко­ти­ки, опро­вер­га­ет­ся за­клю­че­ни­я­ми су­деб­но-ме­ди­цин­ской экс­пер­ти­зы (на­ли­чие руб­цов в об­ла­сти ки­сти), по­ка­за­ни­я­ми опе­ра­тив­но­го со­труд­ни­ка Кри­во­ру­чен­ко («я знал, что он упо­треб­ля­ет»), а так­же тем, что об­ви­ня­е­мый во вре­мя за­дер­жа­ния на­хо­дил­ся в со­сто­я­нии нар­ко­ти­че­ско­го опья­не­ния.

К со­жа­ле­нию, в од­ной пуб­ли­ка­ции невоз­мож­но из­ло­жить все на­ру­ше­ния и про­ти­во­ре­чия, до­пу­щен­ные или не устра­нен­ные су­дом. Од­на­ко, на наш взгляд, при­ве­ден­ные вы­ше об­сто­я­тель­ства яв­ля­ют­ся до­ста­точ­ным ос­но­ва­ни­ем для то­го, что­бы при­го­вор в от­но­ше­нии Ан­дрея Омель­чен­ко был от­ме­нен и на­прав­лен на но­вое рас­смот­ре­ние в тот же суд в ином со­ста­ве су­да.

орой скла­ды­ва­ет­ся впе­чат­ле­ние, что су­ды все­ми си­ла­ми пы­та­ют­ся до­ра­бо­тать то, что упу­ще­но опе­ра­тив­ны­ми со­труд­ни­ка­ми или сле­до­ва­те­ля­ми. Од­на­ко ос­нов­ная за­да­ча пра­во­су­дия как раз и за­клю­ча­ет­ся в том, что­бы при­зна­вать граж­да­ни­на неви­нов­ным, ко­гда это не смог­ли до­ка­зать пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны. Мы не мо­жем дать точ­ный от­вет, ви­но­вен ли об­ви­ня­е­мый, но мы с уве­рен­но­стью мо­жем ска­зать, что та­кой при­го­вор слож­но на­звать спра­вед­ли­вым и за­кон­ным. Ес­ли суд на­зна­ча­ет 12-лет­ний срок на­ка­за­ния, то не долж­но оста­вать­ся ни те­ни со­мне­ния в ви­нов­но­сти об­ви­ня­е­мо­го.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.