ВИНоВа­тый

Belgazeta - - Общество -

Ав­тор об­ра­ще­ния в ре­дак­цию - Алек­сандр Бе­га­сов, 1965 г.р., при­го­во­ром су­да Ба­ра­но­вич­ско­го рай­о­на от 23 мая 2016г. осуж­ден по ч.2 ст.339 УК (умыш­лен­ные дей­ствия, гру­бо на­ру­ша­ю­щие по­ря­док и вы­ра­жа­ю­щие яв­ное неува­же­ние к об­ще­ству, со­про­вож­да­ю­щи­е­ся при­ме­не­ни­ем на­си­лия, со­вер­шен­ные по­втор­но (злост­ное ху­ли­ган­ство)) к 3 го­дам ли­ше­ния сво­бо­ды.

при­знал Алек­сандра Бе­га­со­ва ви­нов­ным в том, что 3 мар­та 2016г. око­ло 7.50, на­хо­дясь на тер­ри­то­рии рын­ка «Кир­маш По­лес­ский» в Ба­ра­но­ви­чах, он из ху­ли­ган­ских по­буж­де­ний на­нес по­тер­пев­шей Де­ни­щик (про­дав­щи­це рын­ка) удар ру­кой в ли­цо, при­чи­нив ей лег­кое те­лес­ное по­вре­жде­ние в ви­де кро­во­под­те­ка ниж­ней гу­бы.

Со­глас­но при­го­во­ру су­да, до­ка­за­тель­ства­ми ви­ны Бе­га­со­ва яви­лись по­ка­за­ния по­тер­пев­шей, ко­то­рая по­яс­ни­ла, что ра­нее не зна­ко­мый Бе­га­сов бес­при­чин­но на­нес ей удар ку­ла­ком в ли­цо, по­сле че­го она об­ра­ти­лась за ме­ди­цин­ской по­мо­щью в гор­боль­ни­цу, по те­ле­фо­ну со­об­щи­ла о слу­чив­шем­ся в ми­ли­цию, а так­же сво­ей до­че­ри и зятю.

Все сви­де­те­ли по де­лу мо­мен­та на­не­се­ния уда­ра не ви­де­ли. Кол­ле­га Де­ни­щик по тор­гов­ле на рын­ке ви­де­ла, как Бе­га­сов под­хо­дил к по­тер­пев­шей, а за­тем сви­де­тель по­мо­га­ла ей под­нять­ся. В при­го­во­ре су­да име­ет­ся ссыл­ка на осмотр за­пи­си ка­ме­ры ви­део­на­блю­де­ния, уста­нов­лен­ной на рын­ке, ко­то­рая за­фик­си­ро­ва­ла, как Бе­га­сов 3 мар­та 2016г. в 7.50 по­до­шел к Де­ни­щик, что-то ска­зал ей, по­сле че­го на­нес удар ру­кой в ли­цо и Де­ни­щик упа­ла на зем­лю.

В су­де Бе­га­сов при­знал ви­ну в том, что на­нес удар по­тер­пев­шей в ли­цо, но не из ху­ли­ган­ских по­буж­де­ний, а из-за то­го, что по­тер­пев­шая бес­при­чин­но на­гру­би­ла ему, а по­том угро­жа­ла фи­зи­че­ской рас­пра­вой со сто­ро­ны ее зя­тя.

В об­ра­ще­нии в ре­дак­цию Бе­га­сов ука­зы­ва­ет, что он толк­нул Де­ни­щик, пре­се­кая ее про­ти­во­прав­ные дей­ствия (оскорб­ле­ния, угро­зу рас­пра­вой), а сле­до­ва­тель, ко­то­рый яв­ля­ет­ся род­ствен­ни­ком Де­ни­щик, сфаб­ри­ко­вал в от­но­ше­нии него уго­лов­ное де­ло за пре­ступ­ле­ние, ко­то­рое он, Бе­га­сов, не мог со­вер­шить «в си­лу сво­ей адек­ват­но­сти». Ра­нее Бе­га­сов в сво­их жа­ло­бах ука­зы­вал, что ви­део­за­пись бы­ла из­ме­не­на сле­до­ва­те­лем, а сви­де­тель груз­чик был «уда­лен» из де­ла тем же сле­до­ва­те­лем, которого Бе­га­сов в сво­их жа­ло­бах на­зы­ва­ет пре­ступ­ни­ком.

В при­ло­жен­ных к об­ра­ще­нию Бе­га­со­ва от­ве­тах на его жа­ло­бы со ссыл­ка­ми на кон­крет­ные ма­те­ри­а­лы де­ла до­ста­точ­но убе­ди­тель­но опро­вер­га­ют­ся все его до­во­ды. По по­во­ду ви­део­за­пи­си ука­зы­ва­ет­ся на то, что ни Бе­га­сов, ни его за­щит­ник не на­ста­и­ва­ли на про­смот­ре ви­део­за­пи­си в су­деб­ном за­се­да­нии, не за­яв­ля­ли хо­да­тайств об экс­перт­ном ис­сле­до­ва­нии ви­део­за­пи­си на пред­мет ее мон­та­жа или ка­ко­го­ли­бо из­ме­не­ния. Бо­лее то­го, в от­ве­те про­ку­ро­ра Брест­ской об­ла­сти ука­за­но, что Бе­га­сов не под­дер­жал хо­да­тай­ство о про­ве­де­нии экс­пер­ти­зы в от­но­ше­нии ви­део­за­пи­си.

Мож­но об­ра­тить вни­ма­ние на то, что ви­део­за­пись бы­ла при­зна­на ве­ще­ствен­ным до­ка­за­тель­ством и, сле­до­ва­тель­но, долж­на бы­ла быть ис­сле­до­ва­на в хо­де су­деб­но­го след­ствия на­ря­ду с ины­ми до­ка­за­тель­ства­ми по де­лу без за­яв­ле­ния об этом хо­да­тайств участ­ни­ка­ми про­цес­са. Со­глас­но при­го­во­ру, в су­де был ис­сле­до­ван про­то­кол осмот­ра за­пи­си с ка­ме­ры ви­део­на­блю­де­ния. От­ка­зать за­щит­ни­ку, как и об­ви­ня­е­мо­му, в про­смот­ре ви­део­за­пи­си, а не толь­ко про­то­ко­ла ее осмот­ра сле­до­ва­те­лем, суд не мог. Но, оче­вид­но, как и ука­за­но в от­ве­те Бе­га­со­ву из про­ку­ра­ту­ры Брест­ской об­ла­сти, он не за­яв­лял о про­смот­ре са­мой за­пи­си.

В жа­ло­бе про­ку­ро­ру Бе­га­сов ука­зы­вал, что суд от­ка­зал за­щит­ни­ку в про­смот­ре ви­део­за­пи­си. Од­на­ко Бе­га­сов зна­ко­мил­ся с про­то­ко­лом су­деб­но­го за­се­да­ния, по­да­вал за­ме­ча­ния на про­то­кол, в ко­то­рых не ука­зы­вал о том, что в про­то­ко­ле не от­ра­жен факт его за­яв­ле­ния о про­смот­ре ви­део­за­пи­си.

Не по­нят­ны со­об­ра­же­ния Бе­га­со­ва по по­во­ду сви­де­те­ля, которого, как он пи­шет, сле­до­ва­тель «укры­вал», т.к. в при­го­во­ре при­ве­де­ны по­ка­за­ния это­го сви­де­те­ля, ко­то­рый, су­дя по при­го­во­ру, мо­мент на­не­се­ния уда­ра по­тер­пев­шей не ви­дел.

Та­ким об­ра­зом, под­дер­жать хоть в ка­кой-то ча­сти до­во­ды Бе­га­со­ва, я счи­таю, не пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным. И это мне­ние ни­как не свя­за­но с тем, что он ра­нее неод­но­крат­но со­вер­шал раз­лич­ные пре­ступ­ле­ния, за ко­то­рые 8 раз был при­го­во­рен к раз­лич­ным сро­кам ли­ше­ния сво­бо­ды. В то же вре­мя, как мне пред­став­ля­ет­ся, это об­сто­я­тель­ство при­ве­ло к то­му, что в свои 50 лет Бе­га­сов не по­ни­ма­ет, что лю­дей нель­зя ни бить, ни да­же про­сто тол­кать. Да­же ес­ли у него и воз­ник кон­фликт с Де­ни­щик, хо­тя непо­нят­но, из-за че­го меж­ду ними мог воз­ник­нуть ка­кой-то кон­фликт, со­всем необя­за­тель­но бы­ло до­хо­дить до при­ме­не­ния си­лы. А ес­ли и про­изо­шло так, что Бе­га­сов по­чув­ство­вал се­бя чрез­вы­чай­но оскорб­лен­ным и не смог сдер­жать эмо­ции, то, на­вер­ное, мож­но бы­ло сра­зу из­ви­нить­ся и по­мочь жен­щине под­нять­ся, а не ухо­дить. Ду­маю, что в этом слу­чае кон­фликт был бы ис­чер­пан.

со­мне­ния, а не вы­сту­пал ли в ка­че­стве пе­ре­вод­чи­ка Google translator, ис­поль­зу­е­мый, как пра­ви­ло, в лич­ной пе­ре­пис­ке лю­дей, ко­то­рым важ­но по­ни­мать суть раз­го­во­ра, не об­ра­щая вни­ма­ния на де­та­ли.

Стран­ный суд

Ви­деть та­кие «до­ку­мен­ты» от Мин­здра­ва бы­ло несколь­ко уди­ви­тель­но, но еще бо­лее уди­ви­тель­ным стал тот факт, что суд по­счи­тал воз­мож­ным при­об­щить их к ма­те­ри­а­лам де­ла и ссы­лать­ся на них как «до­пу­сти­мое», пусть и ненад­ле­жа­щее оформ­лен­ное до­ка­за­тель­ство.

Прав­да, суд не по­яс­нил, как ссы­лать­ся на не пе­ре­ве­ден­ные до­ку­мен­ты на ан­глий­ском язы­ке и, ес­ли ссы­лать­ся, то на ка­ком язы­ке и как их ци­ти­ро­вать. Не мень­ше во­про­сов воз­ник­ло и со свое­об­раз­ным пе­ре­во­дом дру­гих до­ку­мен­тов, по­нять суть ко­то­рых бы­ло бы, на­вер­ное, про­ще в тек­сте ори­ги­на­ла, чем в ви­до­из­ме­нен­ном и от­фор­ма­ти­ро­ван­ном элек­трон­ным пе­ре­вод­чи­ком ви­де.

На­ря­ду с мин­здра­вов­ской «неце­ле­со­об­раз­но­стью» спа­се­ния жиз­ни ре­бен­ка, су­деб­ная «до­пу­сти­мость» ан­гло­языч­ных тек­стов в оте­че­ствен­ном су­до­про­из­вод­стве вы­гля­де­ли стран­но, но непло­хо со­че­та­лись.

Еще один фак­тор, кос­вен­но сви­де­тель­ству­ю­щий об уже сфор­ми­ро­вав­шем­ся «внут­рен­нем убеж­де­нии» су­да, - от­кло­не­ние хо­да­тайств пред­ста­ви­те­ля се­мьи Звань­ко, по­про­сив­ше­го суд вы­звать в ка­че­стве сви­де­те­ля пер­во­го зам­ми­ни­стра здра­во­охра­не­ния Дмит­рия Пи­не­ви­ча. Он не толь­ко при­ни­мал уча­стие в ра­бо­те двух ко­мис­сий, на ко­то­рых ре­шал­ся во­прос о воз­мож­но­сти на­прав­ле­ния Ве­ры за пре­де­лы рес­пуб­ли­ки для ле­че­ния, но и яв­лял­ся ру­ко­во­ди­те­лем са­мой ко­мис­сии. Со­от­вет­ствен­но, он мог про­яс­нить ряд упу­ще­ний и на­ру­ше­ний, до­пу­щен­ных при рас­смот­ре­нии об­ра­ще­ний ро­ди­те­лей Ве­ры. Кро­ме то­го, суд про­сто обя­зан был вы­слу­шать мне­ние хоть од­но­го чле­на ко­мис­сии, чьи ре­ше­ния об от­ка­зе в на­прав­ле­нии Ве­ры для ле­че­ния за ру­беж как раз и об­жа­ло­ва­лись.

Но, воз­мож­но, су­дья то­же ста­ла за­лож­ни­ком по­ня­тия «неце­ле­со­об­раз­но­сти», по­сколь­ку ина­че объ­яс­нить ее ре­ше­ние об «от­сут­ствии ос­но­ва­ний» в вы­зо­ве та­ко­го сви­де­те­ля, крайне слож­но. В ре­зуль­та­те в хо­де су­деб­но­го раз­би­ра­тель­ства по жа­ло­бам за­кон­но­го пред­ста­ви­те­ля Ве­ры Звань­ко на дей­ствия (без­дей­ствие) ко­мис­сии Мин­здра­ва, от­ка­зав­шей в на­прав­ле­нии Ве­ры для ле­че­ния за ру­беж, ни од­но­го из пред­ста­ви­те­лей са­мой ко­мис­сии за­слу­шать так и не удалось.

13 де­каб­ря суд Мос­ков­ско­го рай­о­на Мин­ска от­ка­зал Ма­рии Звань­ко - ма­те­ри двух­лет­ней Ве­ры в удо­вле­тво­ре­нии жа­ло­бы и оста­вил в си­ле ре­ше­ния Мин­здра­ва о неце­ле­со­об­раз­но­сти ле­че­ния ре­бен­ка за ру­бе­жом с по­мо­щью пре­па­ра­та «Спинра­за» - един­ствен­но­го из су­ще­ству­ю­щих ле­карств от СМА.

Фи­нан­сы и ти­ши­на

Как ста­ло из­вест­но из по­яс­не­ний пред­ста­ви­те­ля Мин­здра­ва, во­прос упи­ра­ет­ся в сто­и­мость пре­па­ра­та «Спинра­за», ко­то­рая до­хо­дит до 89 тыс. ев­ро за ам­пу­лу и 700 тыс. ев­ро за пер­вый этап ле­че­ния.

Од­на­ко аб­сурд­ность си­ту­а­ции в том, что, во-пер­вых, ро­ди­те­ли Ве­ры Звань­ко в сво­их жа­ло­бах в суд не про­си­ли день­ги у Мин­здра­ва и не тре­бо­ва­ли по­ну­дить его к опла­те ле­кар­ства, хо­тя, оче­вид­но, и на­де­я­лись в ду­ше, что со­ци­аль­но ори­ен­ти­ро­ван­ное го­су­дар­ство пой­дет им на­встре­чу в борь­бе за жизнь их до­че­ри. Во­вто­рых, от­каз в на­прав­ле­нии Ве­ры на ле­че­ние «Спинра­зой» в ре­ше­ни­ях Мин­здра­ва не был мо­ти­ви­ро­ван от­сут­стви­ем фи­нан­си­ро­ва­ния, а был мо­ти­ви­ро­ван «неце­ле­со­об­раз­но­стью». То есть, от­ка­зы­вая Ве­ре, го­су­дар­ство ру­ко­вод­ство­ва­лось не эко­но­ми­че­ски­ми со­об­ра­же­ни­я­ми, по­сколь­ку, по сло­вам са­мо­го же пред­ста­ви­те­ля Мин­здра­ва, сто­и­мость пре­па­ра­та не яв­ля­ет­ся кри­те­ри­ем необ­хо­ди­мо­сти. Так что во­прос не в сто­и­мо­сти. Но то­гда тем бо­лее непо­нят­но, по­че­му от­вер­га­ет­ся необ­хо­ди­мость в пре­па­ра­те, ес­ли он яв­ля­ет­ся един­ствен­ным в ми­ре офи­ци­аль­но до­пу­щен­ным к при­ме­не­нию ле­кар­ством от СМА.

При­чи­ны су­да ста­ли яс­нее в кон­це про­цес­са. Ока­зы­ва­ет­ся, что од­ним из по­во­дов об­ра­тить­ся в суд ста­ла жиз­нен­ная по­треб­ность в том, что­бы го­су­дар­ством бы­ла при­зна­на по­треб­ность Ве­ры в пре­па­ра­те «Спинра­за». Без со­от­вет­ству­ю­ще­го под­твер­жде­ния ми­ни­стер­ства крайне за­труд­нен сбор средств - в от­ли­чие от граж­дан, ко­то­рые мо­гут пе­ре­чис­лять по­жерт­во­ва­ния без ка­ких-ли­бо до­ку­мен­тов, ком­мер­че­ским ор­га­ни­за­ци­ям тре­бу­ет­ся до­ку­мент, под­твер­жда­ю­щий необ­хо­ди­мость при­об­ре­те­ния пре­па­ра­та «Спинра­за». Ины­ми сло­ва­ми, от­ка­зы­ва­ясь при­зна­вать по­треб­ность Ве­ры в «Спинра­зе», го­су­дар­ство не толь­ко на­ру­ши­ло пра­ва ре­бен­ка, но и со­зда­ло ему до­пол­ни­тель­ные пре­пят­ствия в сбо­ре средств на ле­че­ние.

* ад­во­кат юр­кон­суль­та­ции Со­вет­ско­го рай­о­на Мин­ска

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.