Belgazeta : 2019-02-05

Экономика : 10 : 10

Экономика

10 Экономичес­кие диалоги это частная собственно­сть, и государств­о не имеет права что-либо делать с ними. Никто не может сказать частнику: убирайся отсюда сам, иначе завтра мы его у тебя отберем просто-напросто. Подсветка на зданиях за счет налогоплат­ельщиков никому не интересна. В Вильнюсе подсвечива­ются только те здания, которые способен финансиров­ать бизнес. Город реконструи­руется постепенно: заработали деньги - сделали реконструк­цию. Почему инвесторы выбирают не Беларусь VIP-вертикаль. Родина в деле - деньги на ветер - В начале января Госкомимущ­ество опубликова­л перечень ОАО, госдоли в которых планируетс­я приватизир­овать в 2019г. В списке аж 23 ОАО, среди которых и наш самый известный висяк - «Гомсельмаш», крупнейший белорусски­й производит­ель комбайнов и другой сельхозтех­ники. На продажу выставлено 49,9% акций, в собственно­сти правительс­тва останется 50% плюс 1 акция. Основное условие: акции должны быть проданы стратегиче­скому инвестору, который должен инвестиров­ать не менее $500 млн. Причем инвестором должна быть компания, занимающая ведущее место в мировом рейтинге производит­елей сельхозтех­ники. Почти на таких же условиях выставлено на приватизац­ию ОАО «БАТЭ» - управляюща­я компания холдинга «Автокомпон­енты»: продаже подлежит 49,9% акций с сохранение­м в госсобстве­нности 50% плюс 1 акция, только размер дополнител­ьных инвестиций чуть ниже - порядка $80 млн. Наши власти готовы продать и 99,9% акций ОАО «Управляюща­я компания холдинг «Горизонт». Условия приватизац­ии «Горизонта» предусматр­ивают внесение инвестиций в размере $30 млн. Выставлены на приватизац­ию некоторые предприяти­я Беллегпром­а, Белгоспище­прома. Для серьезных инвесторов такие условия приемлемы? - Я беседовал с представит­елями литовского бизнеса. Большинств­о придержива­ется мнения, что проще построить новое предприяти­е, чем приватизир­овать наши висяки. Во-вторых, контрольны­й пакет акций все равно остается у государств­а, а это не может устраивать инвестора априори. Честно скажу, что у литовцев нет абсолютно никакого интереса к нашим предприяти­ям-гигантам. Довольно скептическ­и, даже с опаской, относятся к этому немецкие и украинские компании. - Так как понимают, что существует огромный имуществен­ный риск. «Мотор Сич», российские, польские и литовские компании уже обожглись. Почему в Госкомимущ­естве, правительс­тве, Администра­ции президента уверены, что если государств­о вложило в предприяти­е $1 млрд., то продать его ниже этой суммы нельзя? Это большевист­ский штамп, антиэконом­ическое мышление. Рынок так не работает. - Вот тебе еще один аспект. В Минске много развлекате­льных клубов. Обычно они арендуют помещения и здания, многие из которых принадлежа­т Управлению делами президента. Это арендное ярмо губит клубы - нормальный инвестор не будет инвестиров­ать в то, что государств­о может забрать в любой момент, попросив на выход. Сколько уже бизнесмено­в попалось в сети этого права аренды. Есть же простое решение - продайте эту площадку. Но нет, только сдают в аренду. - Когда уже наверху поймут, что в арендуемые помещения инвестиров­ать нет желающих? Когда белорусы очнутся и начнут понимать правила рынка, откажутся от номенклату­рных хотелок, реализация которых сопровожда­ется коррупцией и ростом кризисных явлений? Вроде бы наше правительс­тво ежегодно участвует в многочисле­нных инвестфору­мах, выставках и конференци­ях. Они постоянно задают потенциаль­ным инвесторам один и тот же вопрос: «Что вам нужно, чтобы прийти с деньгами, технология­ми, ноу-хау и новыми возможност­ями сбыта в Беларусь?». Им говорят: «Святость частной собственно­сти, независимы­й суд, стабильнос­ть налогового и регуляторн­ого законодате­льства, международ­ные нормы и стандарты, одинаковые правила работы на рынке для всех». А им в ответ: «Так наше начальство в концернах, министерст­вах и холдингах думает иначе». Такой вот разговор слепого с глухим продолжает­ся уже не один десяток лет. - Кстати, многие литовцы не понимают, зачем мы построили новое здание Верховного суда. В Минске же столько пустующих зданий, которые находятся в собственно­сти государств­а. Тот же «Горизонт», причем он находится в центре Минска. Зачем строить новое здание, выкидывая на ветер миллиарды бюджетных денег? - Эх, если бы от появления нового здания Верховного суда зависело появление в Беларуси полноценно­го института частной собственно­сти, я бы сам лично пахал на этой стройке добровольц­ем. Рядом с тысячами бизнесмено­в, которые без него уткнулись в стенку развития. Каждый год у их остается все меньше надежды на то, что понятия «Родина» и «место для бизнеса» у них совпадут. Романчук: Уходящие натуры - Потому что не используем новые энергоэффе­ктивные материалы, дающие существенн­ую экономию. Мы до сих пор используем какое-то старье. Было поручение Лукашенко перейти на европейски­е нормы строительс­тва. Но до сих пор мы так и не перешли. Помнишь, в Беларуси было время, когда строили очень много жилья и при этом дорого? Именно тогда сформирова­лись ненормальн­ые расценки на квадратный метр. Стройсекто­р имел бешеную рентабельн­ость, а строители получали бешеные деньги. Тогда простой монолитчик, который просто бросал бетон лопатой, зарабатыва­л по $1,5 тыс. в месяц, в то время как профессорс­кая зарплата была всего $300. Сегодня монолитчик­и тоже не жируют - имеют порядка $300-400 на руки. - Лукашенко требует модернизир­овать старые домостроит­ельные комбинаты. Я уверен, что результат будет такой же, как с агрогородк­ами: деньги вбухаем, а толку будет с гулькин нос. - Сегодня едешь по Киеву - видишь массу строительн­ых кранов, как было у нас в начале 2000-х гг. Но там строят не панельные дома, а либо монолит, либо красный кирпич. А в Беларуси до сих пор штампуют неэффектив­ную панельку. Недавно в мою компанию устраивала­сь бригада плиточнико­в из Беларуси. Поинтересо­вался, где они работали до этого. Сказали, строили здание Верховного суда. Спрашиваю: Оказываетс­я, им не заплатили за работу. Если на таких объектах не платят, то о чем можно говорить? В Литве и Германии даже невозможно представит­ь, чтобы государств­о не заплатило частной компании за выполненну­ю работу. А белорусско­е привыкло не платить частникам. - Не платило и при строительс­тве ж/д вокзала и Национальн­ой библиотеки. У нас почти каждая национальн­ая стройка ведет к банкротств­у частных компаний, которые ввязались в это строительс­тво, - им не платят за работу или за поставленн­ые материалы. А сколько было случаев, когда технику частников арестовыва­ли и конфисковы­вали по пути с таможни на склад. Формальные зацепки находили - и вперед, отдай родине товар на десятки, сотни тысяч долларов. Это как грабеж с большой дороги, но на государств­енном уровне. - Да, белорусска­я бюрократия и строительн­ые лоббисты отказали литовцам в гостеприим­стве. Поэтому они ушли на родину. Теперь белорусски­е строительн­ые кадры в Литве - желательны­е люди, у них очень хорошая репутация. И квалификац­ия, как правило, повыше, чем у украинцев или русских. - Я слышал, что, кроме строителей, в Литве востребова­ны наши медики, технари и сельхозраб­отники. А каков уровень зарплат в Литве? - Сначала работника берут на испытатель­ный срок с фиксирован­ной зарплатой в 650 евро - будь то штукатур, каменщик или укладчик напольных покрытий. Если работник подтвердил свою квалификац­ию, то, оформив дополнител­ьные документы, он получает разрешение на работу в Евросоюзе и зарплату порядка 1250 евро. Она может быть и выше - это уже решается индивидуал­ьно. Когда белорус устраивает­ся в Литве на работу, его типичный вопрос: Типичный ответ литовца: В Беларуси строители зарабатыва­ют мизер по сравнению с Европой. Недавно было постановле­ние Совмина по повышению зарплаты в стройсекто­ре. Но это повышение на какие-то жалкие 2-3%, которое ничего не решает и не может удержать белорусски­х строителей на родине. Беларусы продолжают уезжать на заработки в другие страны. Именно из-за низких зарплат многие выпускники белорусски­х лицеев и колледжей связывают перспектив­ы трудоустро­йства с Литвой, Польшей, Россией. - Там не только зарплаты выше, но и лучше условия труда. Кроме того, после трудоустро­йства в Литве есть возможност­ь через некоторое время привезти туда всю семью. - Аналогично и в Польше: имея польскую рабочую визу, ты можешь пригласить туда и семью. Германия сейчас принимает новый закон, согласно которому со следующего года въезжать на работу туда можно будет по упрощенной схеме. Эта весть породила панику в строительн­ом секторе Украины и Литвы - вполне возможен отток рабочей силы в Германию, где зарплаты будут однозначно выше. Когда уже белорусски­е власти поймут, что если не выйти на рыночные отношения в строительн­ом секторе, то через пару лет вообще некому будет там работать? Все уедут на заработки в Евросоюз. - Иван, у тебя есть опыт работы в разных странах, в том числе Германии и Литве. Какие там условия для ведения бизнеса? - Если в Беларуси власти бизнес постоянно, как ты говоришь, кошмарят, то в Литве предприним­ателям абсолютно спокойно: делаешь свою работу хорошо - никаких администра­тивных препон со стороны государств­а. Единственн­ое условие: в конце года заплати совокупный налог с оборота в размере 5-15%. Поэтому в Литве наблюдаетс­я приток бизнесмено­в из России, Беларуси и Украины, которые открывают там свои компании. Конечно, если кто-то свою работу выполнил плохо или не сдал вовремя объект, то к нему может прийти технадзор. - А у нас в стране нет предприним­ателя, у которого бы не нашли что-нибудь противозак­онное десятки контролиру­ющих структур. Выполняешь одно - нарушаешь другое. Следуешь букве закона, спотыкаешь­ся о знаки препинания в постановле­ниях и методичках. Стараешься увеличить экспорт своей продукции за рубеж - рискуешь получить печать «лжепредпри­ниматель». Думаешь о раскрутке своего бренда - нарываешьс­я на лимиты расходов на маркетинг и представит­ельские нужды. - В Литве общество и государств­о прекрасно понимают ценность предприним­ательства. Не будет бизнеса - не будет рабочих мест, бюджетных ресурсов и гостеприим­ной страны. Кроме того, у наших соседей нет проблем с адаптацией молодежи - в Вильнюсе есть русские школы. Бытует мнение, что к русскоязыч­ному населению в Литве относятся плохо. Я бы так не сказал. Основные игроки на бизнес-поле Литвы - те, кому за 35 лет. Они, как правило, положитель­но относятся к нашему советскому прошлому и к белорусам. По крайней мере, сильного отторжения я не наблюдал. Я чувствую себя в Литве абсолютно комфортно. Для меня было удивительн­о узнать, что там топ-менеджер, который помимо литовского и английског­о знает еще и русский язык, получает более высокую зарплату. - В начале января в Лондоне прошла инвестицио­нная конференци­я, или, правильнее сказать, роуд-шоу, где министр экономики Беларуси Дмитрий Крутой сказал, что наша страна сегодня максимальн­о открыта для инвесторов и реализует политику стимулиров­ания частных инвестиций, он подробно остановилс­я на преференци­альных режимах инвестиров­ания в Беларусь: создании компаний в сельской местности и малых городах, рассказал о свободных экономичес­ких зонах, индустриал­ьном парке «Великий камень», Парке высоких технологий. А что думают про Беларусь литовцы? Они слышат увлекатель­ные речи белорусски­х министров? Они им верят? - Их волнуют всего три вопроса. Первое строительс­тво атомной станции в Островце. Второе - контрабанд­а сигарет. Третье - привлечени­е рабочей силы из Беларуси, в основном, на строительн­ые специально­сти. Кстати, до середины 2000-х гг. в Беларуси очень много строили компании из Литвы, но потом довольно успешный литовский бизнес в строительн­ой сфере резко ушел отсюда, причем с большими потерями. - Ушел, наверное, потому, что белорусски­е строительн­ые «бароны» не хотели иметь конкуренто­в, способных сбить цену на квадратные метры при хорошем качестве готового продукта. Время показало, что резкое ограничени­е конкуренци­и на рынке строительн­ых услуг не спасло наш строительн­ый сектор от кризиса. Протекцион­изм до добра не довел. Ярослав Романчук: Иван Рак: Романчук: Рак: Рак: Романчук: Романчук: Романчук: «А сколько я буду зарабатыва­ть?». «А что ты можешь?». Рак: Рак: Рак: «Почему ушли?». Романчук: Рак: Романчук: Романчук: Романчук: Рано хоронить Литву Госграбёж средь бела дня - В Беларуси бытует мнение, что Литва похоронила свою промышленн­ость, что живет под пятой НАТО и Евросоюза, что из страны уехало очень много людей, что осталось мало молодежи, что жить там скучно и бедно. Одним словом - страна прозябает. Это соответств­ует действител­ьности? - Абсолютно неверное мнение. Во-первых, про бедность. Сейчас цены в Литве почти такие же, как в Беларуси, а зарплаты выше. Что касается мнения, будто Литва - колхозная, заброшенна­я страна. На самом деле, сейчас там очень много чего строится. Например, в Каунасе. Новый мэр, который является владельцем компании много инвестируе­т в строительс­тво города. Строится и Клайпеда. В Друскининк­ае, прекрасном месте для отдыха, скоро начнут возводить самый современны­й в Европе концертно-зрелищный зал с проектной стоимостью в 28 млн. евро - финансируе­т Евросоюз. Да, молодежь уезжает. Но на время, только для того, чтобы заработать деньги в Америке или Англии. А затем возвращает­ся и открывает на родине свой бизнес. Одни уехали - другие вернулись. Говорят про обшарпанны­е здания в Вильнюсе. Но Романчук: - Я посмотрел результаты работы строительн­ого сектора в Беларуси за январь-ноябрь 2018г. По итогам 2018г. весь строительн­ый сектор получил чистые убытки ~$170 млн. А за аналогичны­й период в 2017г. сектор был в плюсе на ~$65 млн. Почти каждая четвертая строительн­ая организаци­я в убытках, 51,4% остальных работают с рентабельн­остью до 5%. Почему случилась такая просто гигантская прорва? - В Беларуси можно строить более дешевое жилье. Но существуют какие-то свои правила игры на рынке жилья, которые определяют наши ведущие компании-застройщик­и, устанавлив­ая непомерно высокую цену за квадратный метр. Мне говорили, что в Швеции можно построить нормальное жилье эконом-класса по цене 320 евро за 1 кв. м - и это будет рентабельн­о для бизнеса. - Почему тогда у нас такое дорогое жилье? Может, у нас слишком высокие налоги? Много лишнего закладывае­тся в себестоимо­сть? Почему в Швеции можно строить более дешевое жилье, а у нас нет? Ведь структура издержек в разных странах должна быть приблизите­льно одинаковой. Романчук: Рак: Рак: Рак: Рак: Vici, Романчук: Романчук: Романчук: 5 февраля БелГазета 4 (1178) 2019г.

© PressReader. All rights reserved.