Тень...

Belgazeta - - Те­ма Неде­ли -

- С од­ной сто­ро­ны, они долж­ны успо­ко­ить про­им­пер­скую часть рос­сий­ско­го об­ще­ства и по­ли­ти­че­ских элит, с дру­гой - раз­да­ют­ся за­яв­ле­ния, ко­то­рые мож­но вос­при­ни­мать как опре­де­лен­ный ре­ве­ранс пе­ред За­па­дом.

Но по­вто­рюсь: пла­на «Б» нет, бе­ло­рус­ские вла­сти не зна­ют, что им де­лать. Ду­маю, в те­че­ние бли­жай­ших двух-трех ме­ся­цев план «Б» по­явит­ся. А по­ка со­хра­ня­ет­ся внеш­няя ха­о­тич­ность дви­же­ний и за­яв­ле­ний, ко­то­рую еще неко­то­рое вре­мя мы бу­дем на­блю­дать. Ду­маю, бли­жай­ший Выс­ший Гос­со­вет Бе­ла­ру­си и Рос­сии ска­жет очень мно­гое.

ар­се­ний сИвИ­цКИй: «Лу­ка­шен­ко се­го­дня яв­ля­ет­ся во­пло­ще­ни­ем су­ве­ре­ни­те­та и неза­ви­си­мо­сти»

льти­ма­тум, озву­чен­ный выс­ши­ми долж­ност­ны­ми ли­ца­ми Рос­сии, яв­но обо­зна­чил тен­ден­цию, ко­то­рую мы на­блю­да­ем с 201415гг.: ме­то­дич­ное дав­ле­ние со сто­ро­ны Рос­сии на Бе­ла­русь с це­лью по­до­рвать су­ве­ре­ни­тет и неза­ви­си­мость на­шей стра­ны. Дав­ле­ние но­сит ком­плекс­ный ха­рак­тер и осу­ществ­ля­ет­ся в раз­лич­ных об­ла­стях и сфе­рах: в эко­но­ми­че­ской, по­ли­ти­че­ской, во­ен­ной, по­след­ние ме­ся­цы на­рас­та­ет дав­ле­ние в ин­фор­ма­ци­он­ной сфе­ре. Уль­ти­ма­ту­мом Кремль за­фик­си­ро­вал свои ис­тин­ные на­ме­ре­ния по от­но­ше­нию к Бе­ла­ру­си.

В 2019г. Рос­сия по-преж­не­му оста­нет­ся ис­точ­ни­ком рас­ту­ще­го дав­ле­ния на Бе­ла­русь в эко­но­ми­че­ском, по­ли­ти­че­ском, во­ен­ном плане. Ду­маю, так­же сто­ит го­то­вить­ся к мас­си­ро­ван­ным ин­фор­ма­ци­он­ным кам­па­ни­ям про­тив Бе­ла­ру­си и ее ру­ко­вод­ства. При этом есть все при­зна­ки то­го, что в от­ли­чие от кам­па­нии 2010г., бу­дут за­дей­ство­ва­ны но­вые под­хо­ды, ак­тив­но ис­поль­зо­вав­ши­е­ся для вме­ша­тель­ства во внут­ри­по­ли­ти­че­ские про­цес­сы в США и дру­гих за­пад­но­ев­ро­пей­ских го­су­дар­ствах. Это ак­тив­ное ис­поль­зо­ва­ние со­ци­аль­ных се­тей, трол­лей и бо­тов, ис­кус­ствен­но­го ин­тел­лек­та, ней­ро­мар­ке­тин­га, про­ве­де­ние ки­бер-опе­ра­ций и т.д. для вли­я­ния на на­стро­е­ния бе­ло­рус­ско­го об­ще­ства.

- Москва вклю­чи­ла эко­но­ми­че­ские ры­ча­ги дав­ле­ния на Бе­ла­русь, ос­нов­ной из них ком­пен­са­ция на­ло­го­во­го ма­нев­ра, в ре­зуль­та­те ко­то­ро­го до 2024г. Бе­ла­русь по­те­ря­ет $8-12 млрд. Бе­ло­рус­ские вла­сти сми­рят­ся с этой по­те­рей или все же по­пы­та­ют­ся вер­нуть то, что усколь­за­ет из их рук?

- Исто­рия с на­ло­го­вым ма­нев­ром в Рос­сии не но­ва: впер­вые о нем за­го­во­ри­ли еще в 2014г. На­до по­ни­мать, что на­ло­го­вый ма­невр во мно­гом обу­слов­лен обя­за­тель­ства­ми, взя­ты­ми на се­бя Рос­си­ей при вступ­ле­нии в ВТО, в со­от­вет­ствии с ко­то­ры­ми она обя­зу­ет­ся урав­но­ве­сить внут­рен­ние и внеш­ние це­ны на энер­го­ре­сур­сы. С 2015г. про­ис­хо­дит на­ло­го­вый ма­невр, и с это­го мо­мен­та про­ис­хо­дит со­кра­ще­ние «ин­те­гра­ци­он­ных суб­си­дий» для Бе­ла­ру­си.

При этом внешне про­ис­хо­дит как раз то, на чем по­сто­ян­но на­ста­и­ва­ет бе­ло­рус­ская сто­ро­на - пе­ре­ход на прин­цип рав­но­до­ход­но­сти при це­но­об­ра­зо­ва­нии на энер­го­но­си­те­ли. Толь­ко вот мо­дель, ко­то­рая вы­бра­на рос­сий­ски­ми вла­стя­ми, пред­по­ла­га­ет под­тя­ги­ва­ние внут­рен­них цен к внеш­ним.

По­это­му ин­те­гра­ци­он­ные суб­си­дии бу­дут со­кра­щать­ся и даль­ше - вплоть до 2025г., в ре­зуль­та­те че­го долж­но про­изой­ти урав­ни­ва­ние внеш­них и внут­рен­них цен на энер­го­но­си­те­ли. По­нят­но, что для соб­ствен­ных субъ­ек­тов хо­зяй­ство­ва­ния Рос­сия преду­смат­ри­ва­ет раз­лич­ные ва­ри­ан­ты суб­си­ди­ро­ва­ния. Бе­ла­русь яв­но вы­па­да­ет из этой схе­мы, и един­ствен­ная воз­мож­ность - пре­тен­до­вать на ком­пен­са­цию в ви­де суб­си­дий, а по су­ти - стать од­ним боль­шим рос­сий­ским субъ­ек­том хо­зяй­ство­ва­ния по той фор­му­ле, ко­то­рую обо­зна­чи­ли в Крем­ле: ин­кор­по­ра­ция вза­мен на ком­пен­са­цию.

По мо­е­му мне­нию, у Бе­ла­ру­си оста­лось очень ма­ло ры­ча­гов дав­ле­ния на рос­сий­скую сто­ро­ну, что­бы по­пы­тать­ся най­ти ком­про­мисс­ное ре­ше­ние. Но при этом я не ви­жу при­зна­ков, сви­де­тель­ству­ю­щих о го­тов­но­сти Мин­ска пой­ти на та­кую глу­бо­кую сте­пень ин­те­гра­ции с РФ, при ко­то­рой под­ры­ва­лись бы су­ве­ре­ни­тет и неза­ви­си­мость. По­ла­гаю, что сей­час в Мин­ске про­ис­хо­дит осо­зна­ние но­вой нор­маль­но­сти, по­ни­ма­ние, что Рос­сия во мно­гом яв­ля­ет­ся ис­точ­ни­ком рис­ков как эко­но­ми­че­ских, так и во­ен­но-по­ли­ти­че­ских.

По­это­му Минск, ско­рее все­го, по­пы­та­ет­ся ком­пен­си­ро­вать воз­мож­ные по­те­ри преж­де все­го за счет на­ра­щи­ва­ния стра­те­ги­че­ско­го со­труд­ни­че­ства со стра­на­ми За­па­да и Ки­тая. При этом при­дет­ся про­де­лать се­рьез­ную ра­бо­ту в плане про­ве­де­ния ре­форм, что­бы со­от­вет­ство­вать хо­тя бы их ми­ни­маль­ным ожи­да­ни­ям.

Это сред­не­сроч­ные ме­ры, ко­то­рые да­дут эф­фект не сра­зу. Объ­ем по­терь в 2019г. для Бе­ла­ру­си ми­ни­ма­лен, но бу­дет на­рас­тать до 2025г.

Та­ким об­ра­зом, у Бе­ла­ру­си в за­па­се оста­ет­ся око­ло 6 лет, что­бы пол­но­стью пе­ре­стро­ить внут­рен­нюю и внеш­нюю по­ли­ти­ку с уче­том рис­ков, ис­хо­дя­щих от Рос­сии. Я не ви­жу ос­но­ва­ний, что­бы сей­час сда­вать су­ве­ре­ни­тет и неза­ви­си­мость за не со­всем непо­нят­ные фор­мы ком­пен­са­ции. Ка­кие бы га­ран­тии ни да­вал сей­час Кремль, как уже по­ка­за­ла прак­ти­ка по­след­них лет, Москва лег­ко мо­жет их пе­ре­смот­реть в лю­бой са­мый неожи­дан­ный мо­мент. А сиг­на­лы, ко­то­рые бе­ло­рус­ское ру­ко­вод­ство по­сы­ла­ет как внут­ри стра­ны, так и за пре­де­лы, го­во­рят о том, что Минск на­ме­рен от­ста­и­вать су­ве­ре­ни­тет и неза­ви­си­мость, и не пой­дет на сдел­ку с Крем­лем по фор­му­ле «ком­пен­са­ция в об­мен на ин­кор­по­ра­цию».

- Вы го­во­ри­ли о ры­ча­гах по­ли­ти­че­ско­го и во­ен­но­го дав­ле­ния, ко­то­рые на­хо­дят­ся в ру­ках Моск­вы. Да­вай­те рас­шиф­ру­ем.

- С 2015г. мы на­блю­да­ем мас­штаб­ное раз­вер­ты­ва­ние рос­сий­ской во­ен­ной ин­фра­струк­ту­ры ря­дом с бе­ло­рус­ской гра­ни­цей. Речь идет о 144-й мо­то­стрел­ко­вой ди­ви­зии со шта­бом в Ельне (ди­ви­зия раз­вер­ты­ва­ет­ся в Смо­лен­ской и Брян­ской об­ла­стях), раз­вер­ты­ва­ние по­гра­нич­ной ин­фра­струк­ту­ры с рос­сий­ской сто­ро­ны.

Все это про­ис­хо­дит без ка­кой-ли­бо ко­ор­ди­на­ции с Бе­ла­русью в од­но­сто­рон­нем по­ряд­ке и сви­де­тель­ству­ет о том, что Рос­сия пе­ре­смат­ри­ва­ет от­но­ше­ние к Бе­ла­ру­си как к сво­е­му во­ен­но-по­ли­ти­че­ско­му со­юз­ни­ку - Кремль бо­лее не счи­та­ет та­ко­вым Бе­ла­русь.

А с дру­гой сто­ро­ны, 144-я ди­ви­зия вхо­дит в со­став 20-й об­ще­вой­ско­вой ар­мии, ко­то­рая бы­ла раз­вер­ну­та на гра­ни­це с Укра­и­ной для под­держ­ки ги­брид­ной вой­ны на Дон­бас­се. Ко­гда удар­ное фор­ми­ро­ва­ние этой ар­мии по­яв­ля­ет­ся на гра­ни­це с Бе­ла­русью, един­ствен­ное на­прав­ле­ние для уда­ра ко­то­рой - Го­мель и Ор­ша, здесь воз­ни­ка­ет во­прос: за­чем Рос­сия раз­ме­ща­ет удар­ные вой­ска на бе­ло­рус­ской гра­ни­це, ес­ли Бе­ла­русь не ге­не­ри­ру­ет во­ен­ных рис­ков для РФ? Я бы рас­смат­ри­вал ука­зан­ные ме­ро­при­я­тия как под­го­тов­ку к си­ло­вым сце­на­ри­ям, ко­то­рые Рос­сия мо­жет за­дей­ство­вать в от­но­ше­нии Бе­ла­ру­си, ес­ли Москва не смо­жет до­бить­ся ре­зуль­та­тов с по­мо­щью на­ра­щи­ва­ния дав­ле­ния.

О си­ло­вых ва­ри­ан­тах се­го­дня до­ста­точ­но от­кры­то рас­суж­да­ет и рос­сий­ское экс­перт­ное со­об­ще­ство, в част­но­сти, экс­пер­ты Цен­тра во­ен­но­по­ли­ти­че­ских ис­сле­до­ва­ний МГИМО пред­ло­жи­ли Крем­лю к 2024г. под­го­то­вить сце­на­рий, ана­ло­гич­ный крым­ско­му, что­бы удер­жать Бе­ла­русь в сфе­ре сво­е­го вли­я­ния. Су­дя по все­му, мы на­хо­дим­ся на та­ком эта­пе, ко­гда Бе­ла­русь вы­нуж­де­на бу­дет ид­ти по пу­ти се­рьез­ной ди­вер­си­фи­ка­ции внеш­ней по­ли­ти­ки и углуб­ле­ния от­но­ше­ний с За­па­дом и Ки­та­ем, что до­пол­ни­тель­но бу­дет под­пи­ты­вать опа­се­ния Крем­ля о вы­хо­де Бе­ла­ру­си из-под кон­тро­ля. Рос­сия, бе­з­услов­но, бу­дет раз­ра­ба­ты­вать си­ло­вые сце­на­рии, ко­то­рые бу­дут ле­жать на сто­ле в ка­че­стве до­ступ­ных оп­ций.

Мож­но вспом­нить ряд уче­ний, ко­то­рые Во­ору­жен­ные си­лы Рос­сии про­во­ди­ли в 2014-15гг. По сце­на­рию уче­ний, в Бе­ла­ру­си де­ста­би­ли­зи­ро­ва­лась во­ен­но-по­ли­ти­че­ская об­ста­нов­ка в ре­зуль­та­те «укра­ин­ско­го сце­на­рия» в ис­пол­не­нии аме­ри­кан­ских спец­служб (так зву­чит ин­тер­пре­та­ция рос­си­ян), бе­ло­рус­ская сто­ро­на за­пра­ши­ва­ла во­ен­ной по­мо­щи у Рос­сии. Москва при­ня­ла ре­ше­ние вве­сти вой­ска в Бе­ла­русь для ста­би­ли­за­ции во­ен­но-по­ли­ти­че­ской си­ту­а­ции и вос­ста­нов­ле­ния кон­сти­ту­ци­он­но­го по­ряд­ка.

Та­кие сце­на­рии вы­гля­дят фан­та­стич­но, но от­ра­ба­ты­ва­ют­ся с 2014-15гг., ко­гда Лу­ка­шен­ко пе­ре­стал быть «по­след­ним дик­та­то­ром Ев­ро­пы» и вос­при­ни­ма­ет­ся в за­пад­ных сто­ли­цах как важ­ный фак­тор ста­биль­но­сти в ре­ги­оне. Та­кие сце­на­рии во мно­гом рас­кры­ва­ют об­раз мыш­ле­ния рос­сий­ских стра­те­гов, го­то­вых ис­поль­зо­вать во­ен­ную си­лу в от­но­ше­нии Бе­ла­ру­си, ес­ли си­ту­а­ция внут­ри стра­ны нач­нет вы­хо­дить из-под кон­тро­ля с точ­ки зре­ния Крем­ля.

- Сце­на­рий «Крым­наш» для Бе­ла­ру­си оста­ет­ся ак­ту­аль­ным?

- Сце­на­рий ак­ту­аль­ный, его про­ра­бот­ка ве­дет­ся с 2015г. Это не зна­чит, что он бу­дет обя­за­тель­но за­дей­ство­ван. Рос­сия па­рал­лель­но раз­ра­ба­ты­ва­ет сра­зу не­сколь­ко оп­ций: при­нуж­де­ние че­рез дав­ле­ние, сме­на ре­жи­ма че­рез про­во­ци­ро­ва­ние со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ской неста­биль­но­сти и то­чеч­но­го ис­поль­зо­ва­ния си­лы (по при­ме­ру Чер­но­го­рии, где Рос­сия пла­ни­ро­ва­ла пе­ре­во­рот). И сце­на­рий ана­ло­гич­ный крым­ско­му - уже с ис­поль­зо­ва­ни­ем во­ен­ной си­лы. Ми­ни­мум с 2015г. три оп­ции па­рал­лель­но про­ра­ба­ты­ва­ют­ся. Сей­час ре­а­ли­зу­ет­ся пер­вая оп­ция - при­нуж­де­ние че­рез дав­ле­ние. Ес­ли эта оп­ция не даст ре­зуль­та­тов, Кремль бу­дет рас­смат­ри­вать дру­гие оп­ции.

- Недав­но Лу­ка­шен­ко убеж­дал на­род, что во­прос об объ­еди­не­нии Бе­ла­ру­си и Рос­сии не сто­ит на по­вест­ке дня, но од­но­вре­мен­но де­кла­ри­ро­вал го­тов­ность вы­пол­нять от­дель­ные по­ло­же­ния со­юз­но­го до­го­во­ра. Как это по­ни­мать?

- За по­след­ние не­сколь­ко недель Лу­ка­шен­ко по­слал не­сколь­ко за­мет­ных сиг­на­лов по по­ло­же­нию дел в бе­ло­рус­ско-рос­сий­ских от­но­ше­ни­ях. И все сиг­на­лы со­вер­шен­но нере­ле­вант­ны, не сов­па­да­ют с озву­чен­ны­ми ра­нее по­зи­ци­я­ми Крем­ля. Москве ин­те­гра­ция нуж­на для ре­ше­ния внут­ри- и внеш­не­по­ли­ти­че­ских про­блем: это спо­соб под­нять рей­тинг Пу­ти­ну и си­сте­ме, под­го­то­вить но­вые ле­ги­тим­ные ос­но­ва­ния для тран­зи­та вла­сти в Рос­сии (со­юз­ное го­су­дар­ство вы­сту­па­ет од­ним из ин­стру­мен­тов ле­ги­тим­но­сти) и, на­ко­нец, необ­хо­ди­мо от­вле­кать вни­ма­ние рос­си­ян от внут­рен­них со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ских про­блем и де­мон­стри­ро­вать но­вые гео­по­ли­ти­че­ские успе­хи.

По­нят­но, схе­му ин­те­гра­ции Лу­ка­шен­ко ни­как нель­зя на­звать но­вым гео­по­ли­ти­че­ским успе­хом, ко­то­рый мож­но предъ­явить рос­сий­ско­му об­ще­ству. И сам Лу­ка­шен­ко пре­крас­но по­ни­ма­ет, что речь идет об ин­кор­по­ра­ции Бе­ла­ру­си в со­став Рос­сии. Я бы ска­зал, что су­ще­ство­ва­ние неза­ви­си­мой, успеш­ной и раз­ви­ва­ю­щей­ся Бе­ла­ру­си - это вы­зов для Крем­ля и рос­сий­ской по­ли­ти­че­ской си­сте­мы осо­бен­но на фоне се­рьез­но­го ухуд­ше­ния со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ско­го по­ло­же­ния в Рос­сии. По­это­му все рас­смат­ри­ва­е­мые сце­на­рии в Крем­ле в от­но­ше­нии Бе­ла­ру­си ни к че­му хо­ро­ше­му не при­ве­дут: в луч­шем слу­чае - это сни­же­ние уров­ня жиз­ни до об­ще­рос­сий­ско­го, ес­ли го­во­рить о «ин­те­гра­ции», в худ­шем - это со­зда­ние се­рой зо­ны (как на Дон­бас­се), ко­то­рую Рос­сия со­зда­ет во­круг се­бя на пост­со­вет­ском про­стран­стве, что­бы не дать на этих тер­ри­то­ри­ях за­кре­пить­ся За­па­ду и Ки­таю. По­то­му что че­рез по­зи­тив­ную по­вест­ку, с по­мо­щью эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия Кремль не мо­жет удер­жи­вать эти тер­ри­то­рии в сфе­ре сво­е­го вли­я­ния. А во внут­рен­ней по­ли­ти­ке все­гда мож­но иг­рать на кон­тра­сте меж­ду си­ту­а­ци­ей в Рос­сии и эти­ми се­ры­ми зо­на­ми.

Я ду­маю, сиг­на­лы Лу­ка­шен­ко сви­де­тель­ству­ют, что ме­нять ны­неш­ний ста­тус-кво в Со­юз­ном го­су­дар­стве в Мин­ске не со­би­ра­ют­ся. Бе­ло­рус­ские вла­сти, бе­з­услов­но, по­пы­та­ют­ся най­ти не очень бо­лез­нен­ные точ­ки, по ко­то­рым мож­но пой­ти на уступ­ки Рос­сии, на­при­мер, по син­хро­ни­за­ции ак­циз­ных по­ли­тик или же со­зда­нию некой еди­ной ин­фор­ма­ци­он­ной си­сте­мы, ко­то­рая бы мо­ни­то­ри­ла про­ве­де­ние всех экс­порт­но-им­порт­ных опе­ра­ций, на ко­то­рой на­ста­и­ва­ет Москва, осо­бен­но в све­те борь­бы про­тив «се­рых» схем ре­экс­пор­та сель­ско­хо­зяй­ствен­ной про­дук­ции или ре­экс­пор­та рос­сий­ских уг­ле­во­до­ро­дов на За­пад.

Минск мо­жет пой­ти на так­ти­че­ские уступ­ки, ко­то­рые не ве­дут к утра­те су­ве­ре­ни­те­та и неза­ви­си­мо­сти. Но для Моск­вы ми­ни­маль­ные уступ­ки непри­ем­ле­мы, и с каж­дым но­вым ра­ун­дом пе­ре­го­во­ров Рос­сия бу­дет тре­бо­вать все боль­ших и боль­ших усту­пок - не толь­ко эко­но­ми­че­ских, но и в во­ен­но-по­ли­ти­че­ской сфе­ре.

- Соц­се­ти с вос­тор­гом вос­при­ня­ли двух­ми­нут­ное вы­ступ­ле­ние Лу­ка­шен­ко на бе­ло­рус­ском язы­ке, сня­тие огра­ни­че­ний на ко­ли­че­ство аме­ри­кан­ских ди­пло­ма­тов в Бе­ла­ру­си. Как по мне, это сви­де­тель­ству­ет толь­ко о рас­те­рян­но­сти Мин­ска.

- Бе­з­услов­но, выс­шее ру­ко­вод­ство стра­ны ока­за­лось не го­то­во к та­ко­му по­во­ро­ту. Это свя­за­но с очень сла­бым по­ни­ма­ни­ем про­цес­сов, про­ис­хо­дя­щих в Рос­сии, с от­сут­стви­ем экс­пер­тов, ко­то­рые по­ни­ма­ют стра­те­ги­че­скую куль­ту­ру Крем­ля, т.е. ос­но­ва­ния, по ко­то­рым при­ни­ма­ют­ся ре­ше­ния в Рос­сии. Хо­тя ми­ни­мум с 2015г. во всех сфе­рах мож­но бы­ло ви­деть мар­ке­ры и сиг­на­лы, сви­де­тель­ству­ю­щие о пе­ре­смот­ре от­но­ше­ний Рос­сии к Бе­ла­ру­си. Бе­ла­русь боль­ше не яв­ля­ет­ся стра­те­ги­че­ским со­юз­ни­ком для Рос­сии, су­дя по то­му недру­же­ствен­но­му дав­ле­нию, ко­то­рое ис­пы­ты­ва­ет на­ша стра­на в по­след­ние го­ды. При этом Москва, уси­ли­вая дав­ле­ние и кон­троль, па­рал­лель­но со­кра­ща­ет свою за­ви­си­мость от Бе­ла­ру­си в эко­но­ми­че­ской, тран­зит­ной, во­ен­ной и во­ен­но-тех­ни­че­ской сфе­рах.

Вы­ступ­ле­ние Лу­ка­шен­ко на бе­ло­рус­ском язы­ке - по­пыт­ка по­слать сиг­нал той ча­сти об­ще­ства, для ко­то­рой неза­ви­си­мость и су­ве­ре­ни­тет яв­ля­ют­ся без­услов­ной цен­но­стью.

А ре­ше­ние снять огра­ни­че­ния на ко­ли­че­ство аме­ри­кан­ских ди­пло­ма­тов - сиг­нал США и по­пыт­ка при­влечь боль­ше вни­ма­ния США к про­цес­сам, ко­то­рые се­го­дня про­ис­хо­дят в бе­ло­рус­ско-рос­сий­ских от­но­ше­ни­ях. Для Со­еди­нен­ных Шта­тов по­яв­ля­ет­ся до­пол­ни­тель­ное ре­ги­о­наль­ное из­ме­ре­ние: ес­ли Рос­сия смо­жет успеш­но ре­а­ли­зо­вать свои за­мыс­лы, Бе­ла­русь, ско­рее все­го, пре­вра­тит­ся в во­ен­но-по­ли­ти­че­ской фор­пост РФ в цен­тре Ев­ро­пы, ко­то­рый бу­дет ге­не­ри­ро­вать угро­зы и рис­ки без­опас­но­сти для со­сед­них стран. Не толь­ко для Укра­и­ны, но и для стран Бал­тии, Поль­ши - стран - чле­нов НАТО. А здесь уже США так или ина­че бу­дут вы­нуж­де­ны ре­а­ги­ро­вать.

Ду­маю, рас­чет на то, что США пра­виль­но ин­тер­пре­ти­ру­ют сиг­нал и ока­жут под­держ­ку бе­ло­рус­ско­му го­су­дар­ству. Не­за­ви­си­мая су­ве­рен­ная Бе­ла­русь для США яв­ля­ет­ся важ­ным эле­мен­том ре­ги­о­наль­ной без­опас­но­сти, пре­пят­ству­ю­щей ре­а­ли­за­ции дол­го­сроч­ной агрес­сив­ной рос­сий­ской стра­те­гии в от­но­ше­нии НАТО и ЕС.

- Фак­ти­че­ски мы столк­ну­лись с си­ту­а­ци­ей, ко­гда судь­бу Бе­ла­ру­си опре­де­ля­ет один че­ло­век?

- По су­ти - да. По се­го­дняш­ним сиг­на­лам мы мо­жем ска­зать: ре­ше­ние при­ня­то - бо­роть­ся за су­ве­ре­ни­тет и неза­ви­си­мость до са­мо­го кон­ца. Глав­ный во­прос сей­час не в том, что та­кое ре­ше­ние за­ви­сит от од­но­го че­ло­ве­ка - Алек­сандра Лу­ка­шен­ко, а в том, го­то­во ли об­ще­ство в борь­бе ид­ти до кон­ца? Мы со­вер­шен­но не зна­ем, что та­кое бе­ло­рус­ское об­ще­ство, что та­кое бе­ло­рус­ские эли­ты с со­цио­ло­ги­че­ской точ­ки зре­ния - не­за­ви­си­мая со­цио­ло­гия прак­ти­че­ски от­сут­ству­ет.

Глав­ная за­да­ча бе­ло­рус­ско­го ру­ко­вод­ства се­го­дня - мо­би­ли­за­ция об­ще­ства, пе­ре­фор­ма­ти­ро­ва­ние бе­ло­рус­ской эли­ты, бю­ро­кра­ти­че­ско­го ап­па­ра­та - т.е. кон­стру­и­ро­ва­ние сво­ей но­вой ба­зы под­держ­ки, для ко­то­рой су­ве­ре­ни­тет и неза­ви­си­мость яв­ля­ют­ся незыб­ле­мы­ми. Но бу­дем го­во­рить от­кро­вен­но, дол­гое вре­мя бе­ло­рус­ское ру­ко­вод­ство не рас­смат­ри­ва­ло эту ка­те­го­рию граж­дан как воз­мож­ную точ­ку опо­ры, про­сто иг­но­ри­ро­ва­ло. А это зна­чит, что пе­ред го­су­дар­ством сто­ит за­да­ча из­ме­не­ния ком­му­ни­ка­тив­ных стра­те­гий с соб­ствен­ны­ми граж­да­на­ми, бе­ло­рус­ское об­ще­ство долж­но стать не объ­ек­том, а субъ­ек­том по­ли­ти­ки, вли­я­ю­щим на при­ня­тие тех или иных ре­ше­ний и на курс раз­ви­тия стра­ны, что пред­по­ла­га­ет вы­стра­и­ва­ние диа­ло­го­вой мо­де­ли.

Ес­ли эти за­да­чи бе­ло­рус­ские вла­сти смо­гут успеш­но ре­шить, ду­маю, Алек­сандр Лу­ка­шен­ко лич­но мо­жет най­ти но­вую ба­зу под­держ­ки. Се­го­дня Алек­сандр Лу­ка­шен­ко, по су­ти, яв­ля­ет­ся во­пло­ще­ни­ем су­ве­ре­ни­те­та и неза­ви­си­мо­сти, нуж­но от­дать долж­ное, тем че­ло­ве­ком, бла­го­да­ря ко­то­ро­му Бе­ла­русь до сих пор не сли­лась с Рос­си­ей в рам­ках Со­юз­но­го го­су­дар­ства. Как счи­та­ют в Крем­ле, имен­но Лу­ка­шен­ко яв­ля­ет­ся ба­рье­ром на пу­ти глу­бо­кой ин­те­гра­ции. Но с точ­ки зре­ния сто­рон­ни­ков неза­ви­си­мо­сти Бе­ла­ру­си - это бла­го.

«москве ин­те­гра­ция нуж­на для ре­ше­ния внут­рии внеш­не­по­ли­ти­че­ских про­блем: это спо­соб под­нять рей­тинг пу­ти­ну и си­сте­ме, под­го­то­вить но­вые ле­ги­тим­ные ос­но­ва­ния для тран­зи­та вла­сти в рос­сии»

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.