Фейс­бук без сек­са - лай­ки на ве­тер

Неде­ли.net

Belgazeta - - Панорама -

О том, как ре­а­ги­ро­ва­ли соц­се­ти на важ­ные со­бы­тия про­шед­шей

неде­ли, - в еже­не­дель­ном об­зо­ре «БелГа­зе­ты»

про­шлой неде­ле весь мир об­суж­дал но­вую по­ли­ти­ку Facebook, ко­то­рая от­ныне за­пре­ща­ет пуб­ли­ко­вать по­сты с сек­су­аль­ным под­тек­стом. Столь ве­ро­лом­но­го уда­ра по сво­бо­де сло­ва не ожи­дал ни­кто. Осо­бен­но от ре­сур­са, ко­то­рый дол­го вре­мя счи­тал­ся оа­зи­сом этой са­мой сво­бо­ды.

«От­ныне в FB не бу­дет сек­са. В СССР то­же не бы­ло. Сле­до­ва­тель­но, FB - это СССР, а кто Цу­кер­берг? Ген­сек. Но ка­кой? Хру­щев? Бреж­нев? Чер­нен­ко?» - про­вел ис­то­ри­че­ские па­рал­ле­ли Кон­стан­тин Дол­гов.

«Как же мы те­перь узна­ем, что у неко­то­рых де­во­чек есть секс и му­жик, ес­ли они не смо­гут пи­сать 24/7 об этом в соц­се­ти?» - ужас­ну­лась Jenya Varonina. «Из-за это­го Цу­кер­бер­га я вто­рой день ду­маю о сек­се», - по­жа­ло­ва­лась Са­би­на Бри­ло. «Луч­ше бы бло­ки­ро­ва­ли на 30 дней за ошиб­ки. На­пи­сал «вобщем» - от­ды­хай от се­ти, учи пра­ви­ла. Секс на этом фоне неви­нен и пре­кра­сен», - на­хму­ри­лась Юлия Во­ро­бье­ва. «Яв­ля­ют­ся ли тек­сты седь­мой и де­ся­той за­по­ве­дей на­ме­ка­ми на сек­су­аль­ные до­мо­га­тель­ства?» - по­ин­те­ре­со­вал­ся на вся­кий слу­чай Bagum Cegob.

«А вот у ме­ня в лен­те смеш­ная те­тень­ка рас­ска­зы­ва­ла про вся­кие виб­ра­то­ры, чем от­ли­ча­ют­ся друг от дру­га, ка­кой для че­го, ти­па, ес­ли вы неж­ная фея, то вам вот этот с тре­мя ле­пест­ка­ми в са­мый раз. И кар­тин­ки. Те­перь все», - груст­но вздох­ну­ла Anna Akilova.

Как мо­гут раз­ви­вать­ся со­бы­тия даль­ше, по­пы­тал­ся пред­ста­вить Иван Да­вы­дов: «В от­лич­ном на­стро­е­нии он сел за ком­пью­тер, от­крыл Facebook, и, дви­жи­мый же­ла­ни­ем по­де­лить­ся сво­ей бес­при­чин­ной, но та­кой при­ят­ной ра­до­стью с це­лым ми­ром, на­пи­сал: «Се­го­дня непло­хой день!». На­пи­сал и вздрог­нул, по­то­му что уви­дел яс­но пу­га­ю­щую кар­ти­ну - мод­ный офис и мод­ный цен­зор, ко­то­рый до­мыс­ли­ва­ет за него его фра­зу - «Се­го­дня непло­хой день для сек­су­аль­ных до­мо­га­тельств!». Вздрог­нул, стер, бес­при­чин­ная ра­дость мах­ну­ла руч­кой и скры­лась. Стре­мясь хоть как-то ре­а­би­ли­ти­ро­вать­ся, он за­сту­чал по кла­ви­а­ту­ре: «Хму­рый се­го­дня день ка­кой-то». Но тут же по­нял, что цен­зор до­чи­та­ет фра­зу по­сво­е­му, ра­зу­ме­ет­ся. «Хму­рый се­го­дня день, и толь­ко сек­су­аль­ные до­мо­га­тель­ства мо­гут хоть как-то его раз­ве­ять». Стер все. Си­дел. Смот­рел на бе­лый квад­рат ок­на для за­пи­си. И по­ни­мал все яс­нее, что в жиз­ни не ви­дел ни­че­го раз­нуз­дан­нее, по­хот­ли­вее, мер­зее, чем эта го­лая бе­лиз­на».

Впро­чем, неко­то­рые со­чли, что ни­че­го страш­но­го не слу­чи­лось.

«Все так пе­ре­жи­ва­ют из-за но­вых пра­вил фейс­бу­ка о сек­се, но у ме­ня в лен­те, на­при­мер, ни­кто и ни­ко­гда не пи­сал да­же пре­сло­ву­тое «looking for a good time tonight», не го­во­ря уже об осталь­ном. О том, что с мо­и­ми дру­зья­ми ко­гда-то слу­чил­ся секс, я узнаю с неко­то­рой за­держ­кой: из фо­то­гра­фий на 1 сен­тяб­ря, на ко­то­рых де­ти мо­их дру­зей идут в шко­лу с бу­ке­та­ми. Ну, то есть это свин­ство, ко­неч­но, что нам за­пре­ти­ли мик­ро­ско­пом ко­вы­рять­ся в но­су, но в ре­аль­но­сти - что из­ме­нит­ся-то?» - не по­нял Вла­ди­мир Гу­ри­ев.

Но не все бы­ли столь бла­го­душ­ны. «Про­бле­ма в том, что ес­ли я те­перь на­пи­шу «Во­лодь, ты ин­те­рес­но пи­шешь, по­зна­ко­мить­ся бы по­бли­же» - это не толь­ко дур­но­вку­сие и мо­ве­тон, но и на­ру­ше­ния пра­вил фейс­бу­ка», - по­яс­нил Па­ша Фин­кель­ш­тейн.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.