«Кто ж его по­са­дит? он же па­мят­ник!»

За­вер­ши­лась реконструк­ция па­мят­ни­ка Ка­ли­ни­ну в мин­ске

Belgazeta - - Экономика - Ки­рилл СПОТЫКОВИЧ

Спу­стя три ме­ся­ца с па­мят­ни­ка Ка­ли­ни­ну сня­ли за­щит­ную конструкци­ю, и те­перь мин­чане сно­ва мо­гут те­рять­ся в до­гад­ках: кто же это та­кой? «Не знаю, - с гру­стью по­жи­ма­ет пле­ча­ми де­вуш­ка с ко­ляс­кой, про­гу­ли­ва­ясь по про­ти­во­по­лож­ной сто­роне пр. Не­за­ви­си­мо­сти. - Ле­нин, нет? Мо­жет, Ма­ше­ров? Хо­тя он вро­де без бо­ро­ды был. Но, на­вер­ное, кто-то важный, да?»

На­сколь­ко важ­ным че­ло­ве­ком был Ми­ха­ил Ка­ли­нин, спо­рят мно­гие из чис­ла тех, кто в со­сто­я­нии от­ли­чить Ле­ни­на от Ма­ше­ро­ва. Кто-то на­зы­ва­ет его не ина­че как вид­ным со­вет­ским де­я­те­лем и «все­со­юз­ным ста­ро­стой», а неко­то­рые по­до­зре­ва­ют и по­рой утвер­жда­ют, что ярый ре­во­лю­ци­о­нер и пар­тий­ный босс для Бе­ла­ру­си был фи­гу­рой ско­рее от­ри­ца­тель­ной, неже­ли ге­ро­и­че­ской. По­то­му как в свое вре­мя он имел не­по­сред­ствен­ное от­но­ше­ние к рас­стре­лам и вы­сыл­ке «враж­деб­ных эле­мен­тов» и неугод­ных со­вет­ской вла­сти лю­дей на тер­ри­то­рии БССР.

Толь­ко все спо­ры и рас­суж­де­ния на эту те­му ак­ту­аль­ны ча­ще в кру­гах ис­то­ри­ков и спе­ци­а­ли­стов, а для обыч­ных граж­дан па­мят­ник Ка­ли­ни­ну - это не что иное, чем про­сто па­мят­ник Ка­ли­ни­ну, один из сто­лич­ных ори­ен­ти­ров и не бо­лее то­го. «На­вер­ное, он за­ни­мал­ся ка­кой-то ра­бо­той пар­тий­ной. Или был ру­ко­во­ди­те­лем БССР. Точ­но не пом­ню», - нев­по­пад де­ла­ет ум­ный вид муж­чи­на, су­дя по воз­рас­ту, за­став­ший со­вет­ские вре­ме­на в со­зна­тель­ные го­ды. Жен­щи­на чуть по­стар­ше сму­ща­ет­ся и убе­га­ет от от­ве­та: «Ой, не знаю, не знаю, я в дру­гом рай­оне жи­ву».

«Это про­сто щел­кун­чик, - со­всем уж неожи­дан­ную ин­тер­пре­та­цию вы­да­ет муж­чи­на с при­зна­ка­ми ве­се­лой жиз­ни на ли­це и в курт­ке во­все не зим­не­го фа­со­на. - Ка­кой во­прос - та­кой и от­вет. Ко­му еще мо­жет быть па­мят­ник на пло­ща­ди Калинина и воз­ле ули­цы Калинина?» Се­рьез­ный вид муж­чи­ны вы­да­ет в нем об­ла­да­те­ля же­лез­ной ло­ги­ки, а на­по­сле­док он ре­ша­ет убе­дить про­ку­рор­ской уве­рен­но­стью и ци­та­той из ки­но­филь­ма: «Вот не на­до толь­ко мне про него ни­че­го рас­ска­зы­вать. Я и сам знаю, кто это та­кой, но го­во­рить не хо­чу. Вы для че­го спра­ши­ва­е­те? Сне­сти па­мят­ник хо­ти­те? Ни­кто это­го не поз­во­лит сде­лать. И по­са­дить это­го че­ло­ве­ка у вас то­же не по­лу­чит­ся. Кто ж его по­са­дит? Он же па­мят­ник!».

Чуть про­ще и ве­се­лее ре­а­ги­ру­ют в ком­па­нии мо­ло­дых ре­бят, вы­дви­гая кра­си­вые и неожи­дан­ные вер­сии: «По­хож на чу­ва­ка из KFC, толь­ко без ку­ри­ных кры­лы­шек» - «Не, это ка­кой-то дядь­ка из тех, что на войне от­ли­чил­ся, 100%» - «Его в ка­ком-то ки­но по­ка­зы­ва­ли, но не про вой­ну» - «Или это тот, ко­то­рый за не­за­ви­си­мость бо­рол­ся лет сто на­зад, не пом­ню, как зо­вут». По­ка­за­лось, что лю­бая из озву­чен­ных вер­сий вполне сго­дит­ся для даль­ней­ше­го ис­поль­зо­ва­ния в жиз­ни каж­до­го из этих мо­ло­дых и в пол­ной ме­ре без­раз­лич­ных юно­шей.

По внеш­не­му ви­ду са­мо­го па­мят­ни­ка слож­но су­дить о ка­че­стве про­ве­ден­ной ре­кон­струк­ции и о ее ре­аль­ной сто­и­мо­сти, но со спи­ны Михаила Ива­но­ви­ча мож­но за­ме­тить, что пти­цам про об­нов­ле­ния за па­ру де­сят­ков ты­сяч дол­ла­ров ни­че­го не со­об­ща­ли - го­ло­ва бы­ло­го за­ко­но­да­те­ля ре­во­лю­ци­он­ной моды и знат­но­го про­па­ган­ди­ста гу­сто по­кры­та во­все не ис­то­ри­че­ской па­мя­тью.

«А что та­кое?» - воз­му­тил­ся в от­вет на во­прос о па­мят­ни­ке че­ло­век, вы­шед­ший из ре­сто­ра­на на­род­ной кух­ни. Его прон­зи­тель­ный взгляд на­ме­кал на род­ствен­ные свя­зи и ге­не­ти­че­ские сход­ства с людь­ми из вре­мен, ко­гда бы­ло при­ня­то пи­сать пись­ма жи­во­му еще Ка­ли­ни­ну - при аре­стах, рас­ку­ла­чи­ва­ни­ях и дру­гих слож­но­стях. Мно­гое ста­ло по­нят­нее, ко­гда муж­чи­на на­пра­вил­ся к рас­по­ло­жен­но­му ря­дом об­ще­ствен­но­му пунк­ту охра­ны пра­во­по­ряд­ка. Та­ко­му се­рьез­но­му граж­да­ни­ну глу­пые во­про­сы луч­ше не за­да­вать.

«Ко­неч­но, я знаю, кто это та­кой. Я здесь всю жизнь жи­ву, - на­ко­нец-то про­де­мон­стри­ро­вал осве­дом­лен­ность мест­ный жи­тель с ин­тел­ли­гент­ной бо­род­кой. - Это Ка­ли­нин. Не пом­ню, как зо­вут. Ми­ха­ил, по-мо­е­му. А от­че­ство не пом­ню. Вон на уг­лу до­ма дос­ка ви­сит, там на­пи­са­но. Реконструк­ция? Да, что-то де­ла­ли, я ви­дел. Пусть се­бе сто­ит, раз­ве он ко­му-то ме­ша­ет? Ис­то­рию нель­зя по­сто­ян­но пе­ре­пи­сы­вать».

По­за­ди па­мят­ни­ка еще од­ним ис­то­ри­че­ским сим­во­лом вы­гля­дит неко­гда куль­то­вый ма­га­зин «1000 ме­ло­чей». Бы­ло­го ажи­о­та­жа не на­блю­да­ет­ся, а над вхо­дом бро­са­ет­ся в гла­за от­сут­ствие бук­вы «н» в над­пи­си «Хо­зяй­ствен­ные то­ва­ры». Со­лид­ный муж­чи­на на пар­ков­ке у ма­га­зи­на сра­зу пре­ду­пре­жда­ет, что «не очень си­лен в ис­то­ри­че­ских во­про­сах», но вы­ска­зать­ся о роли Калинина в ис­то­рии на­шей стра­ны не по­стес­нял­ся: «На­вер­ное, за­слу­жил, ес­ли ему па­мят­ник по­ста­ви­ли. А ес­ли прав­да, что он при­ча­стен к рас­стре­лам бе­ло­ру­сов, то я бы все рав­но этот па­мят­ник оста­вил спе­ци­аль­но. Пусть и об этом лю­ди пом­нят и зна­ют. Ме­ня лич­но па­мят­ни­ки не пу­га­ют».

Ес­ли бы па­мят­ни­ки уме­ли го­во­рить, то фи­гу­ра Калинина на­вер­ня­ка мог­ла бы са­ма рас­ска­зать, как про­шла недав­няя реконструк­ция и сколь­ко она дей­стви­тель­но сто­и­ла. А за­од­но по­де­ли­лась бы соб­ствен­ны­ми на­блю­де­ни­я­ми. Ведь пе­ред гла­за­ми па­мят­ни­ка и бо­та­ни­че­ский сад с пар­ком ат­трак­ци­о­нов, и ре­кла­ма оте­че­ствен­ных гру­зо­ви­ков на кры­ше де­вя­ти­этаж­но­го до­ма, и вафли с кос­ме­ти­кой на про­ти­во­по­лож­ных фа­са­дах, и да­же авиа­кас­сы для тех, ко­му осто­чер­те­ли та­кие стран­ные со­че­та­ния. Пе­ред гла­за­ми Калинина в Мин­ске вполне се­бе со­вре­мен­ная Бе­ла­русь со все­ми ат­ри­бу­та­ми неопре­де­лен­но­сти, оче­вид­ны­ми при­зна­ка­ми смыс­ло­вых гал­лю­ци­на­ций во­круг и остат­ка­ми со­вет­ско­го ви­не­гре­та в го­ло­вах лю­дей, пу­та­ю­щих Ле­ни­на с Ма­ше­ро­вым, ре­кон­струк­цию с бла­го­устрой­ством и па­мят­ни­ки с пре­ступ­ле­ни­я­ми.

Мно­го раз­ных мне­ний уже бы­ло озву­че­но по по­во­ду ре­кон­струк­ции па­мят­ни­ка од­но­му из де­я­те­лей со­вет­ско­го вре­ме­ни. Од­них взбу­до­ра­жи­ла сто­и­мость ре­кон­струк­ции в $63 тыс., дру­гие воз­му­ща­лись тем, что впу­стую рас­тра­че­ны бюд­жет­ные день­ги, а тре­тьи и во­все вы­сту­пи­ли с ка­те­го­рич­ны­ми тре­бо­ва­ни­я­ми о сно­се та­ко­го ро­да мо­ну­мен­тов и ско­рей­шем пе­ре­смот­ре бы­лых со­вет­ских цен­но­стей.

михаила Ива­но­ви­ча обла­го­ро­ди­ли и по­мы­ли. Все­го за $63 тыс.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.